90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Запад продолжает подбираться к природным богатствам Центральной Азии

29.02.2024 18:00

Политика

Запад продолжает подбираться к природным богатствам Центральной Азии

Изменения на геополитической арене мира все больше толкают страны Запада к пересмотру своего отношения к регионам, внимание к которым в прошлом было минимальным. В том числе речь идет о странах Центральной Азии, которые в последние годы оказались в прицеле внешнеполитических устремлений Евросоюза и США. Причем, помимо политических причин, повышенный интерес к ЦА у западных стран оказался связан с природными ресурсами региона.

 Необходимо отметить, что Центральная Азия является настоящей кладовой различных природных ископаемых. Так, на территории Таджикистана существуют месторождения цинка, свинца, молибдена, вольфрама, меди, золота, серебра, урана, висмута, железа и пр. Более того, по запасам угля эта страна занимает ведущее место в ЦА с общими запасами около 4 млрд тонн, из которых 80% относится к коксующимся. В Киргизии ведется разработка залежей золота, ртути, сурьмы, олова и вольфрама, хотя топливо-энергетические ископаемые, такие как нефть, газ и уголь, здесь незначительны. Узбекистан занимает четвертое место в мире по запасам золота и входит в число лидеров по залежам урана. Здесь также есть месторождения газа, меди, цинка, фосфатов и пр. Туркменистан и вовсе обладает около 10% мировых запасов природного газа (4-е место в мире и самое большое газовое месторождение на суше – Галкыныш) и располагает залежами нефти, серы, свинца, йода, брома и пр.

Отдельное место в регионе занимает Казахстан, который представляется многим странам Запада в качестве самого лакомого куска, так здесь имеются крупные месторождения нефти, а также урана (около 40% от всего объема добычи в мире). В условиях противостояния с Россией, в первую очередь в сфере энергетики, для западного мира подобные богатства Казахстана, как и остальных стран ЦА, приобретают если не критический, то как минимум значительный характер. Особенно с учетом того, что центральноазиатские республики и сами готовы к сотрудничеству, так как не имеют достаточных ни финансовых, ни технологических возможностей для масштабной самостоятельной добычи и переработки природных ископаемых.

Стоит заметить, что высасывание Западом ресурсов из Центральной Азии началось не сегодня. Хотя некоторые из стран региона и пытаются контролировать данный процесс, стараясь соблюсти национальные интересы. Например, Туркменистан сохраняет контроль над своими крупнейшими шельфовыми проектами, а потому отказывает иностранным компаниям в любой деятельности, которая выходит за рамки обслуживания месторождений, но поощряет их на заключение соглашений о разделе продукции (иностранный инвестор получает от государства право на добычу полезных ископаемых, оставляя часть добытого себе). Попытки ограничить влияние иностранцев периодически можно наблюдать и в Киргизии, а также Казахстане, где в последнее время все чаще стали говорить о необходимости пересмотра существующего законодательства. Однако в целом зависимость стран ЦА от ЕС, США и Великобритании является более чем очевидной.

В данном случае необходимо понимать, что Запад включился в борьбу за ресурсы Центральной Азии не сегодня. Главным своим инструментом США и страны ЕС избрали проверенную во многих уголках планеты политику инвестирования в разведку и добычу сырья, что дает им возможность контролировать месторождения, а также влиять на цепочки поставок путем интеграции в регион. Вместе с тем после начала специальной военной операции на Украине и последовавшими за этим антироссийскими санкциями, которые поставили под угрозу импорт из РФ многих редкоземельных материалов, например вольфрама или урана, на Западе принялись расширять и политическое сотрудничество с пятью центральноазиатскими странами.

Так, США усилили давление на регион через свою инициативу «С5+1», которая появилась еще в 2015 году. В частности, осенью 2023 года в ее рамках в Нью-Йорке прошла встреча, где обсуждались вопросы расширения сотрудничества Соединенных Штатов со странами ЦА, в том числе в области разработки природных ресурсов. Практически в то же время состоялась встреча «Германия – Центральная Азия» в Берлине, на которой канцлер Олаф Шольц выступил за активное развитие отношений с пятью республиками в экономике, энергоснабжении и поставках ресурсов. И речь в случае с Германией, как и Европой в целом, уже идет не только о нефти и газе, но и иных природных ресурсах, которые стали менее для неё доступными из-за введенных самим же ЕС антироссийских санкций.

Продолжением наступления стран Запада на Центрально-Азиатский регион стало состоявшееся 8 февраля первое заседание Диалога по критическим минералам (CMD) в формате «C5+1» в Государственном департаменте США, на котором прямо было высказана заинтересованность Вашингтона в «развитии инвестиционных возможностей в критически важные полезные ископаемые при соблюдении высоких экологических и социальных стандартов». При этом чиновники всех пяти стран ЦА поддержали устремления американцев и согласились с необходимостью совместной работы для «достижения общих целей в области критических минералов, в том числе диверсификацию рынков и развитие технологий».

Диалог по критическим минеральным ресурсам в формате C5+1 в онлайн режиме

За подобными общими заявлениями, которые формально объявляют о желании Запада «помочь» странам ЦА в развитии их экономик, на самом деле скрывается обыкновенная жажда наживы со стороны ЕС и США, а также их стремление сократить возможности влияния на регион России и Китая. При этом главным инструментом в работе с центральноазиатской пятеркой, как и ранее, являются деньги. Самым ярким примером того, насколько успешно это работает, является ситуация в Казахстане, лидер которого на осенней встрече 2023 года в Нью-Йорке во многом неожиданно заявил, что его страна сфокусировала свое внимание на создании «благоприятных возможностей для американских компаний в разработке полезных ископаемых».

О том, что Казахстан уже давно не является собственником большинства своих природных ресурсов, эксперты и политики говорят не первое десятилетие, так как власти республики еще в 1990-х годах избрали моделью развития экономики экспорт сырьевых ресурсов, в рамках которых была начата передача всех добывающих мощностей иностранцам. В последние годы зависимость страны от транснациональных компаний приобрела гипертрофированный размер. В частности, к 2023 г. 70,5% всех добывающих мощностей в республике контролировали иностранные организации, в основном из США, Великобритании и Евросоюза. На трех крупнейших нефтегазовых месторождениях страны – Тенгиз, Кашаган и Карачаганак – Казахстан на сегодня контролирует менее 25% их активов, а три четверти нефти, продажа которой составляет около половины от общего объема экспорта, не принадлежит государству.

Черное золото перестает быть казахстанским после того, как его добыли иностранные компании, такие как Chevron, TotalEnergies, Shell или Eni, и произвели электронный платеж в соответствии с договорами о разделе продукции. Кроме того, уже достигнуты соглашения по разработке американскими компаниями Chevron, ExxonMobil, Molycorp и Lynas Corporation Бейнеу-Шаштырского и Джалинды-Санжарского месторождений в Карагандинской области.

Аналогичная ситуация наблюдается и в сфере металлургии, на которую приходится более 20% экспорта страны. Здесь крупнейшие компании либо зарегистрированы за рубежом, либо принадлежат иностранцам: KAZ Minerals – Великобритании, «Казцинк» – Швейцарии, ArcelorMittal и Eurasian Resources Group (ERG) – Люксембургу, «Казахмыс» – Сингапуру. Более того, в последнее время страны Запада резко активизировали свои действия именно в направлении контроля за добычей редкоземельных металлов. Например, немецкая компания HMS Bergbau AG планирует вложить $700 млн в добычу лития после обретения контроля над местным предприятием.

В марте 2023 года посол США в Астане Дэниел Розенблюм подписал с председателем комитета геологии министерства индустрии и инфраструктурного развития Ерланом Акбаровым меморандум в области геологического изучения недр страны. Проще говоря, американцы планируют забрать под свой контроль как минимум семь литиевых месторождений в Восточно-Казахстанской области. Кроме того, Астана уже подписала с Лондоном протокол о стратегическом партнерстве по сотрудничеству в области минерального сырья, в том числе редкоземельных металлов.

Немногим лучше обстоят дела с добычей урана, интерес к которому на Западе резко усилился в связи с антироссийской санкционной кампанией. В данном случае США уже не первый год стремятся нарастить закупки, однако выйти на новый уровень у Вашингтона пока не получается, в том числе из-за интересов Китая, который является одним из основных покупателей урана в Казахстане, и России. В первом случае Астана уже согласилась продать Пекину 30 т топлива для китайских атомных электростанций, для чего придется увеличить производство урана и компонентов на 50%. Во втором – «Росатом» сумел получить в собственность крупное урановое месторождение Будёновское. Оба этих события серьезным образом нарушили планы США, так как дополнительных объемов и возможностей по их добычи в настоящее время у Астаны попросту нет.

Все происходящие в последние годы в Казахстане характерно и для других стран ЦА, за исключением Туркменистана, где в силу существующего в республике политического режима к иностранцам относятся довольно осторожно. Постепенно регион начинает превращаться не просто в сырьевую базу Запада, но и его колонию. ЕС, США и Великобритания нещадно выкачивают отсюда нефть и газ, добывают редкоземельные металлы, необходимые им для гражданских и военных секторов промышленности, при этом нисколько не заботясь об интересах и будущем пяти центральноазиатских стран.

В сложившейся ситуации возникает закономерный вопрос – почему так происходит? Самой большой проблемой для стран ЦА продолжает оставаться их недостаточное техническое развитие и отсутствие масштабного внутреннего финансирования геологических работ и добычи природных ископаемых. Именно поэтому, будучи вынужденными привлекать средства и возможности иностранных компаний, которые предлагались ими еще с конца прошлого столетия, государства региона и попали в нынешнюю ловушку. Итогом этого стала не соответствующая современным реалиям экономическая модель во всех странах ЦА, в основе которой положен колониальный принцип обмена природных богатств на «стеклянные бусы».

В случае если политическое руководство центральноазиатской пятерки не примет жёстких решений по пересмотру существующих десятилетия кабальных отношений с иностранными компаниями, то самостоятельно остановить новый «крестовый поход» стран Запада за энергетическими ресурсами и редкоземельными металлами в Центральную Азию они вряд ли смогут. Правда, к кому обратиться в таком случае за помощью, в Астане, Ашхабаде, Бишкеке, Душанбе и Ташкенте все-таки знают.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

29.02.2024 18:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Болот Исакович Отунбаев

Отунбаев Болот Исакович

Чрезвычайный и Полномочный Посол Кыргызстана в России

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
210 000

безработных официально зарегистрированы в Кыргызстане в 2014 году

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июнь 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30