90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

РОССИЯ ОСТАЕТСЯ ПРИОРИТЕТНЫМ ЭКОНОМИЧЕСКИМ ПАРТНЕРОМ ДЛЯ УЗБЕКИСТАНА

31.03.2022 10:00

Экономика

РОССИЯ ОСТАЕТСЯ ПРИОРИТЕТНЫМ ЭКОНОМИЧЕСКИМ ПАРТНЕРОМ ДЛЯ УЗБЕКИСТАНА

«Эскалация санкционной войны, усиление давления Запада на Россию, введение вторичных санкций для стран, которые будут сотрудничать с Россией, могут оказаться серьезным рычагом воздействия на политику стран региона. Но даже при этом просто в силу того, что Россия для того же Узбекистана является одним из главных внешнеторговых партнеров (первое место в списке внешних торговых партнеров Узбекистана в 2021 г.), страны не будут ослаблять торгово-экономическое сотрудничество», – считает Бахтиёр Эргашев, директор Центра исследовательских инициатив «Ma'no» (Ташкент, Узбекистан). В интервью Ia-centr.ru эксперт рассказал о том, могут ли в политическом или экономическом плане измениться отношения России и стран Центральной Азии. 
Россия остается приоритетным экономическим партнером для Узбекистана

– В контексте украинского вопроса cтраны Центральной Азии сейчас занимают нейтральную позицию. Можно ли считать, что эта позиция выжидательная и со временем странам придётся сделать какой-то выбор?

– В отношении кризиса на Украине и ситуации, сложившейся там после 24 февраля, после начала специальной военной операции России на Украине, происходят очень серьезные изменения в политической линии всех стран Центральной Азии.

Все страны мира определяют свои позиции в отношении того, что происходит и делают свой выбор. В частности, коалиция западных стран, включая Соединенные Штаты Америки и ЕС, заняла резко отрицательную позицию в отношении к тому, что происходит на Украине.

Есть целый ряд стран, которые определяют свою позицию, исходя из того, что нужно сохранять отношения с Россией и одновременно развивать отношения с другими глобальными центрами силы, помимо России. Это наглядно показало голосование в ООН по резолюции, которая осуждала действия России. Только несколько стран поддержали открыто позицию РФ. Кроме того, определенная часть постсоветских государств и целый ряд других стран, включая Китай и Индию, воздержались. И есть ряд стран, например, Узбекистан и Туркменистан, которые просто не голосовали. Но в целом, эта позиция, которая не осуждает действия РФ, воспринимается как скрытая поддержка России.

Очень сложная ситуация, когда страны поставлены перед выбором в пользу того или иного глобального центра силы и у каждой из этих стран есть свои причины для того, чтобы занимать нейтральную позицию, потому что открыто поддерживать специальную военную операцию на Украине – это не лучший выбор для тех стран, которые хотят сотрудничать с другими центрами силы.

При этом позиция стран, если говорить о Центральной Азии, в целом заключается в том, что Узбекистан и Казахстан выступают за урегулирование конфликта на основе политико-дипломатических методов. И это очень серьезно и важно, потому что это выражение определенной позиции: серьезной и взвешенной.

Может ли эта позиция измениться? Я не вижу маркеров, которые бы показывали, что данная осторожная политическая позиция стран ЦА, в частности Узбекистана и Казахстана, изменится и что эти страны будут открыто поддерживать специальную военную операцию России на Украине. Но при этом и открытого осуждения этой операции не будет, потому что слишком сильны связи этих стран с Россией. И я предполагаю, что сохранение этой позиции будет характерно не только для Узбекистана с Казахстаном, но и для остальных стран региона.

– Смогут ли страны ЦА соблюдать нейтралитет до конца, получить от многовекторности какие-то привилегии? Есть ли на сегодня у кого-то из внешних игроков достаточный рычаг давления, чтобы заставить страны склониться в какую-то сторону?

– Несомненно, и у США, которые возглавляют антироссийскую группу стран в вопросе конфликта на Украине, и у России есть определенные рычаги влияния на страны Центральной Азии. Но как представляется, даже если это давление будет усиливаться, как со стороны США, так и со стороны России, позиция стран Центральной Азии не будет меняться.

Возьмем, например, тот же Узбекистан: у него есть договор о стратегическом партнерстве с Россией и одновременно есть такой же договор о стратегическом партнерстве с США, такой же договор с Китаем. Схожая ситуация у Казахстана и у других стран Центральной Азии.

При этом, например, тот же Казахстан является членом ОДКБ, то есть официально является союзником России, а у Узбекистана отдельный договор о союзнических отношениях с Россией. Будут ли эти рычаги задействованы со стороны России – это очень большой вопрос.

Как мне представляется, эта группа стран надеется на то, что Россия решит вопрос самостоятельно и завершит эту операцию без задействования своих союзников по ОДКБ.

А рычаги давления со стороны США в основном связаны с экономическими санкциями. Эскалация санкционной войны, усиление давления Запада на Россию, введение вторичных санкций для стран, которые будут сотрудничать с Россией, могут оказаться серьезным рычагом воздействия на политику стран региона.

Но даже при этом просто в силу того, что Россия, например, для того же Узбекистана, является одним из главных внешнеторговых партнеров (она заняла первое место в списке внешних торговых партнеров Узбекистана в 2021 г.), страны не будут ослаблять торгово-экономическое сотрудничество. Россия – это один из приоритетных и важных экономических партнеров для Узбекистана.

Поэтому рычаги, конечно же, есть у всех глобальных центров силы, но я не думаю, что давление будет настолько сильным, чтобы страны поменяли свою позицию осторожного и во многом нейтрального отношения к конфликту.

– Как сейчас меняются отношения стран Центральной Азии с Украиной, можно ли говорить о каких-то значительных изменениях в экономическом измерении?

– Украина не была ни для одной из стран региона в списке основных внешнеторговых партнеров. Да, украинская продукция поступала. Прежде всего – продукция сельского хозяйства.

В том же Узбекистане присутствовали в определенных объемах украинское растительное масло, кондитерские изделия. Сахар поступал в довольно серьезных объемах. И такая же примерная ситуация по другим странам региона.

Понятно, что в результате боевых действий эти поставки прекращены и уже сейчас можно наблюдать ожидание дефицита определенных видов товара. Мы это наблюдаем на рынках Узбекистана и Казахстана по сахару, например. Как представляется, эта ситуация будет решаться и страны региона будут искать других поставщиков данной продукции.

Например, Россия также является серьезным поставщиком сахара, но при этом она ввела ограничения на поставку этой продукции даже в страны ЕАЭС. Это серьезная проблема, но страны региона смогут заместить выпадающие объемы через импорт из других стран.

Какие-то выпадающие объемы по растительному маслу могут быть замещены российскими поставками. Там, конечно, тоже введены свои ограничения, но как представляется, Россия, являясь одним из крупнейших экспортеров этой продукции, не будет заинтересована в том, чтобы терять рынки стран Центральной Азии.

– Может ли нынешняя ситуация стать толчком для углубления экономической интеграции «ЕАЭС + Узбекистан» и какие меры в этой связи кажутся необходимыми?

– Учитывая то, что в принципе Узбекистан еще в 2019–2020 году, когда он получил статус страны – наблюдателя ЕАЭС, сделал стратегический выбор в пользу вхождения в ЕАЭС, я не вижу пока никаких признаков того, что эта позиция, этот стратегический выбор будут меняться.

24 февраля 2022 г., на встрече министров стран ЕАЭС в казахстанской столице, премьер-министр Узбекистана Абдулла Арипов твердо заявил о том, что Узбекистан намерен продолжать процесс постепенного сближения с ЕАЭС.

Им было озвучено желание Узбекистана активно подключиться к проектам и программам ЕАЭС в четырех направлениях: в сфере электронной торговли; цифровизации транспорта; реализации проекта «Агроэкспресс»; проектов, которые касаются климатических изменений. Помимо этого, Узбекистан собирается стать членом Евразийского банка, что позволит интенсифицировать вопросы совместного инвестирования в различные проекты, как в Узбекистане, так и в других странах-членах ЕАЭС. Поэтому я не думаю, что события на Украине кардинально изменят планы Узбекистана по постепенному и плавному вхождению в ЕАЭС и получению страной статуса полноценного члена организации.

Я думаю, ключевая причина продолжения процесса подключения Узбекистана к программам и проектам ЕАЭС, с целью плавного и эволюционного полноценного вхождения в ЕАЭС заключается в объективно существующем экономическом факторе. Он заключается в том, что, например, по результатам 2021 года, из трех основных внешнеторговых партнеров Узбекистана: России, Китая и Казахстана – две страны являются членами ЕАЭС. Это объективный факт, поэтому Узбекистан и будет входить в это объединение с основными внешнеторговыми партнерами.

Есть ещё Кыргызстан, страна-член ЕАЭС, которая входит в первую десятку внешнеторговых партнеров Узбекистана. То есть существует объективный процесс усиления экономических связей с важнейшими экономическими партнерами. Объективный процесс, который исходит из существующих реалий, существующей структуры внешней торговли Узбекистана и списка основных внешнеторговых партнеров страны.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

31.03.2022 10:00

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Аскар Акаевич Акаев

Акаев Аскар Акаевич

главный научный сотрудник МГУ (Москва)

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
90%

программного обеспечения в Кыргызстане является контрафактным

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июнь 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30