90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

ТАЙВАНЬСКИЙ ВОПРОС: «ГОРЯЧАЯ ТОЧКА» КОНКУРЕНЦИИ КИТАЯ И США

09.06.2023 14:00

Политика

ТАЙВАНЬСКИЙ ВОПРОС: «ГОРЯЧАЯ ТОЧКА» КОНКУРЕНЦИИ КИТАЯ И США

Ситуация вокруг острова Тайвань – острейшая проблема китайско-американских отношений. В иных обстоятельствах «тайваньский вопрос» стал бы спором о принципах территориальной целостности государств и праве наций на самоопределение. Однако, став ядром противостояния КНР и США, проблема демонстрирует глубину противоречий и уровень взаимного недоверия Пекина и Вашингтона. Подробнее – в материале Ia-centr.ru. 

Позиция США: Тайвань больше, чем остров

Политика США в отношении Тайваня отличается преемственностью на протяжении более чем 70 лет и может быть условно разделена на три этапа.

Материалы по теме: Партия власти проиграла выборы на Тайване. Почему это произошло и что это означает для Китая?

Первый этап связан с формированием политической ситуации вокруг «тайваньского вопроса». Поддержка Вашингтоном правительства Китайской Республики (Тайваня) в 1950-е годы выступала инструментом сохранения влияния США в западной части Тихого океана. Президент Гарри Трумэн подчеркивал, что оккупация Тайваня коммунистическими силами станет угрозой американоцентричной архитектуре безопасности на Тихом океане.

Второй этап, начавшийся в конце 1960-х — начале 1970-х годов, связан с оформлением юридических оснований взаимоотношений КНР и США в контексте «тайваньского вопроса».

Основой отношений КНР и США стали «Три совместных Коммюнике»: «Шанхайское коммюнике», «Китайско-американское коммюнике об установлении дипломатических отношений» и «Коммюнике 17 августа».

В документах Вашингтон согласился с принципом «одного Китая», означающим, что Тайвань — неотъемлемая часть территории Китая. Данная позиция впоследствии не была оспорена ни одним президентом США.

Высокий уровень абстрагирования при определении понятия «один Китай» со стороны США стал лазейкой, позволившей Вашингтону избежать разрыва отношений с Тайбэем. В 1979 году был принят «Закон США об отношениях с Тайванем» (Taiwan Relations Act. — Прим. Ia-centr.ru), согласно которому Вашингтон сохранил возможность продажи острову вооружений и иметь там представительство. Закон увязал безопасность Тайваня с безопасностью в западной части Тихого океана, что сделало защиту острова обязательством США. Тогда как в 1982 году Вашингтон сформулировал «Шесть заверений», которые подтвердили право США на продажу Тайваню вооружений. 

Новый этап развития политики США в отношении «тайваньской проблемы» связан с углублением противоречий между Пекином и Вашингтоном в конце 2010-х — начале 2020-х годов.

Государственный департамент называет Тайвань ключевым партнером в Индо-Тихоокеанском регионе, разделяющим с США схожие ценности. 

Тайвань — восьмой по величине торговый партнер США, а США — второй по величине торговый партнер Тайваня. В Вашингтоне подчеркивают, что его политика в отношении Пекина и «тайваньской проблемы» остается неизменной. Кроме того, они делают акцент на укреплении международных позиций Китая, тогда как любые действия США объясняются необходимостью реагировать на новые вызовы. 

Американские власти «зондируют почву», нащупывая возможности расширения политического давления на Пекин.

Показательна речь государственного секретаря Майкла Помпео (2018 — 2021 гг.), в которой американский дипломат сетовал, что США отвернулись от своих друзей на Тайване, развивая отношения с «марксистско-ленинским режимом Компартии» в КНР. Участились «оговорки» президента Джо Байдена, который заявлял о «независимости» Тайваня, а также о готовности США прийти на защиту острова в случае силовой операции со стороны Китая. 

Глава Госдепартамента Энтони Блинкен за время пребывания в должности «оговаривался» дважды, называя Тайвань «страной». 

Наряду с этим в 2022 году в Конгресс был внесен «Закон о политике в отношении Тайваня» (Taiwan Policy Act. —Прим. Ia-centr.ru), преследующий меры, направленные на укрепление американо-тайваньских оборонных отношений, включая достижение оперативной совместимости вооруженных сил сторон. Стратегия национальной безопасности США, опубликованная в октябре 2022 года, называет ситуацию в Тайваньском проливе решающим фактором региональной и глобальной безопасности. Наконец, в январе 2023 года в Конгрессе был сформирован«Комитет по стратегическому соперничеству между США и Коммунистической партией Китая», в задачи которого входит содействие «сдерживанию» КНР от начала конфликта с Тайванем.

Позиция КНР: сохранение баланса

Основой подхода КНР в отношении Тайваня выступает принцип территориальной целостности. Возвращение Тайваня в состав Китая — результат победы над Японией во Второй мировой войне. 

В 1993 году Пекин опубликовал Белую книгу «Тайваньский вопрос и объединение Китая», где аргументировал принадлежность Тайваня историческими фактами, а также принципами международного права и Устава ООН.  

Пекин сформулировал курс в отношении Тайваня: «мирное объединение и одно государство — два строя». Его основными характеристиками выступают: приверженность принципу «одного Китая», согласно которому «Тайвань — неотъемлемая часть Китая, а центральное правительство находится в Пекине»; возможность сосуществования социализма с китайской спецификой на континенте и капитализма на Тайване; предоставление высокой степени самоуправления Тайваню; примат мирных переговоров при национальном объединении.

Политическая воля к мирному воссоединению КНР и Тайваня по модели «одна страна, две системы» была подтверждена в Белой книге 2000 года. В 2011 году были сформулированы коренные (основные) интересы КНР, где на первое место были поставлены государственный суверенитет, национальная безопасность, территориальная целостность и национальное воссоединение.

Подход Китая к «тайваньской проблеме» базируется на трех китах: историческом контексте, нормах международного права и приверженности мирному процессу воссоединения.

Начало пересмотра отношения США к Тайваню вызвало реакцию со стороны КНР, опубликовавшей в августе 2022 года Белую книгу «Тайваньский вопрос и воссоединение Китая в новую эпоху». 

«Применение силы» в отношении Тайваня в этом документе было названо «последним средством», которое будет использовано Пекином в случае, если «сепаратистские элементы» или «внешние силы» пересекут «красные линии». 

Говоря о «красных линиях», в Пекине имеют в виду «Закон о предотвращении раскола страны» от 2005 года, согласно которому заявление о независимости Тайваня; крупные инциденты, повлекшие независимость острова или создание ситуации, исключающей возможность мирного воссоединения в будущем, дают Пекину право использовать «немирные средства» для защиты своего суверенитета и территориальной целостности.

Кроме того, во время проведения XX съезда Коммунистической партии Китая в ее Устав были внесеныположения, касающиеся противодействия «независимости Тайваня». Подобного рода дополнение Устава означает, что сохранение территориальной целостности и борьба с сепаратизмом выступают важнейшими задачами Компартии, влияющими на ее легитимность.

Позиция КНР в отношении Тайваня последовательна и оставляет достаточно пространства для дипломатического маневра. Говоря о возможности «силового сценария», можно заметить, что в 2022 году глава МИД КНР Ван И(2013 — 2022 гг. — Прим. Ia-centr.ru) допустил возможность применения Китаем «немирных средств» в случае необходимости. Однако специалисты американского «Института изучения войны» (ISW) полагают, что по состоянию на конец мая 2023 года КНР в отношении объединения с Тайванем не делает ставку на военную силу, рассматривая иные способы воздействия. 

Наконец, следует заметить, что на протяжении последних десяти лет Китай выстраивал систему внешнеполитических концепций, ключевыми характеристиками которых выступали: взаимовыигрышное сотрудничество, реформирование международной системы в более справедливом ключе, искренность, толерантность и т. п. В 2023 году Китай выдвинул «Глобальную инициативу безопасности», зарекомендовал себя новым медиатором международных конфликтов.

Учитывая это, маловероятно, что Пекин выступит нарушителем мира в Тайваньском проливе, поскольку начало силовой акции способно подорвать доверие международного сообщества к КНР.

Что в итоге?

Еженедельные сводки новостей, демонстрирующие динамику взаимоотношений КНР и США вокруг «тайваньской проблемы», преимущественно выстраиваются вокруг двух больших тем. 

Первая тема, связанная с американским восприятием ситуации, касается «рисков проведения Китаем силовой операции в отношении Тайваня». Данная тема актуальна для США с середины прошлого века. 

Вашингтон пытается спровоцировать Пекин на применение силы. Провокации важны не столько для последующего решения «тайваньского вопроса», сколько для дискредитации Вашингтоном выстраиваемой внешнеполитической линии Пекина.

Вторая тема, связанная с китайским восприятием ситуации, касается проблематики применения принципов и норм международного права и Устава ООН. Подчеркивая их основополагающее значение, Пекин последовательно выступает за сохранение центральной роли ООН в международных делах и в этой связи обвиняет США в подрыве основ существующего мирового порядка, поддержке сепаратизма и разжигании конфликта.

Две темы демонстрируют возможность эскалации противоречий КНР и США вокруг «тайваньского вопроса».

В 2022 году CША обозначили формирование единых подходов с союзниками в качестве основы глобальной конкуренции с КНР, что в скором времени может внести новые характеристики в «тайваньский вопрос».

Несмотря на то, что к весне 2023 года у Тайваня сохранялись дипломатические отношения лишь с 13 странами, его «экономические и культурные представительства» действовали в более чем 100 странах мира. Вместе с тем проведенное еще в 1996 году исследование демонстрирует, что в международных документах Китая, заключенных с разными странами, встречается как минимум девять официальных интерпретаций понятия «один Китай».  

Попытка США и их союзников синхронизировать и пересмотреть политику в отношении понятия «один Китай» может стать сильным политическим шагом.

На этом фоне уже можно заметить активизацию европейско-тайваньских взаимоотношений. Европейцы, по аналогии с США, заявляют об «общих ценностях» с Тайванем, активизируют двустороннюю торговлю, растет интерес европейских политиков и военных к Тайваню. Активизируется и интерес Японии, которая видит в Тайване один из элементов «порядка, основанного на правилах» в Индо-Пацифике.


В итоге «тайваньский вопрос» приобрел два измерения. Первое — сформировавшееся на протяжении последних 70 лет и предполагающее политическое противоборство Пекина и Вашингтона. Второе — порожденное современной конкуренцией КНР и США, предполагающее привлечение союзников Вашингтона для оказания большего политического давления на Пекин. Как следствие, именно новое измерение выступает наиболее опасным участком «тайваньской проблемы», вводя новые неизвестные в проблематику воссоединения Китая и Тайваня.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

09.06.2023 14:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
1

представитель еврейcкой национальности живет в Джалал Абадской области Киргизии

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июль 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31