90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Религиозный диссонанс. Насколько сильны угрозы светским устоям Казахстана?

03.11.2023 10:00

Религия

Религиозный диссонанс. Насколько сильны угрозы светским устоям Казахстана?

Похоже, поиски баланса между светскостью и религией в Казахстане зашли в тупик, на что указывает усиливающееся противостояние сторонников этих двух векторов. Примирить их или хотя бы заставить считаться друг с другом могут разве что грамотная и при этом гибкая государственная политика в религиозной сфере, а также адекватный закон о религии, на кардинальное изменение которого с недавних пор нацелились компетентные органы. Но что конкретно в них необходимо изменить? И почему в нынешнем своём виде они оказались несостоятельными? Слово экспертам.

Расул Коспанов, политолог, координатор Центра социальных и политических исследований «Стратегия»:

«У нас сложился некий свой секуляризм «по-казахски», не очень понятный»

- Действительно, религиозная тема сегодня одна их самых обсуждаемых, вопросы поднимаются серьезные. И это вполне объяснимо, ведь религиозные проявления, с которыми мы сталкиваемся ежедневно, затрагивают всех, пусть, возможно, в разной степени – и верующих, и атеистов. Еще в конце 2022 года коллектив ЦСПИ «Стратегия» начал исследование, посвященное секуляризму в стране, и его результаты легли в основу книги «Светскость и атеизм в современном Казахстане». Так совпало, что как раз в период полевых работ в нашем информационном пространстве вновь активизировалась дискуссия о ношении хиджабов в школах, и мы детально её изучили.

Активная часть общества разделилась на два лагеря. Сторонники введения полного запрета на ношение платков в госучреждениях ссылались на статью 1 Конституции РК, утверждая, что школа должна быть отделена от религии. При этом в качестве примера они часто указывали на «прабабушек», не носивших хиджаб, хотя, в принципе, казахский кемешек по функционалу схож с ним. Этих людей можно назвать приверженцами наступательного секуляризма.

В то же время их оппоненты не видят юридических противоречий между вышеуказанной статьей и ношением хиджаба. Более того, они убеждены в том, что, запрещая религиозную одежду учащимся/работающим в госучреждениях, государство нарушает их права. В качестве аргумента приводится статья 22 Конституции, согласно которой «каждый имеет право на свободу совести». Очевидно, эти люди являются приверженцами пассивного секуляризма.

Были также группы, которые настаивали на открытии в учебных заведениях молельных комнат, предлагали рассмотреть возможность введения института многоженства. Но, несмотря на высокую степень их активность в информационном поле, они не столь многочисленны, как кажется. Большинство казахстанцев все-таки остаются приверженцами секуляризма и светского государства - 61,7% респондентов. Из них 44% - сторонники пассивного секуляризма (по примеру США), 17,7% - сторонники наступательного секуляризма (по примеру Франция). И лишь каждый третий - противник светскости в Казахстане.

О том, что стране необходима государственная религия, которая будет иметь влияние на законодательство, судебную систему и систему образования, заявили 27,9%. Самая малочисленная группа - это «убежденные клерикалы» (6,3%), которые утверждают, что вся общественная жизнь страны должна находиться в религиозных рамках, а судебная система, законодательство и образование - базироваться на религиозном праве. Особенно удивили жители Актау, где почти четверть респондентов (22,9%) являются убежденными приверженцами клерикализма: такого их количества не наблюдается ни в одном другом городе страны.

Если говорить о проявлении религии в повседневной жизни, то 57,2% респондентов согласны с необходимостью организации молельных комнат в общественных местах. 40,9% поддерживают функционирование в Казахстане религиозных школ. Каждый третий казахстанец считает, что в государственных органах, школах и других учебных заведениях не должно быть ограничений в плане ношения хиджаба.

Выходит, что значительная часть наших сограждан не одобряет принципы светского государства. Но понимают ли они плюсы и минусы жизни в теократическом государстве – большой вопрос. Стоит напомнить, что после серии террористических актов в начале 2010-х годов религиозная политика в стране сделала крен в сторону контроля над нетрадиционными религиозными течениями. Не скажу, что о теме светскости забыли, но ей перестали придавать большое значение.

В научной классификации устоялись два типа секуляризма: пассивный и наступательный, о которых я говорил выше. Но у нас сложился некий свой секуляризм «по-казахски», который мне не очень понятен. С одной стороны, в резиденции первого лица государства проводится ауызашар с участием большого количества «топовых» чиновников, а, с другой, в школах действует запрет на ношение хиджабов, который объясняют тем, что государство отделено от религии. Неудивительно, что такая непоследовательность порождает в головах казахстанцев диссонанс…

В начале октября министр культуры и информации Аида Балаева заявила о том, что в Казахстане планируют пересмотреть закон о религии. Считаю такой шаг действительно необходимым, поскольку этот документ в его нынешней редакции неоднократно подвергался критике. Возможно, даже стоит принять абсолютно новый закон, так как он влияет на личную жизнь каждого казахстанца. Это вам не неудавшийся закон о самокатах…

У казахского народа есть прекрасная пословица: «шаш ал десе, бас алады» (скажешь «подстриги» - голову снимет), которую можно применить к нашей законотворческой деятельности, где часто процесс важнее результата. Не стоит торопиться, для начала нужно провести серьезное экспертное обсуждение. Плюс разработчикам закона нельзя давать волю своим убеждениям, в том числе и религиозным/атеистическим. Как предупреждал известный исследователь Ахмет Куру, противоборствующие группы двух школ секуляризма и клерикалисты будут активно пытаться продвигать в обществе свои взгляды.

Защищая светскость, не стоит забывать и о правах казахстанцев, активно практикующих религию. К примеру, в рамках исследования мы неоднократно фиксировали факты ксенофобим по отношению к девушкам в хиджабах. Причем категорически против их ношения, в том числе в общественных местах, выступали респонденты именно старше 50 лет, особенно женщины. Прямо во время фокус-групп с незнакомыми людьми они очень нелицеприятно, можно даже сказать нетерпимо высказывались в их адрес. Что интересно, среди молодежи (до 30 лет) негатива в отношении покрытых девушек практически не наблюдалось.

Да, мы можем называться светским государством, но проводить эффективную политику секуляризма без четко прописанного закона о религии будет сложно. Посмотрите на Индию - светское государство, в котором проживают индуистское большинство и мусульманское меньшинство. Её часто называют самой большой по количеству населения демократией мира, но даже там происходят эксцессы. К примеру, в конце 2019 года в стране вспыхнули массовые протесты в ответ на принятый парламентом закон, который дает возможность получения индийского гражданства представителями религиозных меньшинств из Пакистана, Бангладеша и Афганистана. Причем его действие не распространялось на мусульман. Такой вот сложный секуляризм по-индийски. И по сей день, заполняя анкету на визу в Индию, вы должны будете ответить на вопрос о вашем вероисповедании.

Вывод: большинство граждан Казахстана – сторонники секуляризма, преимущественно пассивного. Именно от этого и надо отталкиваться. Все-таки наступательный секуляризм характерен для государств, у которых исторически присутствовала практика союза между сильной монархией и религией-гегемоном.

Серик Бейсембаев, социолог, директор исследовательского центра PaperLab:

«Религиозная политика должна быть пересмотрена в сторону либерализации»

- Угрозы светскости, как правило, есть в тех странах, где происходит эрозия государственных институтов и наблюдается массовая исламизация общества. Казахстан к таковым не относится. Да, он тоже подвержен процессу роста религиозности населения, но не в тех темпах и масштабах, чтобы бить тревогу. По данным социологических опросов, в нашей стране доля глубоко верующих людей, придерживающихся всех предписаний ислама, составляет всего 10-15 процентов. В основном это молодежь, которая проживает в западных и южных регионах РК.

Скорее, у нас доминируют другие тенденции – глобализация и урбанизация общества. Большинство наших граждан живут в городах, их ценности меняются в сторону ориентации на западный образ жизни с его гендерным равенством, феминизмом и прочими установками. Если мы посмотрим на демографическую статистику, то увидим, что казахстанцы стали позже вступать в брак и рожать. Усиливаются установки на гендерное равенство. А это, согласитесь, нехарактерно для обществ, где происходит архаизация или подрыв светских основ.

Представления об исламизации нашего социума, особенно гуляющие в социальных сетях, сильно преувеличены. По сути, мы сталкиваемся с демонизацией людей, которые приходят в религию. Во многом на это влияют ситуация в Афганистане, а также госпропаганда, которая зациклилась на борьбе с экстремизмом и терроризмом. Если посмотреть видеоролики и статьи на эту тему, которые производят и публикуют официальные СМИ, то там делается акцент именно на угрозы, вызванные, мол, исламской радикализацией. Дошло до того, что в любом человеке с нехарактерной внешностью начали видеть потенциального экстремиста. Чтобы убедиться в этом, достаточно полистать криминальную хронику: многим задержанным приписывают приверженность к нетрадиционным религиозным течениям, хотя подозреваются они в иных преступлениях...

В целом, на мой взгляд, критика в адрес государственной религиозной политики вполне оправданна, поскольку она фактически превратилась, как я уже отметил, в борьбу с экстремизмом и терроризмом. Хотя это два совершенно разных направления. По сути, произошла подмена понятий, когда под обеспечением безопасности стали понимать максимальный контроль и регулирование любой активности религиозных организаций. Тогда как адекватная религиозная политика должна, прежде всего, обеспечивать им инклюзивность, тем более что в Казахстане представлено множество разных конфессий. Нужно учитывать интересы каждой из них и создавать общее правовое поле, в рамках которого они могли бы чувствовать себя защищенными и полноценно функционировать, как это происходит во всех цивилизованных странах.

Закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» был принят в 2011 году, и с тех пор в него практически каждый год вносились изменения, которые лишь ужесточали контроль, вплоть до мелочей. Чтобы, к примеру, провести какой-то ритуал, религиозным организациям нужно взять разрешение у местных властей. Или их здания должны располагаться на определенном расстоянии от школ… Сложно представить более зарегулированную сферу в Казахстане, чем религиозную. А всё потому, что после терактов 2011 года государство решило, что ислам представляет опасность, поэтому всех, кто имеет к нему отношение, надо контролировать. Но такой подход приводит лишь к дискриминации верующих со всеми вытекающими из этого последствиями.

Считаю, религиозная политика должна быть пересмотрена в сторону либерализации. Необходимо вернуться к приоритету обеспечения свободы вероисповедания и дерегулировать деятельность религиозных организаций.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://qmonitor.kz/society/6579

03.11.2023 10:00

Религия

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
492 135

граждан Киргизии легально находятся в России

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Апрель 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30