90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

САММИТ США – ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ: ЧТО ВАШИНГТОН ПРЕДЛОЖИТ РЕГИОНУ?

19.09.2023 18:00

Политика

САММИТ США – ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ: ЧТО ВАШИНГТОН ПРЕДЛОЖИТ РЕГИОНУ?

19 сентября на полях сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке состоится саммит США — Центральной Азия (C5+1), который впервые в истории пройдёт на уровне глав государств. В условиях растущего противостояния Запада с Россией и Китаем Вашингтон предпримет серьёзную попытку сбалансировать растущее влияние Москвы и Пекина в регионе. Вряд ли стоит ждать от форума быстрых прорывных решений, но он будет имеет символическое значение и задаст вектор развития отношений Соединённых Штатов с ЦА на перспективу.
Подробнее — в материале Ia-centr.ru. 

Главной особенностью мероприятия станет личное участие в нём президента США Джо Байдена. До этого самым высокопоставленным чиновником во главе американской делегации на площадке C5+1 был госсекретарь США, хотя сам формат был запущен Белым домом ещё в 2015 году. Ранее ни один американский президент никогда не собирался за одним столом со всеми среднеазиатскими лидерами, большинство из которых в западных СМИ называют «автократами», а также не посещал Центрально-Азиатский регион с визитами. 

Соответственно, придание саммиту C5+1 нового статуса можно считать сигналом американской администрации о повышении места Центральной Азии в шкале её международных приоритетов и о намерениях интенсифицировать политику на данном направлении. 

Рост американской дипломатической активности в ЦА наблюдается с начала 2022 года на фоне резкого усиления их глобальной конфронтации с Россией и Китаем. 

За это время регион посетили несколько представительных американских делегаций, в том числе в феврале 2023 года впервые за несколько лет турне по странам ЦА совершил госсекретарь США Энтони Блинкен, побывавший в Казахстане и Узбекистане. Переговоры на высшем уровне в Нью-Йорке станут логическим продолжением этой тенденции 

Фактом проведения саммита Соединённые Штаты также подтверждают свою готовность вновь включиться в обостряющуюся геополитическую борьбу за регион. Они временно «выпали» из неё после вывода натовских войск из Афганистана в 2021 году, который нанёс Западу сильный репутационный ущерб. За ним последовали сокращение финансирования американских программ и общее снижение интереса США к региону. 

В этом контексте первая встреча Байдена с «пятёркой», помимо прочего, выглядит как отсроченная дипломатическая реакция США на аналогичные саммиты глав ЦА с участием других мировых центров силы — Индии (январь 2022 года, онлайн), ЕС (октябрь 2022 года, Астана; июнь 2023 года, Чолпон-Ата), России (октябрь 2022 года, Астана), Китая (май 2023 года, Сиань), монархий Персидского залива (июль 2023 года, Джидда).

В целом понятны цели, в достижении которых Вашингтон рассчитывает продвинуться в ходе сентябрьских переговоров с лидерами ЦА. В общем виде они сводятся к максимальному ослаблению влияния в регионе глобальных конкурентов Запада в Евразии — прежде всего России и Китая. 

Прозвучавшие накануне заявления помощника президента США по нацбезопасности Джейка Салливана о том, что саммит не направлен против какой бы то ни было третьей стороны, не должны вводить в заблуждение. Именно противодействие Москве и Пекину неоднократно озвучивалось в качестве главного приоритета американской внешней политики в регионе как представителями американской администрации, так и экспертно-аналитическими кругами и прессой. Оно же зафиксировано в ряде американских концептуальных документов, таких как Стратегия национальной безопасности США 2022 года и Стратегия США для ЦА на 2019–2025 годы. 

Вместе с тем, судя по комментариям спикеров Госдепа, других американских официальных структур и «мозговых центров» (RAND, Atlantic Council и др.), в Вашингтоне отдают себе отчёт в том, что укрепившиеся за последние годы связи России и КНР с Центральной Азией не позволят решить задачу по «отрыву» региона от Москвы и Пекина быстро.  

Властям США предстоит готовиться здесь к затяжному противостоянию, действовать прагматичнее (к примеру, меньше критиковать местные «режимы» за нарушение прав человека. — Прим. Ia-centr.ru), концентрировать на приоритетных направлениях ресурсы, которые в изменившихся условиях уступают совокупным возможностям России и Китая в регионе.

С учётом текущей внешнеполитической конъюнктуры можно прогнозировать, что «вбить клин» в отношения Москвы и стран ЦА на саммите в Нью-Йорке американцы попытаются через призму конфликта на Украине. 

Как многократно заявлялось западными дипломатами, в первую очередь они намерены добиваться от центральноазиатских республик соблюдения режима антироссийских санкций. 

О том, что последние плохо работают в регионе, свидетельствует кратный рост объёмов санкционной продукции, которая реэкспортируется через него в Россию. 

Вашингтон заинтересован также в дипломатической поддержке центральноазиатскими республиками антироссийских инициатив Запада в Генеральной Ассамблее ООН. До сих пор они воздерживались от голосования по большинству международных резолюций, осуждающих действия Москвы. 

Ещё одним предметом обсуждения сторон, вероятно, станут транскаспийские инфраструктурные проекты в обход России, призванные снизить экономическую зависимость региона от северного соседа.  

Американская сторона вряд ли избежит соблазна в очередной раз «подогреть» с помощью украинской темы опасения стран Центральной Азии по поводу угроз их суверенитету и территориальной целостности, которые якобы исходят от России. 

В том же ключе, скорее всего, будут обсуждаться и противоречия центральноазиатских республик с Китаем. В американских дипломатических и экспертных кругах не скрывают обеспокоенности быстрым укреплением позиций КНР в регионе, чему, как утверждается, в немалой степени способствует в том числе отвлечение внимания России на кризис вокруг Украины.  

Неполный перечень продвигаемых с подачи Вашингтона «претензий» к действиям Пекина в ЦА включает усиление долговой зависимости стран региона от КНР, скупка китайцами местных активов и занятие ими рабочих мест, притеснение тюрков в Синьцзяне и так далее.

Другой темой, которая неизбежно попадёт в повестку предстоящего саммита, будет Афганистан, граничащий сразу с тремя странами Центральной Азии. Поскольку администрация Байдена продолжает настаивать на изоляции режима талибов*, она может попытаться убедить государства региона, наладившие с ними рабочие связи (Казахстан, Узбекистан. — Прим. Ia-centr.ru), в необходимости проведения более жёсткой политики по отношению к Кабулу.  

Не исключено также, что под прикрытием «афганской угрозы» Вашингтон постарается расширить сотрудничество с центральноазиатскими государствами в сфере безопасности. 

В течение последних двух лет западные СМИ несколько раз публиковали «инсайды» об интересе американской стороны к наращиванию программ, связанных с подготовкой военных кадров и поставками оборудования в ЦА, а также к размещению здесь инфраструктуры для нанесения «загоризонтных» ударов БПЛА по целям в Афганистане. 

В целом «президентский» статус саммита C5+1 свидетельствует о серьёзности намерений американской стороны в регионе, которые чревато недооценивать. Вполне возможно, он станет отправной точкой для новой американской политики в Центральной Азии, что будет понятно по прошествии времени.

Однако, как представляется, от мероприятия вряд ли стоит ждать непосредственных прорывных результатов. К этому не располагает как навязываемая США негативная антироссийская и антикитайская повестка, вызывающая отторжение у активно сотрудничающих с Россией и Китаем государств региона, так и предыдущий опыт их взаимодействия с Вашингтоном.  

Опыт работы США со странами Центральной Азии омрачён провалом прежних западных интеграционных инициатив («Большая Центральная Азия», «Новый Шёлковый Путь») и инфраструктурных проектов (транскаспийский газопровод, CASA-1000), практикой цветных революций и вмешательств во внутренние дела, бегством НАТО из Афганистана, отсутствием крупных инвестиций в местную экономику.   

Объявленная администрацией Байдена «Инициатива экономической устойчивости ЦА» в размере $50 млн выглядит для региона с населением почти 80 млн человек карикатурно, особенно на фоне масштабных капиталовложений России и Китая.

Не стоит сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что центральноазиатские лидеры, в отличие от глав большинства восточно-европейских и прибалтийских республик бывшего СССР, в большей степени ориентированы на отстаивание национальных интересов и находятся под меньшим влиянием западной идеологии и пропаганды. Всё это означает, что на предстоящих переговорах в Нью-Йорке сторонам предстоит непростой восточный торг.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

19.09.2023 18:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Дни рождения:

571 209

человек выехали из Таджикистана в I полугодии 2013 г.

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июнь 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30