90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Президенту Узбекистана предстоит подготовить беспроблемный транзит власти и обеспечить внешнюю безопасность

01.04.2015 17:57

Политика

Президенту Узбекистана предстоит подготовить беспроблемный транзит власти и обеспечить внешнюю безопасность

Российский политик Сергей Станкевич в комментарии "Известиям" поделился мнением о том, как будет развиваться крупнейшая центральноазиатская страна после выборов ее лидера.

Президентские выборы в Узбекистане прошли «штатно», без осложнений и сюрпризов, в чем никто не сомневался. При явке свыше 90% избирателей действующий президент страны Ислам Каримов получил свыше 90% голосов.

Первым лицом страны он является с 1989 года, всенародно избранным президентом — с 1991 года. Стало быть, правит бессменно рекордные четверть века. За это время Ислам Каримов превратился для 31 млн жителей Узбекистана из советского партийного функционера в безусловного и безальтернативного национального лидера. Отвечает он буквально за всё. И, похоже, совсем не устал: «Я один из тех, кто подвергается критике за долгое пребывание на посту. Меня критикуют, а я не останавливаюсь. Меня критикуют, а я хочу продолжать работать. Что в этом плохого?..» (Ислам Каримов. Выступление на открытии конференции «Историческое наследие ученых и мыслителей средневекового Востока»16.05.2014).

И в самом деле — что хорошего и что плохого принесло Узбекистану долгое авторитарное правление?

Следует признать, что экономика Узбекистана на глобальном кризисном фоне выглядит совсем неплохо. Рост ВВП последние 4 года составляет 7–8%, в 2014 году — 8,1%. Даже в нынешнем году при падении цен на сырье и снижении экспорта в Узбекистане прогнозируется рост ВВП порядка 6%. Профицит бюджета составил 0,2%, внешнеторговое сальдо — $180 млн, ЗВР увеличились на $1,6 млрд.

Основа роста экономики — интенсивные инвестиции, которые в 2014 году составили $14,6 млрд (рост за год почти на 11%), из них $3 млрд — иностранные компании, а $4,3 млрд — отметим это особо — подросший национальный частный бизнес. Еще важнее, что свыше 70% инвестиций идет в промышленный сектор, из них 30% — в машиностроение. Сегодня около 25% ВВП Узбекистана формируется в промышленности, что подчеркивает сравнительно современный характер экономики.

И всё же общий объем экономики (ВВП чуть более $60 млрд; около $2 тыс. на душу населения — в 6 раз меньше Казахстана) пока незначителен. Пока этот рост не позволяет огромному большинству быстрорастущего населения вылезти из бедности. Не случайно 5–6 млн работоспособных граждан ежегодно вынуждены искать заработка за рубежом. Из них не менее 2 млн работают в России.

Крупнейшая страна из центральноазиатской пятерки, Узбекистан сегодня относительно самодостаточен, подчеркнуто нейтрален, основательно закрыт для внешних глаз и влияний. И полностью зависит от воли и судьбы одного человека — Ислама Каримова, встретившего свой 77-й год рождения. И последнюю пятилетку у власти, если вдруг не изменится законодательство.

В ближайшие 5 лет Узбекистану и его лидеру предстоит решить две важнейшие задачи: подготовить по возможности беспроблемный транзит власти и надежно обеспечить внешнюю безопасность страны.

Политическая жизнь Узбекистана сегодня полностью предсказуема. Участие в завершившихся выборах четырех партий, в названии которых присутствует слово «демократическая», не добавило популярности партийным кандидатам. Имена этих кандидатов избиратели в большинстве своем не помнят. Впрочем, в стране с 2014 года проходит реформа, направленная на поэтапное усиление роли парламента и парламентских партий, что породило разговоры о возможном переходе в будущем к парламентской республике с сильным премьером. Пока этот путь обозначен только как вероятный.

Ислам Каримов считает важным показать, что перспектива политической модернизации для страны открыта. В ходе одного из предвыборных митингов, показанных по ТВ, кандидат Каримов пообещал: «Придет время, когда наши граждане будут пользоваться полной свободой, всеми индивидуальными свободами, а также свободой прессы». Но он тут же посоветовал никуда не торопиться, ибо «без сильного правительства возникнет хаос».

Выбор преемника и формы транзита власти остается целиком за национальным лидером. В сложившейся политической системе перспектива продвижения к вершине пирамиды власти кого-либо, не входящего в узкую группу элиты, практически невероятна. Кроме протекции самого Каримова, преемнику нужно будет заручиться поддержкой влиятельных региональных кланов (особенно ташкентского, самаркандско-бухарского и ферганского), что совершенно не под силу кандидату без весомого прошлого и связей.

С учетом весьма ограниченного ресурса времени круг вероятных претендентов в преемники сужается до трех тяжеловесов: 58-летний глава правительства Шавкат Мирзиёев (на посту с 2003 года), 57-летний первый вице-премьер Рустам Азимов (имеющий неофициальный титул «отца узбекской экономики») и 71-летний Рустам Иноятов — председатель Службы национальной безопасности. Последний при определенных обстоятельствах может стать решающей транзитной фигурой, способной обеспечить утверждение у власти нового национального лидера.

В не меньшей степени, чем преемственность власти, для Узбекистана важна и проблема внешней безопасности. Террористическая организация «Исламское государство» включает в свой проектируемый «халифат» все страны Центральной Азии, но особую ставку делает на проникновение в Узбекистан.

Боевики ИГИЛ не скрывают, что их первоочередной мишенью выступает Ферганская долина, расположенная на стыке Таджикистана, Узбекистана и Кыргызстана. При этом 90% площади и 11-миллионного населения этого взрывоопасного региона находится на территории Узбекистана.

У Ислама Каримова с Ферганской долиной связаны два драматических эпизода личной биографии. В 1991 году во время бунта исламистов в Намангане Каримов фактически был взят в заложники, многим рисковал, вышел без ущерба, но навсегда запомнил зримый образ радикального исламизма. Когда в 2005 году вспыхнул новый бунт в Андижане, Каримов, не колеблясь, послал войска и жестоко подавил мятеж, не оглядываясь на критическую международную реакцию. Россия тогда признала правомерность действий центральной власти.

В настоящий момент в Ферганскую долину активно проникают подрывная литература и проповедники экстремизма. Одновременно растет и угроза прямого вторжения. В рядах боевиков ИГИЛ, по данным экспертов, сражается более 5 тыс. активистов «Исламского движения Узбекистана», большинство из которых — выходцы с территории страны. 3 млн этнических узбеков, живущих в Афганистане, дают экстремистам почти неограниченный резерв для вербовки новобранцев.

Узбекистан стремится обеспечивать безопасность самостоятельно, следуя «правилу трех нет»: нет членству в военных блоках, нет военных баз на территории страны, нет собственных войск за пределами страны. Ташкент закрыл американскую базу в Карши в 2005 году и вышел из ОДКБ в 2012 году. Впрочем, в порядке исключения Узбекистан в пошлом году продлил срок аренды аэропорта в Термезе на границе с Афганистаном для использования войсками западной коалиции в качестве транспортно-перевалочного узла. Хотя официальным арендатором выступает Германия, пользуются скорее всего в основном американцы.

Из трех основных международных партнеров — США, Китая и России — Узбекистан старается никого не выделять, оберегая «многовекторность» своего внешнеполитического курса. Рискнем предположить, что в наступившем решающем пятилетии в этой тройке под давлением обстоятельств будут всё-таки расставлены приоритеты. Наибольшие шансы стать ведущим внешним партнером имеет Россия.

С 2004 года Узбекистан связан с Россией Договором о стратегическом партнерстве, на основании которого, в частности, Ташкент может при желании использовать поддержку Москвы в антитеррористических действиях: российские базы в Таджикистане и Киргизии позволяют России реагировать на любые просьбы достаточно оперативно. При необходимости отдельные положения этого договора могут быть конкретизированы с учетом новых реалий, связанных с угрозой прямого вторжения исламистских террористических формирований.

Президент России В.В. Путин показательно посетил Узбекистан в 2014 году накануне избирательного цикла отнюдь не только для того, чтобы списать львиную долю старых долгов Ташкента и оживить взаимную торговлю. Личное общение президентов может обернуться какими-то дополнительными немаловажными обязательствами.

Сохраняя самодостаточность, нейтралитет, внеблоковость и многовекторность, Узбекистан не может не замечать одни неизбежные перемены и не предвидеть другие. И лучший способ адаптации к переменам — укрепление и развитие проверенного временем стратегического партнерства.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.ca-news.org/news:1145394

01.04.2015 17:57

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Ричард (Дик) Монро  Майлз

Майлз Ричард (Дик) Монро

Временный поверенный в делах США в Кыргызстане

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
35%

населения Кыргызстана питаются лишь хлебом с сладким чаем

«

Май 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31