90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Душанбе может получить радикальное подполье

06.04.2015 16:08

Политика

Душанбе может получить радикальное подполье

В Таджикистане разворачивается кампания по запрету деятельности Партии исламского возрождения (ПИВТ). Первыми с предложением ликвидировать единственную в Средней Азии религиозную политическую партию выступили представители духовенства. Они призвали объявить ПИВТ «террористической и экстремистской организацией». Если власти Таджикистана, без ведома которых кампания не могла начаться, прикроют эту партию, последствия для страны и региона будут негативными.

Бывший полевой командир Объединенной таджикской оппозиции, преподаватель Таджикского исламского института Рахим Каримов, известный как мулло Абдурахим, заявил, что ПИВТ за пять лет гражданской войны принесла народу «много бед». «Бесчисленное количество женщин остались вдовами, а дети стали сиротами», – отметил Каримов. В этой связи он предложил объявить исламскую партию «террористической и экстремистской» и объявить вне закона.

На пятничной проповеди в центральной мечети Душанбе и в ряде других имамы зачитали единый текст, в котором была дана оценка состоявшимся в республике парламентским выборам. ПИВТ, как писала «НГ», не прошла в парламент, набрав всего 1,5% голосов избирателей. «Проигрыш исламской партии свидетельствует о том, что, кроме нескольких раскольников, никто ее не поддерживает», – говорилось в проповеди. Имамы призвали верующих поддержать инициативу по ликвидации ПИВТ: «Пусть в Таджикистане будет только одна партия, но она будет эффективной».

В Таджикистане ни одна инициатива снизу не получит поддержки без одобрения власти. ПИВТ – конкурент, это вторая по численности партия в Таджикистане, насчитывающая 45 тыс. человек. Лидер партии Мухиддин Кабири считает, что поводов для закрытия партии нет. Вместе с тем он неоднократно говорил, что в последние годы, особенно в периоды электоральных кампаний, на членов партии и сторонников оказывалось беспрецедентное давление. Эксперты считают, что если власть запретит деятельность партии, то получит у себя под боком радикальное подполье.

 «Поднятая в обществе тема возможного закрытия ПИВТ – мощное и обдуманное  идеологическое оружие власти. Она хочет держать ПИВТ в смирении. Ни правовых, ни политических, ни организационных оснований для закрытия ПИВТ нет, прежде всего в соответствии со ст. 28 Конституции и Закона РТ «О политических партиях». Как нет пока и намерения у власти закрыть ПИВТ», – сказал «НГ» доктор юридических наук Рахматилло Зойиров. По его мнению, у правительства начиная с 2010 года есть желание «поставить ПИВТ на место». Власть наличие такого документа отрицает. Зойиров полагает, что власть может пойти на компромисс и предложить переименовать ПИВТ, а именно – убрать из названия партии слово «исламская». Но заставить ПИВТ пойти на такой шаг нет правовых оснований, не позволяет Конституция. Поэтому на партию осуществляется давление.

Эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев считает, что последствия от закрытия исламской партии могут отразиться не только на внутриполитической жизни Таджикистана. «Срезонировать может во всей Центральной Азии. Функционирование ПИВТ в рамках конституционного политического процесса – едва ли не последнее из оставшихся в реальности условий переговорного процесса 1990-х, завершившегося межтаджикским примирением в 1997 году. Прошло почти 18 лет, но это не означает, что противоречия гражданской войны 1992–1997 годов полностью исчерпаны. Отсутствие возможности легально добиваться реализации своих прав для значительной части таджикского общества будет подталкивать людей на нелегальный путь», – сказал «НГ» Александр Князев.

По его мнению, в Таджикистане и без того немало проблем с активностью радикальных религиозных группировок и зарубежных эмиссаров. Закрытие ПИВТ даст им дополнительный мобилизационный ресурс и увеличит количество участников незаконных организаций и движений, использующих радикальный ислам. Князев считает, что ни к чему хорошему это не приведет. «ПИВТ является уникальным политическим инструментом. По сути, создание этой партии было экспериментом, способным стать схемой действий для других стран, где высока доля исламского населения и где высока вероятность активности радикальных религиозных организаций. ПИВТ играет роль некоего громоотвода. В случае закрытия партии в Таджикистане у адептов религиозно-экстремистского толка появляется убедительный аргумент: со светскими властями договориться невозможно, значит, остается путь вооруженного джихада», – считает Князев. Наличие религиозной политической партии в Таджикистане разряжало обстановку, а другие страны региона в той или иной степени апеллировали к опыту Таджикистана. «Запрет на деятельность партии будет означать несостоятельность власти, ее боязнь даже слабых оппонентов. Впрочем, весь период после 1997 года свидетельствует, что ПИВТ не являлась каким-то врагом власти, да и влияние ее не было так уж велико», – сказал эксперт.

Однако Рахматилло Зойиров сделал однозначный и неутешительный прогноз: ПИВТ власти вряд ли закроют, но вполне могут добиться ее перерождения в абсолютно подконтрольную структуру. «Это нужно властям, потому как на данный момент ПИВТ не столько влиятельная партия, сколько существенная идеологическая, религиозная составляющая таджикского общества», – сказал «НГ» таджикский юрист. 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.ng.ru/cis/2015-04-06/7_tajikistan.html

06.04.2015 16:08

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности
0.4%

взрослых граждан Туркменистана имеют счет в банке

«

Октябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31