90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Проблемы гидроресурсов в ЦА: кто и зачем усугубляет региональные противоречия?

Проблемы гидроресурсов в ЦА: кто и зачем усугубляет региональные противоречия?

Вопросы распределения и использования гидроресурсов в Центральной Азии с каждым годом становятся все актуальнее. Интенсивная деградация ледников, климатические изменения, экологическая катастрофа Арала, антропогенный фактор периодически становятся причинами маловодий, которые, в свою очередь, ведут к негативным социально-экономическим последствиям. Так, в нынешнем году в Киргизии, Казахстане и Узбекистане имел место дефицит не только поливной, но и питьевой воды, чего в прошлые годы не случалось.

Причины сложившейся ситуации, а также пути решения водных вопросов в ЦА обозначили участники круглого стола «Реалии и перспективы решения водных проблем Кыргызстана в контексте межгосударственного сотрудничества Центральной Азии», организованного Центром экспертных инициатив «Ой Ордо» в партнерстве с Советом по устойчивому развитию в условиях изменения климата при спикере Жогорку Кенеша КР.  

* * *

«Вода стала одной из самых «горячих» тем нынешнего лета в странах Центральной Азии. Перебои с водоснабжением населения вывели данный вопрос на межгосударственный региональный уровень, - отметил директор ЦЭИ «Ой Ордо» политолог Игорь Шестаков. - В парламенте Казахстана уже предлагают в срочном порядке привлечь водные ресурсы из рек России».

Эксперт отметил, что с учетом всех сложностей в распределении и сохранении водных ресурсов, которые на протяжении всех лет независимости испытывает Киргизия, безусловно, для республики важна международная поддержка. Сегодня интерес к водной проблематике ЦА проявляют практически все крупные геополитические силы. Однако вопрос в том, взаимодействие с кем из них окажется наиболее эффективным для региона.

«Есть данные, что Вашингтон намерен включить водную проблематику в список приоритетов своей  внешней политики, соответственно, взяв на себя роль лидера в обеспечении «Глобальной водной безопасности». В этой связи уже сейчас США пытаются навязать мировому сообществу мысль о том, что процесс сокращения гидроресурсов будет провоцировать острые противостояния вплоть до вооруженных конфликтов между отдельными государствами, тогда как американские эксперты «обкатывают» стратегию «справедливости в области водных ресурсов и климата» на африканских странах. ЮСАИД заявляет, что благодаря проделанной ими работе – схеме «глубокого анализа» водных запасов в пределах бассейна реки Квандо между Анголой, Ботсваной, Намибией и Замбией – значительно снижена вероятность конфликтов из-за воды. Теперь подобная модель, по мнению Вашингтона, должна применяться во всем мире», - поделился информацией спикер.

Стоит отметить, что американские аналитики подготовили прогноз, согласно которому к 2030 году в мире будет дефицит питьевой воды, а к 2040 годам во многих регионах мира, включая Центральную Азию, за воду будут конфликты и даже войны. Эти данные и легли в основу плана действий Белого дома по «Глобальной водной безопасности». Более того, на их основании Вашингтон намерен развернуть сбор данных о состоянии и потенциале гидроресурсов в мире под предлогом оказания помощи развивающимся странам по защите их водных запасов. При этом призывы этих стран создать фонд  по возмещению им убытков, нанесенных развитыми государствами, американцами полностью игнорируются. Из чего напрашивается вывод, что Вашингтон нацелен исключительно на получение доступа к чужим гидроресурсам, тем более что в самих США набирает обороты водный кризис.

Вероятно, в этой ситуации американская «водная экспансия» будет осуществляться в ультимативной форме и сопровождаться разжиганием водных конфликтов, прежде всего, в зонах влияния геополитических конкурентов США – Китая и России. В этой связи напрашивается вывод, что Запад на самом деле не заинтересован в решении водных проблем в Центрально-Азиатском регионе, водная тематика станет лишь дополнительным инструментом для наращивания социальной напряженности и рычагом давления на политические элиты стран ЦА.

В этой связи руководитель ОО «Таза табигат» Анара Дауталиева высказала мнение, что Киргизия должна выстраивать международное сотрудничество для решения водных проблем, исходя из своих национальных интересов: «У нас сейчас и так многое делается под диктовку международных финансовых доноров, но допускать их к нашим гидроресурсам ни в коем случае нельзя, если мы это сделаем, то будем пользоваться своим стратегическим ресурсом по их указке».

Вместе с тем она подчеркнула необходимость обеспечения справедливого доступа и распределения гидроресурсов в ЦА, отметив, что нужно совместными усилиями стран региона разработать проект по рациональному использованию воды, а Россия в данном процессе могла бы выступить в роли не только наблюдателя или посредника, но и основного донора.  

В свою очередь, председатель Института изучения водных проблем и гидроэнергетических ресурсов в ЦА Эрнест Карыбеков отметил, что западные страны вряд ли могут предложить эффективные программы для решения водных проблем в Центральной Азии, учитывая их «своеобразный» интерес к региону.

«То, что Бреттон-Вудская экономическая модель и те реформы, которые нам навязали западные партнеры, за годы независимости разрушили нашу экономику – промышленность, сельское хозяйство, энергетику, это факт. Сейчас они продвигают новый проект, который является еще одним компонентом разрушения не только нашей экономики, но и нашей государственности – это зеленая энергетика, - уверен эксперт. - От нее больше вреда, чем пользы. Во-первых, тот же стеклопластик ветреных лопастей или солнечные коллекторы – это мусор, который не утилизируется. Во-вторых, эта дорогостоящая «игрушка» не дает возможности для аккумулирования воды таким образом, чтобы ее хватало и для экономического, и для социального потребления всего нашего региона. Они говорят, что традиционные тепловые станции негативно влияют на климат, и многие верят в эту сказку, тогда как главная цель зеленых инициатив – это деньги. Транснациональные финансовые корпорации зарабатывают на этом колоссальные средства. У нас есть уголь и вода, и их надо эффективно использовать, а не слушать, что нам еще насоветуют западные консультанты».  

По словам Э. Карыбекова, сегодня Киргизия 90% электроэнергии производит на каскаде Токтогульской ГЭС, а с учетом того, что наибольшее ее потребление приходится на зимний период, вода сбрасывается порожняком и накапливается уже в искусственных водохранилищах соседних государств. В этой связи решением для республики, уверен спикер, может стать строительство альтернативной базовой электростанции на угольном месторождении Кара-Кече, что позволит и проблему обеспечения электроэнергией решить, и воду для ирригации для всей ЦА сохранить. 

«При этом мы должны отделить воду от энергетики и создать государственное или национальное предприятие «Вода», и в его распоряжение отдать все водохранилища нашей республики. Нам всем нужно понять, что вода – это не просто ресурс, это национальная ценность, которую нам нужно оценить. В Казахстане, России, Узбекистане вода имеет цену, а у нас нет. Сейчас мы этого сделать, конечно, не сможем, потому что в любом случае вынуждены сбрасывать ее порожняком в осенне-зимний период. Но если мы построим угольную электростанцию, она станет регулятором воды», - поделился своим видением эксперт, отметив, что Россия могла бы инвестировать средства в данный проект и тем самым стать активным участником решения водных проблем в Центральной Азии.

Он подчеркнул, что странам региона крайне важно поддерживать мир, поскольку ключом к решению водной проблемы являются только добрососедские отношения: «В целях купирования имеющихся разногласий между нашими странами необходимо выработать единую стратегию водопользования, а для этого нужно максимально интегрироваться, но самостоятельно сделать это очень сложно, как показали последние 30 лет. Поэтому нам нужен посредник, и им вполне могла бы стать Россия. А вот ЮСАИД и Всемирный банк только создают конфликты: в Бишкеке и Душанбе они говорят одно, в Астане и Ташкенте – другое».

Мысль о том, что решить водные проблемы страны ЦА смогут только сообща, поддержал и эксперт по международным отношениям, зампредседателя Совета по устойчивому развитию в условиях изменения климата при спикере ЖК КР Байкадам Курамаев.

«Согласно прогнозам специалистов, в двух главных реках региона – Сырдарье и Амударье – к 2050 году уровень воды снизится почти на 15%, что неблагоприятно скажется на странах, использующих данный водный ресурс, поэтому очень важно уже сейчас использовать различные межгосударственные подходы в решении водных проблем в ЦА. К примеру, для разработки системы справедливого обмена водных ресурсов в регионе необходимо создать единый координирующий орган с привлечением России, которая смогла бы сыграть роль посредника в переговорах об активизации управления водными ресурсами, используя механизмы таких объединений, как ЕАЭС и ШОС», - отметил спикер.

Он обратил внимание, что Международный фонд спасения Арала является наиболее походящей площадкой для сближения стран в водных вопросах. «На 14-15 сентября 2023 года запланирована встреча глав государств-учредителей данного фонда, в рамках которой будет определена следующая страна-председатель. В порядке очередности ею может стать и Киргизия, конечно, при условии восстановления полноценного членства республики в МФСА. На мой взгляд, это необходимый шаг, поскольку он предоставил бы нашей стране дополнительные возможности выносить на повестку дня и достигать договоренностей относительно взаимной поддержки региональных инициатив в сфере водопользования, а также реформирования самого Международного фонда по спасению Арала», - подчеркнул эксперт.

Россия в этой связи, по словам спикера, могла бы получить статус наблюдателя в МФСА. После чего было бы логично установить прямое экспертное взаимодействие по линии профильных ведомств и соответствующих институтов, в том числе в рамках Фонда. Налаживание кооперации стало бы ключевым фактором недопущения в чувствительную для стран региона сферу западных игроков, которые вполне могут использовать водные проблемы ЦА в своих геополитических интересах. «Ориентация нашего соседа – Таджикистана, также обладающего мощными водными ресурсами, на тесное сотрудничество с такими институтами, как ЮСАИД и Всемирный банк, пока не привела к эффективному решению проблемы, в связи с чем страны ЦА должны искать тех партнеров, которые смогут предложить реальные шаги», - добавил Б. Курамаев.

С тем, что сегодня наиболее подходящей площадкой для сближения стран «верховья», трансграничных рек и нижнего течения является Международный фонд спасения Арала, согласились и другие эксперты. Так, директор Регионального горного центра ЦА Исмаил Даиров отметил, что выход Киргизии в свое время из Аральского фонда был большой ошибкой: «Решение о «заморозке» участия нашей республики в деятельности данного фонда было принято в 2016 году с «легкой руки» президента А. Атамбаева и «обосновано» руководством нашего МИД. Этот шаг нанес вред не только имиджу страны, но и эколого-экономической ситуации в республике. Все эти 7 лет я критикую данное решение, как глубоко ошибочное, недальновидное, некомпетентное и не отвечающее интересам нашей страны».

По его мнению, в условиях климатических изменений актуально поднимать вопрос возвращения республики в МФСА: «Я считаю, что в предстоящем саммите наш президент должен принять участие, как глава государства полноправного члена-учредителя Фонда. Поэтому за оставшееся время до начала работы саммита нужно, во-первых, принять решение о «разморозке» членства и активно включаться в работу по согласованию проекта итогового документа предстоящего мероприятия с целью продвижения своих интересов в рамках Аральского фонда».   

В рамках дискуссии было отмечено, что «разморозка» членства Киргизии в МФСА способствовала бы как реформированию Аральского фонда, так и решению ряда актуальных для республики задач, в том числе по достижению договоренностей о взаимной поддержке региональных инициатив в сфере водопользования.  

«Сейчас в Киргизии эффект от использования гидроресурсов не ощутим ни в экономическом, ни в социальном, ни в экологическом плане. Мы 75% воды бесплатно отдаем сопредельным государствам, по сути, это инвестиции в их экономику, в их социальный фактор и экологию, сами мы при этом не имеем никакой выгоды», - отметила главный специалист управления водными и земельными ресурсами МПРЭТН КР Гульнара Жунушова. По ее словам, действующие водно-энергетические соглашения, подписанные еще в 90-х годах, по сути, закрепили связи, действовавшие в советский период, которые в современных условиях требуют пересмотра: «Они должны составляться на справедливой разумной основе, и у нас есть основания инициировать их пересмотр, но для этого нам необходима единая государственная позиция по водным вопросам».    

Поддержал эту мысль системный аналитик Бактыбек Саипбаев, обративший внимание на парадоксальность ситуации: «Киргизия и Таджикистан находятся в верховье, т. е. формируют примерно 70-75 % всех гидроресурсов ЦА, но наша страна постоянно испытывает дефицит и питьевой, и поливной воды. Мы используем не больше 20-25% от годового сбора, который происходит на нашей территории, а это примерно 47-50 млрд кубометров, т. е. 75-80% уходит в Казахстан и Узбекистан. При этом наша республика отдает воду бесплатно, а газ, нефть и удобрения покупает у соседей за деньги».

Поэтому, по мнению эксперта, нужно поднимать вопросы о справедливом распределении расходов и компенсациях, а также о сотрудничестве: «Так, в качестве компенсации соседи могли бы участвовать в строительстве малых ГЭС на нашей территории. Перспективы сотрудничества есть и с точки зрения экологии, например совместная высадка лесов вокруг ледников, которая помогла бы остановить их деградацию».

Гидроресурсы в ЦА формируются только за счет ледников, т. е. от их состояния зависит водоснабжение всего региона. Между тем за последние годы деградировали примерно 30% ледников, и если ситуация не изменится, то к середине нынешнего века они могут растаять наполовину, а к началу следующего столетия и вовсе исчезнуть.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Мирсулжан Базарбекович Намазалиев

Намазалиев Мирсулжан Базарбекович

Управляющий директор Института свободного рынка (CAFMI)

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
83-е

место занимает Туркменистан в мировом рейтинге рабства «Global Slavery Index-2013»

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Май 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31