90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Быть или не быть онлайн кредитованию в Казахстане?

Быть или не быть онлайн кредитованию в Казахстане?

Рынок онлайн займов последнее время старались цивилизовать, однако депутаты Мажилиса считают, что этот вид кредитования невероятно вреден. Некоторые же эксперты видят в растущих ограничениях причины для увода в тень значительного сегмента рынка.

Угроза экономике и населению

На днях депутаты фракции "Ак жол" предложили запретить онлайн кредитование.

Депутатский запрос председателю Агентства РК по регулированию и развитию финансового рынка озвучила Дания Еспаева.

Начался запрос с упоминания законопроекта "О восстановлении платежеспособности и банкротстве физических лиц". Этот документ обсуждается годами, по мнению депутатов и некоторых экспертов, только процедура банкротства способна уберечь казахстанцев от долговой кабалы. В мае законопроект поступил в Мажилис.

"Низкий уровень доходов основной части населения вынуждает их брать онлайн займы на текущие нужды, такие как оплата аренды жилья, учеба детей, оплата ежемесячного кредита в другом банке, продукты питания и т.д. Предельно легкие способы получения беззалоговых займов, когда деньги выдаются быстро и без учета уровня дохода заемщика, но при этом риски закладываются в высокую процентную ставку, способствуют массовой закредитованности населения", – говорится в запросе.

Как отметила Дания Еспаева, ранее депутаты фракции требовали установить размер годовой эффективной ставки вознаграждения по микрокредитам без ограничений на суммы и сроки в размере не более 56% годовых. "Наша фракция добилась принятия в закон "О микрофинансовой деятельности" поправок по снижению предельного размера переплаты по микрокредиту до 50 МРП в 2 раза с 100% до 50% от суммы микрокредита, а также при наличии просроченной задолженности, обязательного предоставления отсрочки на текущих или улучшающих условиях", – пояснила депутат.

По ее словам, ограничительный подход "не решает проблему, которая сводится к легкости получения гражданами онлайн займов, что связано с высокими рисками мошеннических действий по оформлению займов на третьих лиц".

Депутат озвучила данные Генпрокуратуры, согласно которым за последние пять лет число кибер-преступлений выросло в 10 раз, зарегистрировано более 20 тысяч эпизодов. Однако главной проблемой Дания Еспаева считает непомерно высокие проценты.

"Доля проблемных займов в микрофинансовых организациях ежегодно растет. По состоянию на март 2022 года из 1 212 тысяч заемщиков 435 тысяч являются проблемными. Это только те, которые отражены на балансе МФО. Кроме того, просроченные займы 479 тысяч заемщиков, или более половины, проданы коллекторским компаниям. Таким образом, общее количество проблемных займов в портфеле микрофинансовых организаций составляет 914 тысяч или более половины. Без учета проданных займов, доля проблемных заемщиков МФО на балансе является критически высокой – 36% от портфеля балансовых займов, а если добавить проданные коллекторам займы, то окажется что более половины выданных микрокредитов являются проблемными", – заявила депутат.

Мажилисмены видят и вред экономике. "Надо также учитывать, что микрокредиты выдаются на потребительские цели. Т.е. развивая данное направление мы сознательно вводим нашу экономику в импортозависимость и разгоняем девальвационные и инфляционные процессы. Идет сокращение кредитования национальной экономики, сдерживание роста рабочих мест и доходов населения. Коварство онлайн кредитования в его кажущейся легкости, что загоняет людей в безнадежную кабалу и вызывает необходимость закона о банкротстве физических лиц", – подчеркнула Дания Еспаева.

"В связи с вышеизложенным депутаты фракции "Ак жол" предлагают запретить онлайн кредитование, как важный фактор неадекватной закредитованности населения и мошенничества в этой сфере", – заключила депутат.

Скажи банкротству "да"

Более миллиона казахстанцев имеют проблемы с выплатами по действующим займам, такие данные привел в марте заместитель председателя Комитета государственных доходов Кайрат Миятов. По его мнению, количество граждан, которые пройдут процедуру банкротства, будет гораздо меньше. В России, где механизм банкротства действует уже давно, сказал Миятов, за последние пять-шесть лет процедуру прошли порядка четырех тысяч человек.

Далеко не все согласятся признать себя банкротом, поскольку это чревато последствиями, не все должники подойдут по условиям. Не так давно стало известно, что казахстанцы, прошедшие процедуру банкротства, не смогут брать кредиты в течение следующих пяти лет, им нельзя будет выезжать за рубеж в течение трех лет (за исключением выезда на собственное лечение или сопровождения близкого родственника, а также выезда на похороны).

Как сообщили в мае, в ходе работы над законом о банкротстве физических лиц будут внесены изменения и дополнения в 21 законодательный акт – 8 кодексов и 13 законов.

После принятия закона, отмечается в источниках, казахстанцы смогут применять внесудебное банкротство (когда долг перед банками, микрокредитными организациями и коллекторами не превышает 4,9 млн. тенге (1600 МРП); отсутствует официальный доход или доход не превышает прожиточный минимум, включая иждивенцев (членов семьи) – 36 018 тенге).

Кроме того, граждане смогут по всем видам долгов, превышающих 4,9 млн. тенге, применить судебное банкротство. В этом случае имущество должника может быть реализовано на торгах. Вырученные средства пойдут на погашение долгов перед кредиторами, в соответствии с установленной очередностью. Если размер всех обязательств не превышает стоимость имущества, применяется процедура восстановления платежеспособности с обязательным утверждением плана (до пяти лет).

Кроме ограничительных мер законопроект предполагает и "пряник". Со дня подачи заявления о применении процедуры внесудебного банкротства запрещается требовать от должника исполнения обязательств кредиторами, прекращается начисление неустойки (пени, штрафов) и вознаграждения по всем видам задолженности. Не допускается также взыскание денег с банковских счетов должника в счет удовлетворения требований кредиторов. Словом, законопроект вводит множество норм, позволяющих цивилизованно взыскать долги.

Схожие механизмы существуют в России, США, странах Европы. Пока же в Казахстане процедура действует только для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. В январе нынешнего года президент Касым-Жомарт Токаев поручил приступить к разработке закона о банкротстве физлиц. Подразумевается, что закон спасет должников от "социальной смерти" и от волюнтаризма коллекторов. Но, как говорилось выше, существует вероятность, что процедура не станет массовой.

Кроме прочего, некоторые эксперты прогнозируют удорожание потребительских кредитов после принятия положений о банкротстве физлиц. Таков закон рынка: чем сильнее риск, тем выше проценты. То есть, полагают аналитики, добросовестные заемщики будут платить за банкротов.

Также, по мнению экспертов, различные меры, призванные упорядочить сектор МФО, могут увести онлайн кредитования "в тень". В прошлом буйный и хаотичный рынок электронных кредитов подвергся ряду ограничений. Кроме вышеупомянутых мер, в феврале 2021 года МФО предписали прекратить предоставление микрокредитов электронным способом без биометрической идентификации либо идентификации с помощью электронной цифровой подписи.

В марте МФО обязали обеспечить фактическую проверку и подтверждение подлинности клиента, сверку его данных с данными, указанными в заявке, соответствие фактических биометрических данных клиента данным, указанным в документах, удостоверяющих личность, а также фиксировать волеизъявление клиента на получение микрокредита. А с начала прошлого года, согласно решению АРРФР, микрокредиты могут выдавать только организации, получившие лицензию регулятора.

Дотянуть бы до зарплаты

Рынок онлайн кредитов весьма динамичен. Еще в середине прошлого десятилетия в Казахстане насчитывалось 10–15 МФО, тогда как сегодня их пара сотен. По данным Ассоциации микрофинансовых организаций, в 2021 году в Казахстане работали 218 МФО, их кредитный портфель составил 531,1 млрд. тенге, годовой прирост – 113 млрд. тенге. У 40 МФО кредитный портфель превышает 1 млрд. тенге, еще у 12 компаний он составляет от 0,5 млрд. до 1 млрд. тенге.

Большая часть компаний электронного кредитования располагаются в Алматы (43%), в Нур-Султане и Шымкент по 12%, в Карагандинской области – 9%. Данные отраслевой ассоциации гласят, что в 2021 году доля займов с просрочкой свыше 90 дней равнялась 6,3%.

Рост сегмента онлайн кредитования лишний раз доказывает тяжелое материальное положение казахстанцев, поскольку основная масса клиентов занимает "до зарплаты". Пандемия коронавируса только усилила негативные тенденции. В частности, согласно опросам 2020 года, у четырех из пяти казахстанцев не было сбережений, кризис лишь усугубил ситуацию. Именно отсутствие минимальной подушки безопасности толкает людей к кредитам под огромные проценты. Поэтому в пандемию, по данным Нацбанка, у МФО значительно выросли активы, к 2020 году достигнув 574,2 млрд. тенге. Прирост составил 44,3%, что больше среднего значения трех допандемийных лет – 41,9%.

Одной из проблем отрасли, по словам главы Ассоциации микрофинансовых организаций Ербола Омарханова, является отсутствие доступного фондирования внутри страны. Приходится в основном обращаться к иностранным заимствованиям.

Кроме того, по мнению участников рынка, цивилизаторские попытки государства могут привести к росту нелегального кредитования. "На наш взгляд, чрезмерно жесткое регулирование может способствовать сокращению МФО и появлению на их месте нелегальных, теневых кредиторов. Мы надеемся на взвешенный и сбалансированный подход в контролировании без крайних перегибов. На сегодняшний день принятых регулятивных мер более чем достаточно для решения задач по надзору за деятельностью небанковских кредитных организаций", – пояснял Ербол Омарханов в интервью порталу lsm.kz.

В этих опасениях есть весомая доля правды, поскольку, если людям срочно нужны деньги, всегда найдутся те, кто не задаст "лишних" вопросов и выдаст ссуду под грабительский процент. Ранее тот же "Ак жол" приводил шокирующие цифры в очередном депутатском запросе.

По данным партийцев, при оформлении микрокредитов размером до 145 тысяч тенге, долг при несвоевременной оплате вырастает в два раза. В пролонгации долга или его реструктуризации могут отказать. Отметим, что речь идет преимущественно о людях, вынужденных брать кредиты на оплату еды, жилья, лечения и прочих первичных нужд. Годовая эффективная ставка вознаграждения (ГЭСВ) по таким микрокредитам доходит до 2333%, сообщили в партии.

В "Ак жоле" поясняли, что установленное законодательством обязательное требование не превышать эффективной ставки вознаграждения в пределах 56% не затрагивает микрокредиты, выдаваемые на срок до 45 дней, на сумму не более 50 МРП (145 800 тенге).

При просрочке платежей в действие вступают процедуры soft-collection и hard-collection. Как минимум, должнику, его семье и начальству будут регулярно звонить – это лишь часть досудебных методов взыскания долгов.

Даже если клиенты и осознают всю степень риска, их это мало пугает, так как они находятся в хроническом финансовом стрессе. Аналитики онлайн-сервиса микрокредитования "Честное слово" (МФО Akshabar) провели исследование (с января 2019 по декабрь 2021 года) и составили портреты типичных клиентов сервисов электронного кредитования. Согласно данным, опубликованным на портале lsm.kz, чаще кредиты берут мужчины (56,2%). Из общего числа заемщиков выделяется группа молодежи – 25,6%, казахстанцы старше 60 лет составляют всего 2-3%.

Исследование также выявило, что чаще микрозаймы оформляют в Алматы (15%), Нур-Султане (11,6%), Шымкенте (5,6%), Актобе (3%) и в Павлодаре (2,6%). "Большая часть заемщиков имеет в среднем уровень доходов, который составляет 120-200 тыс. тенге в месяц. В 2019 году процент этих клиентов составлял 38,1%, а к 2021 году незначительно снизился до 35,7%. Меньше всего микрокредиты берут казахстанцы с уровнем дохода от 400 тыс. тенге и выше", – говорится в исследовании.

В списке целей микрокредита лидируют медицинские нужды, далее следуют текущие расходы: продукты, связь, транспорт, ремонт автомобиля, расходы на поддержку бизнеса. Реже всего заем оформляется на развлечение и путешествия.

Убрать или оставить?

Без сомнения, в Казахстане онлайн кредитование вполне востребовано. К тому же, быстрый заем выручает не только малообеспеченных граждан, позволяя протянуть до зарплаты, но и МСБ, который испытывает постоянную нехватку оборотных средств.

В прошлом году премьер-министр Аскар Мамин даже заявлял о привлечении МФО к спасению самозанятых и безработных. Премьер анонсировал вероятное появление микрофинансовых организаций для льготного кредитования этой прослойки населения. Создание МФО с участием государства и Национальной палаты "Атамекен" предполагалось через программу "Бастау".

"Это обеспечит формирование целостной экосистемы мониторинга и сопровождения проектов, начиная от обучения и заканчивая получением микрокредита и налаживания сбыта. Мониторинг состояния бизнеса и оценка эффективности мер господдержки будет проводиться на интерактивной экономической карте регионов. Стратегической задачей является обеспечение доли МСБ к ВВП на уровне 30% в 2021 году с увеличением до 35% в 2025 году", – заявлял Мамин.

Сегодня судьба этой идеи неизвестна, однако само ее возникновение говорит о том, что в кризис многие казахстанцы лишились доходов, значительно снизился уровень платежеспособности.

Поэтому, если принять во внимание доводы "Ак жола", свидетельствующие в пользу запрета "быстрых" займов, перед регулятором и правительством стоит сложная задача. Как полагают некоторые эксперты, можно пойти по пути дальнейших ограничений. В частности, вероятно, следует не только увеличить коэффициенты для взвешивания по риску розничных займов, но также ужесточить требования к расчету коэффициента долговой нагрузки и принять своевременные меры по ограничению уровня закредитованности. Необходимо одновременно повышать финансовую грамотность населения. Например, ограничить выдачу крупных займов людям, не имеющим кредитной истории.

Защитники же онлайн кредитования полагают, что дальнейшее снижение процентных ставок приведет к уходу в нелегальный сектор значительного числа компаний. Считается, что финансовые технологии, применяемые в отрасли, требуют больших вложений, остается и высокий уровень риска выдачи подобных кредитов. Учитывая перечисленное, суточная ставка в 1,5–2%, считают "адвокаты МФО", имеет право на существование, иначе для кредиторов сегмент перестанет быть привлекательным.

Не приходится и говорить, что такой процент весьма накладен, опасен усилением долговой нагрузки на население. В длительной перспективе единственное, что может коренным образом изменить ситуацию в экономике – это рост доходов граждан. Все прочие меры будут временными, сохранится и угроза непредвиденных последствий.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://centrasia.org/news.php?st=1652696580

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Герман Оскарович Греф

Греф Герман Оскарович

Экс-министр экономического развития и торговли Российской Федерации

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
14

человек претендует на 1 вакантное рабочее место в Кыргызстане

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Ноябрь 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30