90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

ХАДЖ И ЭНЕРГОНОСИТЕЛИ: ЗАЧЕМ ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКИЕ ЛИДЕРЫ СБЛИЖАЮТСЯ С САУДОВСКИМ КОРОЛЕВСТВОМ

18.08.2022 08:00

Политика

ХАДЖ И ЭНЕРГОНОСИТЕЛИ: ЗАЧЕМ ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКИЕ ЛИДЕРЫ СБЛИЖАЮТСЯ С САУДОВСКИМ КОРОЛЕВСТВОМ

17-18 августа Шавкат Мирзиёев посещает Саудовскую Аравию с официальным визитом. Лидер Узбекистана проведёт переговоры в Джидде о сотрудничестве в сфере цифровизации, экологии и инвестиций, а также посетит священные города Мекку и Медину. Аналогичные поездки совершили недавно президенты Туркменистана и Казахстана. О чём свидетельствует неожиданное сближение государств Центральной Азии с официальным Эр-Риядом – в материале Евгения Беличкова. 

Страны Центральной Азии неожиданно активизировали дипломатию на ближневосточном направлении. Визит Мирзиёева в Саудовскую Аравию – уже третья поездка лидеров стран региона в «заливную» монархию за лето. 

В начале июня в королевство прибыл Сердар Бердымухаммедов, чтобы совершить малый хадж к священным городам. Визит стал его первой зарубежной поездкой на посту президента Туркменистана. Вслед за этим 24 июля Джидду посетил казахстанский лидер Касым-Жомарт Токаев.

Зачем региону сотрудничество с Саудовской Аравией?

В последние годы модернизация производства, проекты в сфере экологии и цифровых технологий находятся в центре экономической политики ЦА. Эти вопросы стали ключевыми при обсуждении Договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве в целях развития Центральной Азии в XXI веке, подписанного рядом стран региона 21 июля 2022 года. 

Однако столь масштабную модернизацию невозможно провести без серьезного участия иностранного капитала. В этом смысле Саудовская Аравия видится региональным лидерам привлекательным технологическим и инвестиционным партнёром.

Современный Эр-Рияд последовательно создаёт себе имидж технологической и цифровой столицы исламского мира. За инновации отвечает один из самых влиятельных членов королевской семьи – Мухаммед ибн Салман аль-Сауд. 

Ещё в апреле 2016 года принц обнародовал программу «Видение Саудовской Аравии-2030», провозгласившую курс на "постнефтяную" экономику, развитие высокотехнологичных проектов и борьбу с изменением климата. 

Осенью 2021 года на форуме в Эр-Рияде Мохаммед ибн Салман заявил, что к 2060 году его страна полностью прекратит выбросы углекислого газа в атмосферу.
Для стран ЦА, также стремящихся создать себе привлекательный инвестиционный имидж, королевство выступает не только источником финансовой поддержки, но и примером успешной модели инноваций в среде исламского мира. 

Потребность Центральной Азии в увеличении саудовских инвестиций, начиная с 2021 года, проговаривается представителями региона всё настойчивее.

Зачем Саудовской Аравии сотрудничество с регионом?

Со своей стороны региональные лидеры могут предложить Эр-Рияду увеличение товарооборота, в том числе в области сельхозпродукции. Одним из крупнейших саудовских игроков на региональном рынке является конгломерат Ajlan & Bros Holding Group, развивающий партнёрство с Кыргызстаном, Казахстаном и другими странами в области сельского хозяйства и возобновляемых источников энергии.

Визит Мирзиёева, целью которого заявлено оживление экономического сотрудничества Ташкента и Эр-Рияда, вероятно, является заявкой на усиление конкуренции с Казахстаном.

Если контуры инвестиционной дипломатии Ашхабада пока не вполне ясны, – июньская поездка Сердара Бердымухаммедова носила скорее политико-символический характер, то активность Токаева в Джидде должна была подтолкнуть Узбекистан к действиям.

Казахстанский лидер предложил Эр-Рияду амбициозный проект многостороннего сотрудничества в аэрокосмической, аграрной и горнодобывающей отрасли. 

Токаев много говорил о привлекательности Казахстана для арабских холдингов благодаря тесному соприкосновению страны с китайским и южноазиатским рынками (совокупно охватывающими около 3,6 миллиарда человек).
«Учитывая нашу близость к быстро развивающимся рынкам Китая и Южной Азии, это отличная инвестиционная возможность», – заявлял президент РК на переговорах в Джидде.

По итогам визита был подписан целый ряд соглашений между казахстанскими и арабскими компаниями. 

Кроме того, официальный Эр-Рияд проявляет большой интерес к логистическим проектам в регионе. 

Так, ещё в прошлом году саудовские дипломаты выразили поддержку участию Ашхабада в строительстве газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ).

Токаев, со своей стороны, намекнул Эр-Рияду на сотрудничество по линии развития Транскаспийского маршрута, призванного объединить страны Передней Азии с Казахстаном и Китаем.

По всей видимости, Шавкат Мирзиёев стремится «держать руку на пульсе», чтобы не упустить часть инвестиций для Узбекистана.

На 2021 год в Узбекистане действовали 14 предприятий со 100% саудовского капитала, а также ещё 38 совместных компаний. 

Кроме того, поездка в королевство отсылает с определённой международно-политической традиции. Начиная с 1990-х годов, именно Узбекистан и Казахстан поддерживали с Эр-Риядом наиболее прочные дипломатические отношения.

«Дипломатия мечетей» и религия в риторике центральноазиатских лидеров

Однако у визита Мирзиёева присутствует также важный символический аспект. Президент Узбекистана намерен посетить Мекку и Медину, а в ходе поездки – совершить малый хадж (умру). 

Так, именно исполнение священного долга мусульманина было официально заявлено целью поездки Сердара Бердымухаммедова. 

Более того, Президент Туркменистана распорядился организовать и оплатить хадж ещё для 275 рядовых туркменистанских паломников. 

Визит Токаева в Саудовскую Аравию также сопровождался малым хаджем: в виде особой чести ему было позволено пройти внутрь Каабы.

С точки зрения дипломатии, в этом нет ничего удивительного. Совершение хаджа лидером мусульманской страны при визите в Саудовское королевство – это правило, а не исключение.

Обращает на себя внимание другой факт: в 2022 году центральноазиатские лидеры в своих публичных действиях и заявлениях всё чаще апеллируют к религиозным, а не светским ценностям.

Исторически Саудовская Аравия, начиная с 1990-х годов, рассматривала Центральную Азию именно с точки зрения религиозного влияния в регионе. Появился даже термин «дипломатия мечетей». 


Так, Всемирная ассамблея мусульманской молодежи, финансируемая Эр-Риядом, к 2017 году построила около в Кыргызстане около 200 мусульманских храмов. 

Власти центральноазиатских стран, в противовес саудовскому влиянию, всегда настаивали на светском характере государств региона, и стремились поставить деятельность иностранных благотворителей под жёсткий контроль.

Лидеры ЦА всегда давали понять, что стремятся играть самостоятельную роль в рамках исламского мира. 

Поэтому тренд на обращение к религиозным жестам в контексте публичной дипломатии стоит трактовать как сигнал для «своих», то есть для общественности центральноазиатских стран. 

В свете недавнего конфликта в Каракалпакстане хадж Мирзиёева выглядит понятным желанием снизить градус конфликта через апелляцию к религиозной общности узбекистанской нации. 

Судя по всему, те же «умиротворительные» цели преследует и Токаев, демонстрирующий в последнее время всё больше религиозных жестов.

Избранные статьи в telegram-канале Ia-centr.ru.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

18.08.2022 08:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
12

квадратных метров газона украл житель Токмака (Кыргызстан)

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Октябрь 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31