90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Отстрелили последнюю ногу. Запад отказывается от российской нефти

21.03.2022 10:00

Экономика

Отстрелили последнюю ногу. Запад отказывается от российской нефти

ОТСТРЕЛИЛИ ПОСЛЕДНЮЮ НОГУ: ЗАПАД ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ НАШЕЙ НЕФТИ. РОССИЯ В ПЛЮСЕ

По мнению международных аналитиков, Европейский союз в долгосрочной перспективе все же откажется от закупок русской нефти. В Брюсселе полагают, что импорт наших энергоносителей – это прямое "влияние" Кремля на определение внешнеполитического курса ЕС. Да, пока что просто взять и прекратить закупки у России не выйдет. Однако Москве нужно думать на перспективу. Во-первых, необходимо диверсифицировать поставки на азиатский рынок. Во-вторых, начать ускоренное и усиленное развитие нефте- и газохимии, продавать нефтепродукты, а не сырую нефть, гелий и пропан, а не природный газ.

США, Великобритания и ЕС, объявившие нам санкционную войну, в первую очередь нацеливаются на нефтегазовый сектор – кормилец нашего федерального бюджета и золотовалютных резервов. Международное энергетическое агентство (штаб-квартира – в Париже) выдало прогноз относительно русской нефти марки Urals. По мнению представителей глобалистской организации, экспорт нефти и нефтепродуктов из России может сократиться на 31,25%.

ЕС сократит импорт – нужен стратегический ответ

В то же время аналитики убеждены: найти быстро замену русскому импорту будет крайне тяжело, поскольку и Саудовская Аравия, и Объединенные Арабские Эмираты продолжают придерживаться обязательств по соглашению ОПЕК+. Каракас и Тегеран находятся под американскими и европейскими санкциями и идти на уступки ради того, чтобы понравиться Белому дому, не спешат.

Давайте начнем с того, что экспорт нефти из России не сокращается, речь идет о некоем прогнозе, который МЭА считает крайне правильным. Но, мягко скажем, статистика у МЭА, как правило, на голову выше прогнозов МЭА. Те, кто занимается статистикой – молодцы, те, кто занимается аналитикой – существенно меньше молодцы. Надо, опять же, понимать, что здесь, в этом прогнозе мы видим конфликт интересов, заключающийся в том, что МЭА в начале весны, в начале марта, выступило с рядом предложений о сокращении поставок отечественного газа. Фактически они являются в агентстве инструментом, который используется Евросоюзом как минимум для пиара грядущего отказа от наших углеводородов. И, включившись в этот пиаровский процесс, мы уже сделали ряд заявлений, касающихся сокращения поставок из России. Поэтому подобного рода прогноз надо рассматривать не как прогноз, не как аналитику, а, в первую очередь, как один из этапов идеологической борьбы. И если подходить с этой точки зрения, я даже не знаю, как можно комментировать,

– считает заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов.

Цифры на самом деле завышены, потому что есть более скромные оценки экспорта. То есть они исходят из того, что мы экспортируем 8 миллионов баррелей в сутки нефти и нефтепродуктов. А по другой статистике, которая базируется в том числе и на статистике, поставляемой нашим Министерством энергетики, мы экспортируем 7 миллионов баррелей в сутки нефти и нефтепродуктов. Миллион туда, миллион сюда – это большая величина.

В какие страны наша страна может оперативно перебросить поставки? Еще раз обращаю внимание, что даже МЭА признает: поставки по долгосрочным контрактам продолжаются. Сложности могут возникнуть с реализацией на спотовом рынке. Но в этом плане наиболее очевидным рынком сбыта является Китай и другие страны АТР, включая Индию. Часть поставок можно осуществлять также в страны Африки. То есть мировой рынок нефти – это система сообщающихся сосудов. Можно представить, если Европа все-таки откажется от закупок русской нефти, да, будет большой удар, потому что это один из двух главных рынков сбыта для нашего черного золота, но Европе придется этот объем откуда-то взять. Сейчас МЭА, опять же, выступает с прогнозами отказа от русской нефти в обозримом будущем. Представим себе, что этот прогноз сбудется. Значит, Европе надо будет где-то эту нефть брать. А там, где она возьмет, уже кто-то другой не сможет купить. Собственно, мы и повезем нефть последним. Так что, если представить, что такое произойдет с Европой, а, по моему глубокому убеждению, этого не произойдет, значит, будем продолжать делать то, что делали последние годы, – развивать восточное направление. Тем более что на восточном направлении, в отличие от ЕС, находится быстрорастущий рынок, который потребляет все больше и больше нефти. И внутренняя добыча в том же Китае отстает от роста потребностей,

– подчеркнул в комментарии Первому русскому телеканалу Царьград эксперт.

Действительно, Китай наращивает спрос на нефть в среднем примерно на полмиллиона баррелей в сутки в год. То есть сейчас спрос на нефть в Китайской Народной Республике составляет более 15 миллионов баррелей в сутки. При том, что добывает он порядка 4,5 миллиона баррелей в сутки. Спрос растет, автомобилизация растет. При том, что порядка 17 миллионов автомобилей, продаваемых в Китае за год, – это автомобили с двигателями внутреннего сгорания.

Важно понимать: нам не надо отказываться от сырьевых отраслей, потому что у сырьевых отраслей в конце цепочки формирования стоимости находятся высокомаржинальные продукты, высокотехнологичные продукты, спрос на которые постоянно растет. Нам нужно не отказываться, а развивать эту финальную цепочку формирования стоимости. То есть, где углеводороды, параллельно нужно развивать это финальное звено цепочки. Развитие это происходит. В качестве примера можно привести Амурский газоперерабатывающий завод. Это предприятие само по себе уже высокотехнологичное, из природного газа выделяются некие компоненты. Пропан, бутан, гелий дополнительно перерабатываются и в дальнейшем отправляются как самостоятельные продукты потребителям. А так как часть этого сырья является частью этих продуктов и является сырьем для нефтегазохимических производств, то рядом с Амурским газоперерабатывающим заводом строится газохимический комплекс, на котором часть этих продуктов будет превращаться уже в ту самую высокомаржинальную продукцию, то есть в пластик. И по этому пути планируют идти вся наша нефтепереработка. Да, в связи с последними событиями, скорее всего, планы по модернизации наших предприятий, по развитию наших перерабатывающих предприятий будут сдвинуты хронологически на чуть более отдаленный срок.

С 2014 года глубина переработки на наших нефтеперерабатывающих заводах поднялась практически до среднеевропейского показателя. В текущем году мы достигнем среднеевропейского показателя. То есть, если в Европе средний показатель глубины переработки 85%, то у нас 84%. Скажем, несущественная разница. И задача перед нашими нефтеперерабатывающими заводами стоит достичь и превысить среднеамериканские показатели, то есть 96% и выше. Эти планы будут реализованы. Опять же, многие паниковали в 2014-м, но, как видим, ничего не пропало, а мы адаптировались и реализуем планы. Может, чуть медленнее, чем планировалось, но это не критическая ситуация.

Развитие наших сырьевых отраслей идет по пути дальнейшего усложнения продукции, по пути выпуска все более сложных, высокомаржинальных продуктов, которые будут востребованы. Даже если мир полностью откажется от всего моторного топлива на основе углеводородного сырья, от бензина, дизеля, пропана, бутана, метана и так далее, пересядет на электричество и будет кататься только на электромобилях. А электромобили сделаны в том числе из пластика, а пластик – из углеводородов. В этом направлении надо продолжать работать, направление крайне перспективное. Да и в принципе не надо недооценивать перспективность добывающего сектора, потому что здесь мы видим, насколько велик дефицит, насколько мир становится уязвим не только к дефициту углеводородного сырья, но и к дефициту различного рода металлов. Россия является одним из крупнейших поставщиков металлов и изделий из металлов. Мы занимаем 20% рынка высококачественного никеля, порядка 5-6% мирового рынка алюминия. Это огромная величина,

– подытожил Александр Фролов.

Что с того?

Так или иначе, мы все равно понимаем, что Евросоюз даже вопреки собственным интересам (американские-то поважнее будут) станет сокращать импорт из России. А это, в свою очередь, лишит нас существенной доли нефтяных доходов. Безусловно, высокие цены пока что помогут смягчить ущерб, а за это время трейдеры перестроятся на другие регионы. Главным образом, на Китай, Индию, другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Как бы то ни было, выход только один: необходимо ускоренно уходить от экспорта чистого сырья. И путей для этого несколько: начиная от развития нефтехимии, заканчивая ускоренными инвестициями нефтяных доходов в несырьевые сектора.

Сейчас, в условиях жесточайших рестрикций со стороны стран Запада, инвестиционные вложения должны быть направлены на высокие технологии. При этом не стоит стесняться увеличения вливаний в военно-промышленный комплекс. Главное – сделать то, чего не получилось у советской власти, а именно: достичь взаимно обусловленного развития ВПК и гражданской сферы. Одно тянет за собой другое. Ядерное оружие и атомные электростанции, военные спутники и интернет, баллистические ракеты и развитие космоса, Военно-морской флот и гражданское судостроение, усиление Военно-воздушных сил и развитие гражданской авиации. Одно неотделимо от другого.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

21.03.2022 10:00

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Эльмира Бусурманкуловна Джумалиева

Джумалиева Эльмира Бусурманкуловна

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
90 млн.

тонн химических отходов ежегодно производит Казахстан

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июнь 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30