90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Дипломатия Китая - вежливый оскал

Дипломатия Китая - вежливый оскал

Сказки о Китае, как о мирном соседе и надежном торгово-экономическом партнере стали все чаще появляться в прессе. Действительно ли все так оптимистично и безоблачно? На что реально готов Пекин, чтобы отстоять свои интересы? Куда и на кого он нацелился? 

Кыргызский журналист Эгамберды Кабулов, будучи несогласным с рядом тезисов, озвученных на пресс-конференции Руслана Изимова,  решил на страницах StanRadar.com рассказать о своем взгляде на политику Китая на примере одной соседствующей с Поднебесной маленькой горной страны с неразвитой экономикой:

 

«Нет, речь не о Кыргызстане. О Непале. Хотя на примере этой страны можно представить, что на самом деле представляет политика Китая по отношению к соседним государствам. Не все аналогии уместны, но общая тенденция просматривается. Раскрыв сущность устремлений Пекина по отношению, в частности, к странам Центральной Азии, можно заранее быть готовым к любым внезапным переменам.

Надо усвоить одну простую истину: Китай – это угроза.

Сосед против соседа

Для Китая соседняя Индия – главный геополитический противник в Азии. До сих пор между двумя странами есть территориальные споры. И на международной арене между ними нет согласия. Китай уже давно получил статус мировой державы, Индия к этому успешно стремится. Ослабление Индии, как геополитического игрока, одна из главных задач пекинского руководства.

Между двумя азиатскими монстрами существует естественная преграда – Гималаи. Перемахнув самые высокие горы в мире, закрепившись, так сказать, в непосредственной близости от противника, Китай получил бы естественный плацдарм для расширения своего влияния на весь регион. Таким плацдармом стал Непал.


Карта Непала. Фото - Mail.ru

Взглянув на карту, несложно в этом убедится: Непал – это уже Индостанский полуостров с «плоской» сухопутной границей с Индией.

Расшатывать политическую ситуацию в Непале китайцы начали давно, еще в начале 90-х годов. В 1994 году часть отколовшейся Коммунистической партии Непала стала называться, чтобы отличаться, маоисткой – КПН (м). То есть ее основатели открыто заявили, что придерживаются идей Мао Цзэдуна. Соответственно, и ориентировались непальские маоисты, прежде всего, на дружественную Коммунистическую Партию Китая. И уже через два года начала «продолжительную Народную войну», утверждая, в духе Мао, естественно, что ведется она «против королевской власти, феодализма и кастовой системы». То есть, за счастье народное. Что должно было выразиться в свержении монархии и установлении демократической республики, согласно идея Мао, разумеется.

Нужно отметить, что в то время Непал являлся абсолютной монархией, где правил король. Существовали некие демократические институты, в виде, например, парламента, но зачастую они носили совещательный, «выставочный» характер. Борьба маоистов с королевской властью началась с организации повстанческих отрядов, которые начали вооруженную партизанскую борьбу. Не трудно догадаться, что деньги и оружие они получали из соседнего Китая.

Несмотря на активную антипартизанскую деятельность армии, повстанцам долго удавалось контролировать обширные территории Непала. Но ситуация складывалась так, что ни одна из сторон не могла одержать окончательную победу.

Вот типичное информационное сообщение о ситуации в Непале той поры из издания News Blaze: «Индийский новостной портал IndiaeNews.com, сообщил, что бывший китайский консул в посольстве Катманду и два китайских офицера разведки совершили секретную поездку в Непал в начале месяца, чтобы встретиться с маоистскими лидерами в Дуликеле, туристическом городке недалеко от Катманду. Сообщается, что после встречи с Прачандой, его заместителем Бабуром Бхаттараи и маоистским представителем Кришной Бахадуром Махарой, китайские чиновники вместе с маоистскими лидерами наблюдали за передвижениями вооруженных сил маоистов в нескольких километрах от города». В сообщении также утверждается, что бывший министр внутренних дел Говинда Радж Джоши потребовал, чтобы правительство дало разъяснения по поводу, как сообщили непальские СМИ, прямых поставок Китаем через Тибет стрелкового оружия повстанцам в район Джумла на севере Непала.

Стоит особо отметить, что упомянутый в сообщении лидера Прачанда, который стал впоследствии премьер-министром, на самом деле зовут Пушпа Камал Дахал, а Прачанда это кличка, которая переводится как Лютый.


Пушпа Камал Дахал. Фото - Telegraph.co.uk

Это происходило летом 2006 года. Но уже в ноябре противоборствующие стороны договорились о том, что повстанцы-маоисты сдадут оружие, но войдут в состав армии, при этом члены руководства КПН (м) также станут членами армейского руководства и других государственных органов Непала. Маоисты также добились того, что в январе 2007 года парламент Непала объявил о принятии временной конституции, по которой король лишался всей власти. В состав нового правительства вошли пять министров-маоистов. И уже в мае того же года Непал был провозглашен федеративной демократической республикой. Год спустя на выборах в Конституционную Ассамблею маоисты получили 220 из 575 мест.

Невооруженным глазом

Те, кто бывал в Непале до и после свержения монархии, легко заметили происшедшие изменения.

Непал все эти годы после оккупации и присоединения Китаем Тибета, был прибежищем для тех, кто бежал от преследований. Многие тибетцы осели также в Индии. В том числе и далай-лама был вынужден бежать из своей страны от преследований и перенес резиденцию из Лхасы в индийский город Дармсала. Тибетцы не признают до сих пор тот факт, что их страна вошла в состав Китая. До свержения монархии в Катманду и других городах Непала можно было чуть ли ни в каждой лавчонке купить футболку с надписью Free Tibet, то есть «Свободу Тибету». Теперь же их днем с огнем не сыщешь. Понятно, что новое руководство страны, так дружное с Китаем, неодобрительно относится к таким призывам.

За последние восемь лет Непал наводнили китайские туристы. Их уже столько же, сколько туристов из других стран вместе. Исчезли футболки, но появились надписи на китайском языке: названия ресторанов, магазинов, даже визитки у менеджеров туркомпаний есть на китайском языке, а также меню в некоторых ресторанах. Ведут себя китайцы весьма бесцеремонно, совсем не так, как в Европе или в странах СНГ. Они не показывают свою китайскую терпимость, не улыбаются. Они ведут себя даже надменно.


Буддийские монахи в Непале. Фото - Rambler.ru

Смотрительница буддистского монастыря тибетских беженцев в городе Покара с большой неприязнью отозвалась о китайцах. Сказала, что многие тибетцы опасаются, что любовь новых непальских властей к Китаю может заставить в один прекрасный день начать собирать вещи и переезжать в Индию.

Россиянка Ирина Майорова, у которой небольшой туристический бизнес в Непале, рассказала о некоторых особенностях китайского поведения. «Они редко ходят поодиночке. Всегда группами. И если кто-то покупает какую-нибудь вещь, сувенир или одежду, то все также покупают то же самое. Какой-то дух коллективизма. Есть еще странная особенность: китайцы открывают в Непале бизнес и весьма часто тут же его замораживают. До лучших времен. Вполне вероятно, что в какой-то момент, получив от  своего правительства команду и финансирование, они начнут массивное экономическое вторжение. С учетом того, что Непал очень бедная страна, а у китайского государства денег очень много, то можно ожидать самого худшего», - сказала Ирина.

Непал, действительно, страна очень бедная. Нет никаких полезных ископаемых, нефти, газа, нет гидроэлектростанций, заводов. Более 90% поступлений в бюджет от туризма. Природа и история – вот на чем держится непальская экономика. Люди либо обслуживают туристов, либо производят то, что они покупают. И еще сельское хозяйство. Чуть-чуть. Поэтому китайцам подмять весь турбизнес, то есть экономику страны, будет несложно при разумном, одновременном и организованном вливании денег, притом именно в китайские компании.  И понятно, что маоистское правительство Непала не станет оказывать сопротивление правительству Китая.

Расширение плацдарма

Непал стал также базой для индийских маоистов – наксалитов, вооруженных формирований, которые еще с конца 60-х годов прошлого века ведут борьбу с властями. По оценкам некоторых экспертов, в том числе и российских, половина террористических актов в Индии дело рук именно наксалитов. Как и их непальские «братья по оружию», они говорят о том, что ведут борьбу за справедливость и народное счастье, провозгласив себя «защитниками бедных слоев населения» и борцами с «помещиками, эксплуатирующими труд крестьян».

Например, в 2010 году за весьма короткий промежуток времени с апреля по июль наксалиты совершили несколько терактов, в которых погибли сотни людей. В апреле около тысячи повстанцев напали на полицейское подразделение, погибло 75 человек.


Непальские маоисты. Фото - Rambler.ru

Власти назвали эту атаку самой жестокой и кровавой атакой маоистов за всю историю новой Индии. И уже в середине мая они взорвали автобус в штате Чаттисгар, в результате погибли 26 полицейских и 20 гражданских. А в конце месяца наксалиты пустили под откос пассажирский поезд Ховра-Бомбей, погибло более сотни человек.

И это за весьма короткий промежуток в три месяца.

Не трудно предположить, что после того, как Китай стал контролировать Непал, наксалитам стало легче получать оружие и снаряжение, им есть куда уйти в случае опасности, пересидеть.

Фактически, Китай постепенно окружает Индию. Уже давно Пакистан отказался от дружбы с США в пользу Китая. Пекин поставляет оружие властям Шри-Ланки и Бирмы. Тут следует  вспомнить, как наксалиты в 1971 году пытались поднять в Калькутте, штат Западная Бенгалия, восстание с целью установления своего правления и попытаться отделить штат от Индии. Если у них получиться что-то подобное в наши дни, то не будет удивительным, что новое руководство будет получать инструкции из Пекина. То есть, вполне реально ожидать, что Китай будет только расширять свою помощь «братьям по оружию» с целью ослабления центральной власти в Индии.

Оглянемся…

Нет повода утверждать, что такую же политику как в Непале, Китай начнет проводить, например, в Кыргызстане: немного другие расклады. Нет антиправительственных военных группировок, но есть политики и политические партии, которым чужда маоистская идеология, но они совершенно бескорыстно любят деньги. Китайцы постепенно усиливают свое экономическое присутствие через масштабные проекты строительства ГЭС и стратегических автодорог, последние годы усиленно проталкивается проект строительства железной дороги  через Кыргызстан в обмен на право разработки месторождений полезных ископаемых. В стране увеличивается количество китайских граждан, которые работают в китайских же компаниях.

Нет сомнений, что среди депутатов кыргызского парламента, политических деятелей в стане оппозиции и среди высших чиновников есть те, кто проводит политику, пробивает решения, которые выгодны Китаю. Задача: превратить Кыргызстан в энергетический и сырьевой придаток Поднебесной, транспортный коридор в Южную Азию и далее, блокировать активность других геополитических игроков, что возможно при контроле над экономикой, политической жизнью. И это вполне осуществимо.


Антикумторовский митинг в Кыргызстане. Фото - Влад Ушаков

Если говорить о сегодняшнем дне, то есть версия, что блокирование работы канадской золоторудной компании, разрабатывающей месторождение «Кумтор», через деятельность некоторых депутатов, лидеров оппозиции, через акции протеста вплоть до захвата недвижимого имущества, дело рук именно китайцев, о чем заявило недавно руководства канадской компании. «Патриоты» требовали пересмотреть договор с канадцами, потребовать от них отказаться от части акций, увеличить выплаты в бюджет, а некоторые из них даже требовали национализации. Сейчас канадский суд заблокировал кыргызскую часть активов, государство придется платить долги по решению других международных судов. Это даст возможность впоследствии китайцам выкупить у неплатежеспособного государства активы компании и самим продолжить разработку богатейшего месторождения.

Пойдут ли китайцы на организацию и финансирование неких крупных акций протеста определенных группировок, чтобы добиться поставленной цели? Вполне. Опыт Непала показывает, что препятствий нет.

В конце 80-х – начале 90-х Китай объявил о своей политике по отношению к  государствам, с которыми граничит, назвав ее «гармонизированным миром» или «дипломатия улыбок». То есть, поддержка исключительно добрососедских отношений и исключительно экономических связей без всякого вмешательства во внутренние дела.

Похоже, что улыбка превращается в оскал».

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Виктор Борисович Христенко

Христенко Виктор Борисович

Председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
70-е

место занимает Таджикистан в мировом рейтинге рабства «Global Slavery Index-2013»

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июнь 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30