90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

КУЗЬМИНА: УМЕНЬШЕНИЕ КОЛИЧЕСТВА МИГРАНТОВ ИЗ ЦА НЕВОЗМОЖНО ПО ТРЕМ ПРИЧИНАМ

04.09.2023 18:00

Экономика

КУЗЬМИНА: УМЕНЬШЕНИЕ КОЛИЧЕСТВА МИГРАНТОВ ИЗ ЦА НЕВОЗМОЖНО ПО ТРЕМ ПРИЧИНАМ

В августе 2023 года рубль серьёзно колебался по отношению к доллару и евро. Это вызвало беспокойство как среди финансистов, так и среди иностранцев, приехавших на заработки в Россию. Количество последних в 2022 году росло и достигло 3,47 млн – на треть больше, чем в 2021 году. Среди мигрантов по-прежнему первое место по количеству приехавших занимают таджикистанцы – их число увеличилось на 336,7 тыс. Число мигрантов из Киргизии увеличилось на 84,6 тыс., из Казахстана – на 62 тыс. О том, какое влияние может оказать на их жизнь ситуация на финансовом рынке, рассказала кандидат политических наук, заведующая сектором Центра постсоветских исследований ИМЭМО им. Е. М. Примакова РАН Елена Кузьмина. 

— Повлияют ли колебания российской валюты на миграционные потоки из Узбекистана и Таджикистана?

— Количество трудовых мигрантов в России зависит от многих факторов. На него прежде всего влияют наличие рабочих мест и уровень безработицы в странах-донорах, международная политика в сфере миграции, уровень социальной защищённости мигрантов в стране пребывания и сильная диаспора и другие.

Стабильность курса рубля остается значимым фактором, определяющим уровень миграции в Россию, но далеко не единственным. Поэтому колебания курса российской валюты способны оказывать влияние только в совокупности с другими ключевыми факторами — например, с ростом числа рабочих мест в странах исхода или с упрощением условий для въезда на работу в другие государства приема, где нужна рабочая сила.

— На работу в Россию будет приезжать больше людей, меньше людей или ситуация в целом останется прежней?

— В 2023 году миграционный поток в Россию несколько сократился, об этом свидетельствуют данные МВД. В первой половине текущего года в стране на миграционный учёт встало, указав целью приезда работу, 3,5 млн человек. Для сравнения: в аналогичный период 2022 года это число превысило 5,8 млн человек, а за весь прошлый год достигло 11,8 млн (сложности подсчета миграционных потоков заключаются в наличии двойного гражданства у части приезжих из Таджикистана, а также связаны с корректностью подачи информации самими мигрантами при постановке на миграционный учет. Не все приезжие указывают целью въезда работу в России. – Прим. Ia-centr.ru).

Эта же тенденция прослеживается на уровне крупнейших миграционных доноров России – Таджикистана и Узбекистана. В первом полугодии 2022 года 1,8 млн таджикистанских граждан встали на учёт как трудовые мигранты. В первой половине 2023 г. их число достигло лишь 963,5 тыс. человек. Аналогичная ситуация сложилась и с узбекистанцами: в первом полугодии 2022 г. 2,9 млн зарегистрировались как трудовые мигранты, в аналогичный период текущего года их число упало до 1,7 млн.

Примечательно, что общее падение числа мигрантов не отразилось значительно на количестве полученных патентов. В первой половине 2022 года их получили более 726 тыс. таджикистанцев и 1,28 млн узбекистанцев. В аналогичный период 2023 года их число достигло 745 тыс. и 1,22 млн соответственно.
Колебания курса рубля в 2023 году и сложности с обменом валюты наложились на не самую простую политическую ситуацию. В перспективе это может способствовать дальнейшему оттоку трудовых мигрантов из России, но он навряд ли будет резким.  

—  Как ослабление рубля может повлиять на географию миграции из стран Центральной Азии? Воспользуются ли ситуацией другие страны, которые нуждаются в рабочей силе?

— В «Ведомостях» было приведено мнение главы узбекской диаспоры Москвы Бахрома Исмаилова о возможном отъезде трети узбекских мигрантов. Основной причиной он назвал сопоставимость уровня заработка в России с доходами в стране. По моему мнению, это не совсем верная оценка.

Во-первых, цены сопоставимы в столицах – Москве и Ташкенте, но навряд ли во всём Узбекистане. Во-вторых, большинство мигрантов заняли выжидательную позицию и надеются на стабилизацию курса, поскольку речь идёт о значительных колебаниях валют, а не стабильном их падении. В-третьих, вместе с рублём относительно доллара падали и валюты стран Центральной Азии. Так, доллар на 1 января 2023 года стоил 11 255 узбекских сумов, а на 1 июля уже 12 134 сума. Такая же ситуация и с таджикским сомони.

Наконец, даже если доллар будет стоить 110–120 рублей, у многих мигрантов не будет возможности устроиться на работу у себя на родине. Население государств Центральной Азии растет очень быстро, а рабочие места появляются медленнее.

Даже в Узбекистане, который создаёт производства несколько быстрее, чем другие страны региона, их недостаточно, чтобы занять всё трудоспособное население.

Квоты ряда других стран, привлекающих рабочую силу, не столь велики. В результате сменить направление миграции сможет лишь незначительная часть ищущих работу.

Что это будет значить для уровня жизни в регионе?

— Уровень жизни в Центральной Азии зависит не только от финансовой поддержки граждан, работающих за рубежом, но и от качества работы национальных экономик, роста числа производств и, соответственно, рабочих мест в странах региона.

Сейчас Россия способствует ускорению этих процессов и повышению качества жизни в Центральной Азии.
Так, по данным Агентства статистики Узбекистана, только за 7 месяцев 2023 года российские предприниматели открыли в Узбекистане 425 предприятий – больше, чем представители любой другой страны.

В Таджикистане столь бурного роста количества производств с российским капиталом не наблюдается, однако инвестиции в экономику страны значительно увеличились. Например, в 2022 г. в стране действовало 330 предприятий с участием российского капитала, что на 10 % больше, чем в 2021 году. Всё это способствует созданию новых рабочих мест в странах Центральной Азии.

— Какая экономика Центральной Азии наиболее уязвима для колебаний валюты?

— От 75 до 95 % трудовых мигрантов из региона трудятся в России.

Хотя их количество колеблется в последние годы, денежные переводы в страны-доноры сохраняют значимость для национальных экономик. Более того, эти финансовые вливания достаточно высоки и в среднем продолжают расти, несмотря на пандемию, антироссийские санкции и СВО.
По данным Всемирного банка, денежные переводы мигрантов в Узбекистан составили 11,8 % от ВВП страны в 2020 г., 13,3 % – в 2021 г., и более 20 % – в 2022 г. Доля переводов относительно ВВП росла, несмотря на интенсивный восстановительный рост узбекской экономики.

У Таджикистана эти показатели оказались еще больше: в 2020 г. — 26,9 %, в 2021 г. — 32,7 %, в 2022 г. — 50,9 %. Доля переводов к ВВП снизилась в 2022 г. в Киргизии. Тем не менее она осталась выше, чем в ковидный 2020 г.: в 2020 г. она составила 26,9 % от ВВП, в 2021 г. — 31,9 %, в 2022 г. — 27,9 %.

Эти цифры показывают, что все три страны — крупнейшие поставщики трудовых ресурсов для России — имеют серьезную зависимость от денег своих трудовых мигрантов, однако наиболее уязвимой является экономика Таджикистана.   

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

04.09.2023 18:00

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
Свыше 1,38 млн

жителей Казахской ССР ушли на фронт во время Великой Отечественной войны

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Февраль 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29