90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

НОВЫЕ ПРАВИЛА ГАЗОВОГО РЫНКА ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

НОВЫЕ ПРАВИЛА ГАЗОВОГО РЫНКА ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Россия переориентирует газовый экспорт с Европы на Азию. Страны региона не только получают возможность преодолеть кризис, вызванный нехваткой ресурсов, но и встроиться в цепочку поставок для крупнейших потребителей газа. О перспективах российской диверсификации и газовых интересах стран Центральной Азии Ia-centr.ru рассказал экономист, член научного совета АНО «Афанасий Никитин» Александр Караваев. 

- С конца прошлого года эксперты говорят о развитии новых путей экспорта российских углеводородов. Какова ситуация в газовой отрасли?

- Сейчас северо-западное направление российского экспорта, которое формировалось за счёт поставок в Европу – через Украину и по северным потокам, – переключается на южные трубопроводы – «Турецкий поток» и регион Каспия. В теории речь может идти о создании газового хаба в самой Турции, но она и так может получать большие объёмы газа напрямую из России.

Еще перед Новым Годом обсуждались поставки через Казахстан и Узбекистан, чтобы добываемый там газ отправлять в Китай. Роль регионального хаба для продвижения российского газа на внешние рынки может играть и Туркменистан. Но есть инфраструктурные ограничения: Каспийский регион не обустроен современной магистральной сетью доставки. Та, что есть, не вполне подходит для нынешних задач, её придется использовать в реверсном режиме.

Сейчас «Газпром» стремится согласовать интересы местных газовых рынков и понять, какие проекты стоит осуществить для диверсификации российского экспорта. Так, сохраняется интрига, как будет организовано взаимодействие России и Туркменистана. Возможно, будет использоваться газ крупных туркменских месторождений, который товарно будет проходить как российский.

На данный момент есть возможность поставлять туркменский газ в Иран, а через него – в Турцию и Азербайджан. Энергетическое ведомство в Тегеране объявило, что Иран располагает техническими возможностями для прокачки 36 миллиардов кубометров туркменского газа. Это не значит, что каждый год в Иран поступает именно столько – реальные объёмы могут быть значительно меньше, но, вероятно, в стране есть необходимая базовая инфраструктура.

Помимо этого, необходимо техническое сопровождение: полноценная работа компрессорных станций и электротехнических средств регулирования, а самое главное – налаженные логистические маршруты. Предполагается, что через транспортную сеть Центральной Азии российский газ будет доведен до мало- и крупнотоннажных терминалов сжижения в Иране или в портах Персидского залива, чтобы затем он мог выйти на мировые рынки. Но терминалы еще не построены, их нужно создавать буквально с этого года. Единственная российская компания, способная построить их, – «НОВАТЭК» – находится под санкциями.

Этот вопрос потребует комплексного решения с участием ряда стран: помимо государств Персидского залива, здесь возможно подключение Индии или азербайджанской компании SOCAR, у которой есть интересы по поставкам газа в Пакистан. «Газпром» мог бы обеспечивать коммерческое и инфраструктурное взаимодействие всей группы стран, которые будут осуществлять цепочку передачи. 

- С чем связан нынешний интерес Туркменистана к стратегии диверсификации российского экспорта?

- В отличие от России и «Газпрома», Ашхабад никогда не был самостоятельным игроком на внешних рынках. Когда речь идёт о туркменском газе, всегда нужно помнить о межгосударственных связках. В случае со строительством газопровода в сторону Пакистана и Индии это связка Туркменистан - Афганистан, при выходе в Персидский залив возникает вопрос о взаимодействии с Ираном. В 2000-х годах Ашхабад выходил на рынок Украины через «Газпром» и «Росукрэнерго».

Учитывая особенности географии, Ашхабад всегда оказывается в положении «младшего партнёра». Он сильно зависит от посредников - стран-транзитёров своего газа и ожидает от любого партнёрства новых возможностей. Это могут быть прямые доходы от экспорта газа или привлечение инвестиций.
В случае, допустим, с Китаем предполагается, что объёмы китайских закупок туркменского газа будут гасить кредиты, выданные со стороны КНР: рассчитывать на живые деньги приходится во вторую очередь.

Поэтому сейчас, конечно, Ашхабаду интересно: а что им предложит «Газпром»? Коль скоро взаимодействие Туркменистана и России получается организовать, вероятно, договоренности достигают результатов.

- Что конкретно Ашхабад может получить от Москвы и в чем он нуждается?

На сегодня в Туркменистане существуют ограничения развития газовой отрасли. Есть невыполненные задачи, требующие внутреннего инвестирования. Туркменистан не завершил газификацию регионов, притом что численность населения в стране превышает 6 млн человек. Газифицировать регионы на 100 % очень трудно, даже если будут высокие показатели внутреннего снабжения.

Страна также нуждается в модернизации коммунальных сетей разного типа - как внутрипоселковых, так и систем, доводящих топливо от месторождений и газокомпрессорных станций до населенных пунктов. Уже много лет в Туркменистане планово идут замены стальных трубопроводов на пластиковые местного производства - развитая мало- и среднетоннажная нефтехимия позволяет производить большой объём таких труб. Все это требует расходов, которые не станут для туркменской экономики зоной высокой маржинальности.

Поэтому Ашхабад стремится к наращиванию экспортных мощностей - это принесет реальные доходы, но также потребует инвестиций. Экспортная инфраструктура нуждается в модернизации - это стало понятно, когда из-за похолодания в Туркменистане произошли сбои поставок в Узбекистан.

Так, в Туркменистане нет крупных подземных газохранилищ - это одна из задач, которую предлагает реализовать Ашхабаду «Газпром». Такие хранилища нужны как для внутреннего пользования, так и для аккумуляции резервов экспортных поставок - что необходимо в рамках стратегии создания туркменского хаба для продвижения российского газа на внешние рынки.

Наиболее перспективная для Туркменистана группа месторождений называется «Галкыныш» - речь о десятках триллионов кубометров газа, пока мало задействованных в производстве. Чтобы постепенно вывести этот газ на внешние рынки, потребуется целый комплекс работ с многомиллиардными вложениями.

Ашхабад ищет инвесторов для обустройства инфраструктуры в группе дружественных стран. Среди вероятных партнеров, обладающих необходимыми финансовыми и технологическими возможностями, – Бахрейн, Объединённые Арабские Эмираты. В этом проекте также может идти речь о связке с Россией.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Абдимуталип Калдарбаевич Кочкорбаев

Кочкорбаев Абдимуталип Калдарбаевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
1344 км

длина таджикско-афганской границы

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Май 2023

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31