90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Бизнес на крови: США готовы развязать Третью мировую войну

Бизнес на крови: США готовы развязать Третью мировую войну

Нет ничего нового под солнцем американской политики. Сегодня под прикрытием украинского сценария раскручивается безжалостный и ненасытный коммерческий маховик оборонно-промышленного комплекса США, готового вновь, как и в Первую, и Вторую мировые войны распотрошить весь мир ради выгоды от поставок безграничных партий вооружений и военной техники. Но только на этот раз США не удастся остаться в стороне
  
Пентагон освобождает украинские склады для себя

Откуда такое смелое предположение и нет ли в нём натяжки? Безусловно, грани тотального геополитического противоборства XXI века, грозящего перейти, да и де-факто уже перешедшего в горячую фазу, сложны, имеют разные уровни оценки и фокус восприятия. По всей Восточной Европе развёрнуты и активно действуют на российском направлении силы ядерного сдерживания, регионального и киберкомандования США. Американские посольства в странах ЕС выступают в качестве центров принятия военно-политических решений и выработки национальной госполитики стран НАТО на российском направлении.

Система транспортных хабов обеспечивает транзит уже не поддающегося (ввиду скрытности и конспирации) точному подсчёту всевозможного оружия, в основном американского производства. Всё это единый механизм. И подпитку ему задают безусловно не только стратеги из Пентагона и политические ястребы из Капитолия, но и глубоко интегрированный в систему принятия внешнеполитических решений США топ-менеджмент ключевых оборонных корпораций. Не только в Штатах.

Их замысел имеет несколько этапов реализации. Первый - зачистить европейское пространство от старых образцов советского и устаревшего натовского вооружения посредством переплавки их в «котлах» на украинском (и возможно, впоследствии восточно-европейском) театре военных действий. Американцев не беспокоит судьба поставок и их конечного пользователя в лице ВСУ и нацбатов. Одновременно выполняется задача затягивания СВО и взаимного уничтожения славянского населения. 

Американцам важно расчистить склады стран Европы для высвобождения необходимого для их восполнения пространства. Отсюда и избавление восточноевропейцев от С-300, МиГ-29, Т-72, Ми-8 и т.п. Но помимо физической, это и когнитивная зачистка восприятия региональной военно-политической элитой, специалистами и кадровыми военными старой школы (если таковые ещё сохранились), считавшими ранее нормой использование надёжных советских образцов, обучавшихся этому в профильных высших военных учебных заведениях стран Варшавского договора, знавших наизусть тактико-технические характеристики и эксплуатационные особенности каждой единицы. Этого больше не будет.

Культура отмены («cancel culture») распространена и на российскую оборонную продукцию. Ведь это не просто ликвидация запасов вооружений и военной техники, это окончательный и бесповоротный переход на натовский стандарт военного строительства по лекалам Пентагона с опорой на долгосрочные поставки продукции соответствующих предприятий американского ОПК. Смена оборонных парадигм. 

А это более глубокий в историческом плане процесс, который всерьёз меняет карту мирового оружейного рынка, более грубо очерчивая контуры и перекраивая границы зон ответственности ОПК Запада, России и Китая. Невидимая рука рынка безжалостно отрублена, её конвульсии уже ни на что не повлияют и не способны на регуляцию. Да и свободы на этом рынке больше не будет. Вашингтон активно тянет монополистское одеяло на себя, закрепляя своё присутствие стальной хваткой натовской экспансии.

Американская экспансия на оружейный рынок мира

Итак, помимо геополитических аспектов проецирования влияния, попыток окончательно разорвать торгово-экономические коммуникации ЕС (прежде всего, Германии) и России, краеугольным камнем является экспансия на региональный, да и глобальный в целом, оружейный рынок американского ВПК.

Про лобби оборонки США ходят легенды. От потенциала смены американских президентов до программирования сценариев внешних локальных конфликтов и насильственной смены неугодных режимов с постановкой соответствующих задач Пентагону по выработке плановых позиций гуманитарных операций, а Лэнгли по их оперативному и информационному сопровождению. Эффективный и довольно давно действующий механизм, глубоко пустивший свои корни в систему выработки государственной политики Вашингтона.

Заглянем в историю


По мнению Джина Р. Ларока, контр-адмирала в отставке, который длительное время являлся директором американского Центра оборонной информации, «неконтролируемые, незапланированные, лихорадочные усилия правительства США продавать оружие по всему миру, любой стране, которая может себе позволить их, в долгосрочной перспективе снизит нашу национальную безопасность».

«В последние годы США передали или продали иностранным правительствам более 18 000 ракет, кораблей и самолётов, способных нести ядерные боеголовки, - сказал он. - В настоящее время почти каждая страна в состоянии разработать или получить оружие массового поражения, а также соответствующие типы его носителей».

Представьте себе, эта фраза из далекого 1975 года, опубликованная в статье The New York Times. (Ричард Д. Лайонс, специально для The New York Times, 20 октября 1975 г.).

Весь материал акцентирует внимание читательской аудитории на глубокую взаимную интеграцию американских оружейников и политического истеблишмента и замкнутой кадровой внутренней циркуляции из оборонки в госуправление и обратно.

Оружейное лобби огромно, аморфно и мощно

Вокруг Белого дома и Пентагона ещё тогда были расположены офисы 221 оборонной компании, обеспечивающих лёгкий доступ к Белому дому и высокопоставленным членам исполнительной власти правительства. Например, в первый год своего пребывания на посту президента Джеральд Р. Форд принимал в Белом доме руководителей 23 крупных корпораций, занимающихся производством оружия.

Среди них представители Ford Motor Company, United States Steel Corporation, Lear Siegler Inc., FMC Corporation, а также Дэвид С. Льюис, чей коллективный ассортимент продукции от винтовок до управляемых ракет.

Кстати, любопытным фактом является то, что тогда одним из основных покупателей американского оружия являлся… Иран, разместив с 1970 года заказы в Соединённых Штатах на сумму почти 10 миллиардов долларов.

Среди именитых лоббистов того периода отмечаются бывшие высокопоставленные госдеятели, такие как Кларк МакГрегор, руководитель предвыборной кампании президента Никсона, действовавший от United Aircraft, Кларк Клиффорд, бывший министр обороны при президенте Джонсоне, работавший в General Electric, и Николас де Б. Катценбах, бывший генеральный прокурор при президенте Джонсоне, после занявший должность главного юрисконсульта компании International Business Machines. Эти три компании специализируются на военной продукции широкого профиля: от реактивных двигателей, до вертолётов и сложной электроники. Ранее занимаемые кресла в высоких кабинетах обеспечили им безбедную пенсию на «тёплых» высокооплачиваемых должностях в национальной оборонке. Разве это не высший уровень госкоррупции и всепроникающих корпоративных интересов…

Оружейному лобби также помогают такие промышленные группы, как Ассоциация аэрокосмической промышленности, Ассоциация оборонных поставок и Американская ассоциация оборонной готовности, которые заботятся об интересах своих членов и активно действуют по настоящее время.

За эти годы десятки тысяч бывших сотрудников Пентагона прошли через это кадровое перевоплощение, перейдя на службу к непосредственным производителям оружия, иногда в качестве «консультантов». Аналогично сотни бывших конгрессменов перевоплотились в активных лоббистов крупных оборонных корпораций. 

Генеральная задача лоббистов - создание условий для развития и масштабирования производственного потенциала их заказчиков. Как косвенный положительный эффект для национальной экономики - сокращение безработицы.

В частности, по оценкам бывшего конгрессмена США Аспина, ранее занимавшего высокий пост в Пентагоне: «При обсуждении ассигнований на оборону речь идёт не об отношениях между оружейными поставками и мировой обороной, а о рабочих местах и ​​о том, что конкретный проект будет значить для избирательного округа конгрессмена».

Отсюда вовлечённость законодателей в продвижение интересов оборонки - решение своих электоральных целей.

Благодетели: два пишем, три в кармане

Так, когда лоббисты North American Rockwell, которая теперь называется Rockwell International, продвигали бомбардировщик B-1, «их самым большим преимуществом было создание 192 000 рабочих мест в рамках программы». Отсюда поддержка проекта Конгрессом - средства на B-1 выделили конгрессмены из Калифорнии, где создавался самолёт, и Объединение рабочих автомобильной промышленности, которое представляло тысячи специалистов аэрокосмической промышленности, в тот период находившейся в упадке.

Причём используя свой инструментарий, конгрессмены США оказывают прямое давление на Пентагон, побуждая военных к размещению целевых госзаказов, не всегда отвечающих прямым потребностям ведомства, а зачастую имеющие тупиковую ветвь развития разработки. 

В качестве яркого примера давления Конгресса с целью закупки оружия чиновники Пентагона отмечали, что законодатели вынудили их разработать реактивный истребитель F-5 для последующей реализации в интересах иностранных партнёров, даже несмотря на то, что ВВС США не имели намерение использовать данный самолёт.

В итоге в F-5 было инвестировано 113 миллионов долларов федеральных фондов исследований и разработок, но в итоге только три миллиона долларов из этой суммы были возвращены за счёт экспортных поставок. Сто десять миллионов осталось в карманах разработчика - компании Northrop Aircraft (в настоящее время Northrop Grumman - один из ведущих национальных лоббистов).

F-5 продавался по всему Ближнему Востоку, Персидскому заливу и в странах Латинской Америки. При этом сам процесс продвижения продукции и лоббирования сделок среди региональных правительств сопровождался выплатами за границу миллионов долларов в виде взяток и комиссионных. 

Следующим любопытным кейсом стало продвижение в конце 1970-х нового многофункционального лёгкого истребителя F-16, который был разработан в 1974 году компанией General Dynamics (в 1993 году корпорация продала свой авиастроительный бизнес компании Lockheed Martin - оружейный лоббист номер один в США). 

Американцы заявляют, что «благодаря своей универсальности и относительно невысокой стоимости, F-16 является самым массовым истребителем четвёртого поколения (на январь 2022 года построено свыше 5 тысяч самолётов) и пользуется успехом на международном рынке вооружений (состоит на вооружении 25 стран, является самым распространённым боевым самолётом в мире)».

Однако в чём секрет успешности модели и её бесконечного количества модификаций на базе морально устаревшего планера, не отвечающего актуальным критериям малозаметности, и продолжающейся по сей день модернизации? Верно, в удачности продвижения и огромного количества кормящихся от проекта американских чиновников и представителей корпорации. 

При этом важным аспектом функционирования данного механизма является уже ставшая нормой практика непрямой финансовой поддержки конгрессменов со стороны оборонного комплекса, связанной с организацией досуговых мероприятий, выездов за счёт аффилированных структур в туристические зоны на бизнес-джетах. Дольче вита с оружейным привкусом.

И самое главное, отдельные политики, пытающиеся пойти против установленного порядка, быстро приводятся в чувства старшими партийными товарищами, «потому что противодействовать крупным оборонным подрядчикам в собственном штате - политическое табу».

Дольче вита с оружейным привкусом

Проведём холодный, минимально ангажированный анализ текущей ситуации. По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира (СИПРИ) американская военная промышленность является крупнейшей в мире. В 2018 году на долю американских компаний приходилось 57 процентов мировых продаж оружия на общую сумму 226,6 млрд долларов. В 2017-2021 годах американский экспорт вырос по сравнению с 2012-2016 годами на 14%, увеличившись в мировом объёме с 32% до 39%. 

В 2017-2021 годах он превысил более чем вдвое (на 108%) объём военного экспорта второго крупнейшего мирового экспортёра - России. При этом 43% американских экспортных поставок пришлись на Ближний Восток. Особый рост - на 106% - наблюдался в продажах основных вооружений Саудовской Аравии. 

Однако с приходом к власти в США демократов и их предводителя Д. Байдена взаимоотношения со странами Ближнего Востока существенно ухудшились. Глобалистский вектор возобладал, и давняя антироссийская повестка приобрела новые очертания, став чуть ли не основным сущностным предназначением политического истеблишмента США.

И во многом она подпитывалась неуёмным аппетитом промышленников от оборонки. Лоббистская активность зоны «особых интересов» может со временем увеличиваться или уменьшаться, в зависимости от того, сколько внимания федеральное правительство уделяет их проблемам. Особо активные клиенты часто нанимают несколько фирм, каждая из которых имеет команду лоббистов, чтобы отстаивать их интересы.

Лидером индустрии является Lockheed Martin, который ежегодно тратит десятки миллионов долларов на продвижение своих интересов через подконтрольных политиков. Данная информация подтверждается ежегодными обзорами о лоббировании, подающимися в Сенат к крайнему сроку 20 января, включающими список лидеров среди указанных целевых затрат. Среди таковых на текущем этапе выступают оборонные подрядчики Lockheed Martin, General Dynamics и Raytheon.

Исследование Университета Брауна показало, что производители оружия потратили 2,5 млрд долл. на лоббирование за последние два десятилетия, нанимая в среднем более 700 специалистов в год в течение последних пяти лет. На самом деле цифры существенно занижены и не учитывают подкуп конгрессменов, политиков и представителей Пентагона и Госдепа.

По словам Майкла Херсона, президента American Defense International, занимающейся оборонным лоббированием и развитием бизнеса, промышленники сосредоточили свои усилия на защите контрактов и программ от немедленных сокращений в контексте глобального кризиса и планов правительства по урезанию оборонного бюджета на один триллион долларов в течение ближайших 10 лет. 

Компания General Dynamics, производитель танков Abrams и бизнес-джетов Gulfstream, ежегодно тратит от 10 до 15 млн долл. на лоббирование; Northrop Grumman, производитель беспилотников Global Hawk и других модификаций, также тратит от 10 до 15 млн долл.; Raytheon, крупнейший в мире производитель ракет (в том числе печально известных ПТРК Javelin), расходует на эти цели ежегодно до 10 млн долларов.

Просто привожу порядок цифр, для понимания уровня финансовых взаимосвязей лиц, принимающих решения по согласованию госконтрактов и производителей продукции.

Как это работает на практике, и почему эти инвестиции окупаются? Так, на операции в Афганистане и Ираке Конгресс США утвердил около 115 млрд долл. на закупку вооружений и военной техники. По факту стоимость поставленной продукции была завышена. А на сегодняшний день мы понимаем, что только в одном Афганистане американцы бросили техники на 90 миллиардов. Почему? Потому что она уже оплачена, деньги прокручены и это оружие никому не нужно (кроме, безусловно, подконтрольных США групп Международных террористических организаций).

Как и с F-16, производитель старичка - основного боевого танка США М1 Абрамс (стоящего на вооружении с 1980 года) - General Dynamics также неоднократно запрашивал у Конгресса через свои лоббистские позиции крупные суммы на модернизацию и расширение эксплуатационной линейки на его базе. И, как правило, поддерживали эти предложения представители от штата Огайо, где производится сборка танка. В среднем суммы колеблются от 150 до 280 млн долл. США. И таких запросов за период ввода в строй этой модели было согласовано десятки. Это миллиарды бюджетных долларов в интересах производителя. Рабочая схема. Традиционно поставлялся он также в интересах оборонных ведомств стран Ближнего Востока (Кувейт, Саудовская Аравия, Ирак), а также Египта, Марокко и Австралии.

Когда политики получают прибыль от продажи оружия, войны продаются избирателям как новый товар.

Военная «помощь» Украине: списание ненужных

Сразу после того, как в конце февраля Россия начала Специальную военную операцию по демилитаризации и денацификации Украины, спровоцированной накачкой Киева американским оружием, президент Джо Байден объявил, что Соединённые Штаты предоставят Украине «военную помощь» в размере 350 млн долл. А 16 марта Байден объявил о дополнительных 800 млн долларов. Но помощь ли это или очередной виток господдержки национального ОПК под сгенерированным Вашингтоном предлогом? Вопрос риторический.

Согласно информационному бюллетеню Белого дома, два пакета помощи включают 1400 зенитных систем Stinger, 4600 противотанковых систем Javelin, 5 вертолётов Ми-17 и более 20 миллионов единиц боеприпасов для стрелкового оружия, гранатомётов и миномётов.

Между тем украинский сюжет привёл к растущему консенсусу между двумя партиями США в отношении увеличения и без того завышенного оборонного бюджета, а всего через несколько недель Конгресс одобрил крупнейший в истории законопроект о расходах на оборону - больше, чем просил президент. Законопроект о государственном финансировании в размере 1,5 трлн долл. выделяет 782 млрд на оборону, что на 5,7% больше, чем в предыдущем году.

По мнению бывшего члена Палаты представителей Айовы Грега Кьюсака: «Поддержка бюджетов оборонных ведомств - очень дешёвая форма американского патриотизма». 

Следом Белый дом обнародовал план бюджета на 2023 финансовый год, предусматривающий увеличение военных расходов. Бюджетный план на общую сумму 5,8 трлн долл. включает 813,3 млрд долл. на «национальную оборону», из них 773 млрд выделено Министерству обороны.

Серьёзные цифры. Совокупный бюджет всех остальных потенциальных противников США. И, как и следовало логике Вашингтона, по его прямой указке наращивание оборонных бюджетов запланировано странами ЕС, прежде всего Германией.

Своё мнение высказал исполнительный директор американской антивоенной группы Just Foreign Policy Эрик Сперлинг: «Германия довольно резко смещается в сторону увеличения военных расходов и сосредоточения внимания на военном противодействии России, что открывает огромные возможности (для американских оружейных компаний)».

Отметив, что многие виды вооружений, «используемые НАТО, в подавляющем большинстве случаев будут производиться в США. Так что всё это позитивно для оружейных компаний».

В сухом остатке

Недавний отчёт, опубликованный Министерством обороны США, показал, что с 1990-х годов оборонный сектор существенно консолидировался, перейдя от 51 к пяти генеральным подрядчикам аэрокосмической и оборонной промышленности, что указывает на олигопольную ситуацию и означает отсутствие конкуренции и потенциально чрезмерную прибыль.

Вот и ответ. Транснациональные оружейные монополисты из числа американских промышленников в ущерб международной архитектуры безопасности диктуют свои правила игры, разрушая устойчивый мировой порядок. Бизнес на смерти, у них ничего личного.

Александр Степанов

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://zvezdaweekly.ru/news/20225131151-2EcbU.html

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
175 см

рост президента Кыргызстана А. Атамбаева

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июнь 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30