90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Великая Отечественная война в исторической памяти Кыргызстана

Великая Отечественная война в исторической памяти Кыргызстана

Сегодня, когда неонацизм заявляет о себе в ряде постсоветских республик, Кыргызстан является поистине оплотом верности идеалам поколения победителей. В Кыргызстане, в отличие от некоторых постсоветских республик, сумели сохранить объективное и бережное отношение к истории и памяти о Великой Отечественной войне, к ветеранам и труженикам тыла. Почему республика, находившаяся в годы Великой Отечественной войны вдалеке от фронтов сражений, стала таковой, можно понять, рассмотрев различные аспекты общественной жизни страны. Прежде всего, нужно говорить о политической борьбе в стране вокруг фактов и оценок событий войны.

Несколько важнейших фактов.

Во-первых, множество жителей страны было мобилизовано в действующую армию; на фронт ушёл каждый четвёртый кыргызстанец – это почти 360 тысяч человек. С первых же дней войны на территории республики развернулась подготовка новых резервов для фронта. Из уроженцев Кыргызстана и Казахстана была сформирована знаменитая 316-я стрелковая дивизия, защищавшая Москву, впоследствии преобразованная в 8-ю Гвардейскую стрелковую дивизию имени Панфилова. Из призывников страны были сформированы 385-я дивизия, дошедшая до Прибалтики, 4-я бригада, сражавшаяся впоследствии на Северном Кавказе, 40-я бригада и ряд других стрелковых соединений, а также несколько кавалерийских дивизий, которые полностью содержались за счёт Киргизской ССР.

Во-вторых, значительным оказался вклад выходцев из Кыргызстана в  общую победу. Более 150 тысяч воинов и тружеников Кыргызстана были награждены орденами и медалями, 34 кыргызстанца стали кавалерами ордена Славы трёх степеней, 72-м было присвоено звание Героя Советского Союза, а летчик штурмовой авиации  Талгат Бегельдинов стал дважды Героем[1].

В-третьих, республика годы войны прожила одной неразрывной судьбой со всей большой страной. За четыре года республика приняла более 300 тысяч переселенцев разных национальностей с территорий, оккупированных врагом, и прифронтовой зоны. Большинство этих людей, особенно дети-сироты из блокадного Ленинграда, были приняты в кыргызские семьи наряду с родными детьми.

Таким образом, Великая Отечественная война коснулась каждой семьи кыргызстанцев, и всегда воспринималась и воспринимается как общая трагедия и общая слава, воплощённая в Победе. Поэтому для Кыргызстана 9 мая - это священный день.

На совещании с профессиональными историками страны 14 октября 2014 года, посвящённом изучению проблемных периодов истории страны, президент Атамбаев назвал несколько важных для исследования тем, по которым не хватает материалов, не достаёт достоверных источников, требуется серьёзная дискуссия в сообществе историков по оценке имеющегося массива информации. Период Великой Отечественной войны к таковым не относится.

В то же время следует отметить, что многое ещё действительно не получило исторического освещения. Плохо изучены вопросы деятельности тружеников тыла, их вклад в дело достижения Победы. В годы войны Советский Союз произвёл 38 млрд. патронов, из них 80% было изготовлено в Казахстане и Кыргызстане. Из Киргизской ССР на оборонные предприятия Урала Сибири, Кузбасса было отправлено 36 тысяч тружеников кыргызской национальности[2]. Их труд ещё не получил освещения в исторической литературе.

В стремлении к научной объективности в освещении событий, происшедших с Кыргызстаном и кыргызстанцами, ряд историков, обычно во время дискуссий на круглых столах,  рассматривает процессы с точки зрения якобы внешнего «втягивания» страны во Вторую мировую войну. Акцент делается на формальном признаке участия страны во Второй мировой войне, при этом сущность Отечественной войны умаляется. Дело представляется так, как будто Кыргызстан не был частью Советского Союза и общей войны народов страны за свободу и независимость.

Иногда утверждается, что историками Кыргызстана ещё не изучена  как история Сопротивления в странах Европы, где сражались и выходцы из республики, так и Туркестанского легиона, воевавшего на стороне третьего рейха. Так, на данный момент имеются неполные, отрывочные сведения о 21 кыргызстанце, сражавшихся в составе 2-й партизанской бригады на юге Франции и впоследствии после войны подвергшихся репрессиям и осужденных. Без предварительного исследования подчёркивается, что мало кто вернулся живым на Родину. Также есть сведения о захоронениях в Нидерландах, где предположительно имеются могилы выходцев из Кыргызстана, погибших в концлагерях.

Во время дискуссий по истории страны утверждается, что история Туркестанского легиона, наряду с РОА и другими военными подразделениями, созданными из советских военнопленных, в том числе выходцев из Средней Азии, ещё совсем не изучена[3]. Не изученной также остаётся и насильственная сталинская переселенческая политика в 1941-1945 годах. В Кыргызстан были высланы немцы Поволжья, польские граждане, чеченцы, ингуши, балкарцы, азербайджанцы, турки-месхетинцы, карачаевцы, курды и др. В целом за годы войны республика приняла свыше 300 тысяч человек, среди которых были и подобные переселенцы.

Подобный подход основан на методологически неверной посылке, согласно которой можно изучать историю любой отдельной страны относительно независимо от контекста и региона происходящих событий. Между тем, подобное абстрагирование ещё должно быть обоснованно: почему мы можем отвлечься от одних событий, и наоборот, зафиксировать внимание на других. Появление в последнее время подобных оценок основывается всецело на отрыве авторов от общего контекста исторических событий в угоду идеологическим предпочтениям и, часто, стремлению обосновать национальную особенность новых государств на пространстве Евразии.

В целом, отношение к Великой отечественной войне в Кыргызстане стабильно уважительное, и не зависит от смены власти. Например, при президенте Акаеве ленинградские блокадники начали готовить документы о приравнивании их к ветеранам Великой Отечественной войны. При К. Бакиеве парламент принял это решение. Президент Атамбаев откликнулся на письмо поискового движения «Наша Победа-Биздин Жениш» по поводу помощи в окончании строительства памятника блокадникам Ленинграда и кыргызстанцам, выходившим детей блокады после эвакуации в Кыргызстан. Деньги были выделены, исполняло поручение мэрия г. Бишкек.

Сам президент участвовал в открытии памятника 8 мая 2011 года.

За весь период независимости на официальном уровне не было сделано ни одного заявления, касающегося Великой Отечественной войны, которое можно было бы интерпретировать как изменение политики Кыргызстана в отношении основополагающей конструкции социальной памяти народа.

Во всех официальных выступлениях президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев, равно как и все президенты до него, премьер-министры страны, члены правительства всегда подчёркивают участие Кыргызстана именно в Великой Отечественной войне, не делая особый акцент на Второй мировой войне, противопоставляя их суть. В Кыргызстане вообще принято подчёркивать отечественный характер войны, которую вёл народ, не разделяя судьбу кыргызов и других народов большой страны.

Причины сохранения исторической памяти о Великой Отечественной войне кроются в сохранности механизма исторического наследования. Во-первых, в Кыргызстане остались действенные инструменты исторической памяти. К ним относятся побратимство, книги памяти и работа т.н. «поисковиков». Существовавшее долгие годы побратимство Кыргызстана с Ленинградом, а теперь Санкт-Петербургом, было наполнено конкретными проектами, а в отношении памяти о войне – неоценимую роль играет общественное объединение ленинградских блокадников, весьма влиятельное в Кыргызстане.

Весьма важна также подготовка т.н. «Книг памяти» об участниках войны, сохранившиеся во всех школах уроки памяти о подвигах дедов и прадедов, когда ученики сами готовят иллюстрированные сообщения о действиях своих родственников на фронтах, а это в свою очередь, поддерживает семейную память о героизме предков. В последние годы возросла активность отрядов поисковиков из Кыргызстана, которые открывают всё новые и новые имена героев Великой отечественной войны.

В связи с этим рассмотрим методологический принцип, важный для понимания  сохранности исторической памяти. Общественные институты, в том числе памяти, всегда строятся вокруг инструментов. Потеряй тот или иной инструмент, объяви его устаревшим и не соответствующим новым веяниям, и можно получить существенный провал в исторической памяти народа.

А между тем, история – это наука о будущем. События, происходящие во всех точках постсоветского пространства, перевели вопрос -  зачем нам история - из теоретической в практическую плоскость. Стало понятно, что без понимания истории мы не можем прорисовать текущую ситуацию своей деятельности и самоопределиться в целях и задачах.

Очевидно, что граница прошлого и настоящего условна. Широта нашего представления о настоящем (т.н. «ситуация») зависит от нашего понимания прошлого, владения историей. В свою очередь, взгляд в будущее зависит от наших планов на это будущее, а с прошлым тесно связана трактовка настоящего. По-разному будет определяться ситуация в стране, если она видится результатом катастрофы, прервавшей «естественное» течение истории страны; совсем другое дело, если ситуация будет определяться как ступень в многовековой и последовательной истории одного народа. Именно так сталкиваются сейчас концепции разных учебников истории в постсоветских странах, включая интерпретацию событий Великой отечественной войны. Отсюда вывод: надо строить будущее, понять, как устроено прошлое, и объяснить настоящее, чтобы успешно преобразовать страну, и не потерять её.

Обычным для ремесла историка является понимание своей деятельности как описания того, что в действительности происходило в прошлом. Следовательно, ему нужно очищать сведения, сообщения и различные факты от привнесённых моментов, чтобы изложить «как оно было в действительности». Это некритически требует от историка описывать некоторую деятельность людей, организаций, государств и т.п. в рамке истории. При таком подходе существует История, непременно с большой буквы, имеющая своё течение, закономерности, над которыми отдельные личности, Деятели (снова с большой буквы), всё-таки не властны.

Между тем, мир – есть пространство мышления и деятельности людей. И правильно было бы рассматривать историю в рамке деятельности. Тогда исторические факты, события и поступки деятелей получат своё место в рамке происходившей совокупной деятельности людей.

У процессов нет истории, а есть течение. При этом сама история есть история перемен, процесс, и одновременно описание этого процесса. Казалось бы, труд историка в том и состоит, чтоб зафиксировать перемены и изменения систем и организованностей материала исследования. Если общественная система, рассматриваемая в самом широком смысле, исправно функционирует, а деятельность воспроизводится, описывать нечего. Историк вынужден искать отправную точку в некотором состоянии до этого исправного функционирования, некий предшествующий данной системе момент, а также искать состояние, которое последует за ним, пусть даже это состояние придётся конструировать, что и происходит с исследованием современности. Только в таком контексте можно попытаться встать на позицию историка. Вне такого подхода истории нет, и не может быть.

Историк ищет ответы на свои вопросы о прошлом, чтобы построить мыслимые формы будущего. Фокусируясь на различных связях исследуемой системы, избирая определённую позицию, выделяя ту или иную точку зрения, приступая затем к анализу исторического материала и отбору фактов, историк активно формирует предмет своих занятий. Поэтому историй одного и того же фрагмента реальности должно быть много. Исторические хроники, документы и воспоминания современников всегда противоречат друг другу – факт общеизвестный. Значит, ремесло историка заключается в синтезе таких «разноисторических» знаний. Поэтому, в отличие от науки, история как деятельность является искусством связывания (и взаимного увязывания в некоторую целостность) различных знаний.

В связи с вышеизложенным, интересно различать мнения из повседневности и мнения исторических лиц, которые должны интерпретироваться как историческое знание или даже факт, в отличие от первых. Именно об этом говорил президент Кыргызской Республики Атамбаев на совещании историков 14 октября 2014 г., когда речь шла об отличии придуманных исторических концепций относительно истории войны, и реальных фактов, знание которых бережёт историческую память народа.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://ia-centr.ru/expert/20564/#.VSNPMwjbdS0.facebook

Показать все новости с: Алмазбеком Атамбаевым

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Дни рождения:

58,5%

населения Таджикистана имеет доступ к питьевой воде

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июль 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31