90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Реальная жизнь в Казахстанском экономическом гетто (эксперты спорят)

07.11.2023 22:00

Экономика

Реальная жизнь в Казахстанском экономическом гетто (эксперты спорят)

Большинство структурных экономических проектов в Казахстане провалилось по вине некомпетентных чиновников, считают эксперты. Однако на подходе очередной пакет реформ. Что нам готовит правительство и сможет ли оно воплотить свои планы?

Еще в сентябре появилось сообщение об отмене правительством нацпроектов, утвержденных в 2021 году. Среди них нацпроект "Ұлттық рухани жаңғыру" (бюджет 119 млрд. тенге), нацпроект "Качественное и доступное здравоохранение для каждого гражданина "Здоровая нация" (3,6 трлн.), "Качественное образование "Образованная нация" (1,9 трлн.). А также "Технологический рывок за счет цифровизации, науки и инноваций" (2,2 трлн.), нацпроект по развитию предпринимательства на 2021–2025 годы (8,4 трлн.), нацпроект "Сильные регионы – драйвер развития страны" (7,6 трлн.), проект "Устойчивый экономический рост, направленный на повышение благосостояния казахстанцев" (15,9 трлн.), нацпроект "Зеленый Казахстан" (1,4 трлн.) и нацпроект по развитию агропромышленного комплекса РК на 2021–2025 годы (6,8 трлн.).

Общий бюджет упомянутых проектов составил 48 трлн тенге, но Высшая аудиторская палата признала многие начинания правительства неэффективными. Тем не менее, Агентство по стратегическому планированию и реформам РК (АСПиР) готовит некий документ "Видение "Казахстан-2050", а также Национальный план развития до 2029 года. Кроме того, президент Токаев еще весной предложил пересмотреть Национальный план развития до 2025 года.

Оздоровление экономики требуется Казахстану как никогда раньше, но способно ли правительство инициировать, а главное – эффективно реализовать очередные реформы? Этот вопрос мы адресовали экспертам.

Казахстан не может обуздать инфляцию

Доктор экономических наук Рахман Алшанов считает, что эффективность преобразований зависит от увеличения полномочий Парламента и большей самостоятельности регионов.

– Ситуация в мире меняется очень быстро и непредсказуемо. Никто не предполагал, что развяжется война между Украиной и Россией, возникнет санкционное давление, изменение транспортных коридоров. В целом мировая экономика переживает не лучшие времена, но движется вперед, хотя и небольшими темпами. Китай немного замедлил темп развития, связано это с концептуальными изменениями – переходом к модели развитой страны с высокими потребностями. При этом китайское руководство старается совместить социалистические и капиталистические методы, запрячь в одну упряжку коня и трепетную лань. Изменения и неопределенность в этих странах сказываются и на Казахстане. Мы в середине динамичных процессов: здесь и давление Китая, вопросы о том, как пойдет его развитие, что ему будет нужно, здесь и Россия, наш великий партнер и сосед, находящийся не в лучшем положении, и другие страны региона, в частности, Афганистан, – отметил эксперт.

Кроме того, пояснил он, президент Токаев провозгласил курс на справедливое государство, "левые движения" в экономике приостанавливаются. Одновременно в обществе чрезмерно развито потребительское отношение, когда от правительства слишком многого требуют, что толкает чиновников на популистские шаги.

Подводит и неумение управлять инфляцией в условиях спекулятивных настроений. "Что делают в Европе? Штрафуют и наказывают за необоснованное повышение цен. Один раз снимут стократный штраф, больше будет неповадно. У нас же, к большому сожалению, никак не научатся управлять инфляцией. Заставляют акимов следить за ценами, но к приходу акима рисуют "правильные" ценники, а после его ухода стоимость товаров возвращается к истинной", – считает Рахман Алшанов.

К представителям партий, выражающих мнение избирателей, в правительстве не слишком прислушиваются, указал он.

– Механизм, о котором говорит президент, где Парламент будет сильным, а правительство подотчетным, не выстраивается. Расходы бюджета сегодня в два раза выше, чем доходы. Нужно жить по средствам, а мы тратим Национальный фонд, хотя президент неоднократно подчеркивал, что от этой практики нужно отказаться. Стоимость госпрограмм завышена, средства используются неэффективно. Что бы не заявляли в Высшей аудиторской палате, выводов не делается, уровень планирования остается низким. В правительстве не умеют считать деньги, а функции в руки бизнеса отдавать не хотят. Некоторые полномочия можно передать регионам, пусть они сами решают проблемы с водой, канализацией, коммуникациями. Но деньги собирают централизованно, распределяют зачастую произвольно. Как недавно говорили депутаты, Туркестанская область, например, получает 86% дотаций. Всего три региона в Казахстане кормят всех остальных. В целом это следствие искаженных бюджетных отношений. Регионы должны самостоятельно зарабатывать и сами определять затраты. А сегодня, чтобы вырыть арык условно в Алматы, нужно просить республиканский бюджет – практика 30-х годов, – подчеркнул эксперт.

Относительно квазигосударственного сектора, собирающего сливки с любых начинаний, Рахман Алшанов вновь процитировал депутатов Мажилиса, считающих, что многочисленные нацкомпании превратились в священную корову, к которой государство не может подойти.

– Нацкомпании в убытках. "КазМунайГаз", когда цены на сырье выросли до небес, умудрился получить убыток. "Казахстан Темир Жолы" понабрала кредитов и не может вылезти из долгов. При этом многие вагоны откровенно допотопные. КТЖ закупает вагоны, а где вагонные заводы, которые строили в Казахстане, где их продукция? Где все объекты, которые возводились за огромные деньги десятилетиями? Оборудование для нацпредприятий, та же автохимия – все это можно производить в стране. До сих пор нет конкретики в планировании, нет ответственности за траты, – указал эксперт.

В будущем есть надежда на "зубастых" депутатов, считает Рахман Алшанов, но они должны иметь больше полномочий. Депутаты должны получить возможность отправить в отставку министра за неисполнение госпрограмм, за завышенную стоимость проектов и их неэффективность.

– Люди устали. Инфляция, как многие отмечают, съела все социальные программы, реальные доходы сильно уменьшились. Растет закредитованность, конечно, она растет, если казахстанцы все чаще берут кредиты на проживание, элементарно на еду и оплату коммунальных услуг, тогда как раньше в основном брали на развитие – на машины, технику, квартиры. Это кризис, – пояснил эксперт.

Он также обратил внимание на то, что базовая ставка Нацбанка в нашей стране выше, чем у стран, находящихся в состоянии войны, например, в России и Украине. "У всех стран СНГ базовая ставка ниже, чем в Казахстане. Мы просто не справляемся с инфляцией, при этом постоянно киваем на соседей, у которых гораздо больше оснований сваливать проблемы на внешние факторы. Как развивать конкуренцию, как насыщать рынок товарами, если вы получаете такие "дорогие" деньги? Снижайте ставку, дайте предприятиям кредиты на нормальных условиях на развитие производства, расширяйте полномочия банков второго уровня. Банк развития должен быть настоящим, мощным инвестиционным банком, иметь большие ресурсы и финансировать предприятия под нормальный процент, 2–4% годовых – чтобы бизнес мог выпускать конкурентную продукцию. Мы же до сих пор, уже 30 лет, ввозим в страну мясо, молоко, овощи и фрукты. Мы – аграрная страна, могли бы потенциально кормить всех соседей. Посмотрите на реальное положение: вначале отдаем лучшие земли под жилищную застройку, а потом ввозим яблоки из стран, где их выращивают на песке, из того же Израиля", – сказал аналитик.

– Министры, руководители ведомств, должны, как в советское время, день и ночь работать, везде ездить, понять процессы изнутри, наладить производство с реальным результатом. А если не можете – отдайте полномочия бизнесу. В Казахстане есть результативные проекты, приносящие доход, нужно ориентироваться на мировую практику, где поддерживаются экономически эффективные проекты, а неудачные закрываются, – резюмировал Рахман Алшанов.

Власти не справляются с большим количеством недовольных

Финансовый консультант Расул Рысмамбетов уверен, что годами нерешаемые экономические проблемы в регионах приводят к нестабильности государства.

– Могу, конечно, ошибаться, но думаю, что национальные проекты отменили, а обозначенные приоритеты остались. Оздоровление нации, комфортная школа – все это сохранилось. Получается, правительство забыло сообщить, что отменяется достижение указанных целей через нацпроекты. Качественные образование и здравоохранение, строительство жилья, наполнение продовольственного рынка – эти необходимые меры никуда не ушли. Думаю, проекты отменили поскольку они разрабатывались на скорую руку, абсолютно не глядя на бюджет, поэтому их решили пересмотреть, – пояснил эксперт.

– Что касается новых экономических концепций, мне кажется, правительство сейчас их разрабатывает в пожарном режиме. Не хватает жилья – строим, не хватает продуктов – пытаемся контролировать цены. Четких стратегий, основанных на экономической географии, увеличении производительности труда и других базовых вещах, я пока не видел. Надеюсь, правительство над ними размышляет. До сих пор правительство живет по старой парадигме выполнений поручений президента, устранившись от госпланирования, – добавил он.

В первую очередь, приоритеты и реформы должны касаться людей и регионов, считает Расул Рысмамбетов. "Нужно, чтобы граждане жили в своих регионах комфортно и могли зарабатывать на жизнь честным трудом. Это очень просто сказать, но невероятно тяжело сделать. Требуются хорошие врачи, комфортные школы, рабочие места, собственное или арендное жилье – сами по себе параметры желаемой стратегии государства довольно незамысловатые. При этом, если инфляция 20%, то зарплаты должны вырасти на 50%. Развитие регионов означает, что люди не будут "кучковаться" в Алматы, Астане, Шымкенте, Атырау. Январские события в Алматы показали, что эффективно справиться с большим количеством недовольных власти не могут. Значит, нельзя допускать критической концентрации. Люди стремятся в крупные города не из любви к алматинским горам – это экономические беженцы из регионов, где жизни нет вообще. Плохая вода, перебои с отоплением, не хватает работы, высокая преступность. Те, кто едет в Астану, понимают, что на содержание столицы деньги всегда найдутся, а про регионы могут забыть. Это элементарные вещи, но я не знаю, понимают ли их в правительстве", – сказал аналитик.

– Государство – это сад и цветник. Его задача в создании условий для роста. Не нужно брать надуманные, оторванные от реальности проекты, нужно задаться вопросом: где люди будут жить, работать, лечиться? Остается лишь надеяться, что в правительстве прислушаются к ученым-экономистам, так как научный подход часто не ко двору в высоких кабинетах. Там больше всего "бегают" за показателями и международными рейтингами. Рейтинги – это преимущественно про PR. Взяли 50 развитых стран, которые развивались каждая по-своему, посмотрели, где у них красивый заборчик, поставили себе тоже заборчик, покрасили, а он не держится! Я не люблю метафоры про уникальный путь, но государство должно отталкиваться от потребностей конкретных граждан. Чтобы молодой человек не хотел сразу после вуза уехать из страны, – отметил Расул Рысмамбетов.

– К ситуации непонимания базовых запросов мы пришли даже не из-за участия государства в экономике, а из-за обилия в ней частных интересов, когда лоббисты пытаются улучшить жизнь только узкого круга лиц, – заключил он.

Зачем реформы вывозной экономике?

Экономист и общественный деятель Петр Своик объясняет провальную экономическую политику концептуальными недостатками системы.

– Как неоднократно отмечалось, почти все предыдущие реформы и стратегии провалились. Экономическая история с нулевых годов делится на два этапа. Первый – это тучные годы, когда даже у оппозиции ничего не получалось, потому что все увлеченно делали деньги. Этап закончился, между прочим, не в мировой кризис 2007–2008 годов, а только к 2013 году, поскольку мы были мало связаны с мировым финансовым рынком. А с 2013 года начались Таможенный союз, ЕАЭС, Донбасс, Крым, санкции, падение цен на нефть, девальвация тенге и так далее. С этого момента все без исключения программы не исполняются. После неудачных программ ФИИР был План нации 100 шагов, основанный на привлечении в страну якорных инвесторов в несырьевые отрасли. Ни один "шаг" не был осуществлен. Кроме того, задумывалось превращение РФЦА в международный финансовый центр, это тоже не удалось. Вспомним утвержденный еще при Назарбаеве национальный план развития до 2025 года. Его переписывали раза три, в очередной раз президент Токаев поручил переписать документ АСПиРу. То есть дал поручение обновить программу до 2050 года и национальный план – и АСПиР до сих пор ничего не может родить. Пакет национальных проектов тоже провален. Таким образом, провалено не что-то отдельное, а все полностью, – указал аналитик.

Причина, по мнению Петра Своика, кроется в том, что сама модель, построенная в 90-е и нулевые годы, основывалась на "вывозных" принципах. Происходил удешевленный вывоз сырья по промежуточным ценам, с оформлением заключительных сделок уже за пределами национальной юрисдикции, со складыванием за границей соответствующей выручки. "В эту модель была включена правящая верхушка, поэтому она увлеченно вытаскивала деньги из страны. Вторая часть этой модели – внешнее финансирование. Почему ничего не получается с МФЦА? Потому что международному капиталу заходить в Казахстан нет никакой нужды. Все внешнеэкономические сделки осуществляются снаружи. Внутрь заходит только валюта для уплаты налогов, зарплат, взяток и т.д.", – уточнил эксперт.

Кроме того, пояснил Петр Своик, Казахстан находится в инвестиционном кредитном гетто. "Тенге – это колючая проволока, которой огорожено гетто, а на вышках сидят Нацбанк и Минфин, не выпуская никого, кроме тех, у кого есть долларовый пропуск, кто может действовать на внешнем рынке. А внутренняя экономика полностью подавлена, она без инвестиций. Эту модель нам, конечно, внедрили извне, но осуществляем ее мы сами. Наш кредитный производственный потенциал отличается от нормы также, как паек в гетто отличается от приличного обеда. Инвестиций в тенге нет, их вообще нет в такой модели", – считает аналитик.

Петр Своик привел в пример отмененные нацпроекты, для которых есть один единственный источник финансирования – государственный бюджет. Однако этот источник восполнял лишь около 10 трлн. тенге из нужных 48 трлн. То есть для разработанных проектов не нашлось средств, поскольку предполагалось, что разницу покроют некие частные инвестиции, но таких внутри страны нет. Иностранные же инвесторы, подчеркнул экономист, не горят желанием инвестировать в несырьевые сферы.

– Таким образом, национальные проекты уже родились мертвыми. Президент поручил написать новые экономические стратегии, но если бы в правительстве знали, что писать, то давно бы выдали. Кроме прочего, президент еще поручил написать инфраструктурный план до 2025 года – это очень важно, поскольку энергетическая отрасль в страшнейшем кризисе. Нужно срочно что-то делать с ЖКХ, но ведь этот документ тоже до сих пор не могут родить. Как мы говорили выше, в рамках текущей модели, построенной на вывозной экономике и внутреннем гетто, никакого развития не может быть в принципе. Поэтому президенту где-то нужно найти людей, которые смогут преобразовать гетто в нормальную экономическую систему, работающую на национальные интересы, – резюмировал аналитик.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

07.11.2023 22:00

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Сайдилла Канболотович Нышанов

Нышанов Сайдилла Канболотович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
25 000

кыргызстанцев принимают опиаты внутривенно

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Апрель 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30