90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Забыв о противоречиях, Душанбе призвал Тегеран к сотрудничеству

19.02.2016 16:57

Политика

Забыв о противоречиях, Душанбе призвал Тегеран к сотрудничеству

Душанбе надеется на иранские инвестиции и приглашает иранских банкиров к сотрудничеству. Предложение прозвучало на встрече председателя Национального банка Таджикистана (НБТ) Джамшеда Нурмахмадзоды и посла Ирана Худжатулло Фагони. Эксперты считают, что до активизации контактов по финансовой линии Душанбе нужно будет урегулировать с Тегераном политические вопросы.

Глава НБТ обсудил с иранским дипломатом возможность развития банковского сектора в Таджикистане и предложил Фагони помочь в открытии иранских банков в регионах страны. По сообщению пресс-центра НБТ, Фагони выразил готовность оказать содействие, пояснив, что после снятия санкций возможности Ирана и иранских инвесторов для расширения экономического сотрудничества с Таджикистаном, в том числе в банковском секторе, увеличились.

Иран был одним из первых государств, который после развала СССР признал Таджикистан, и первой страной, открывшей дипломатическое представительство в Душанбе. Впоследствии Тегеран стал одним из гарантов Общего соглашения об установлении мира и национального согласия в Таджикистане, подписанного в 1997 году, и, пожалуй, именно в тот период превратился в ведущего экономического партнера и инвестора Душанбе. На иранские деньги, в частности, были построены Сангтудинская ГЭС-2 и тоннель «Истиклол», связавший север и юг республики. Разрабатывались планы по строительству малых ГЭС на реке Заравшан и созданию совместного телеканала на персидском языке с последующим подключением к нему Афганистана.

Однако в конце прошлого года между Душанбе и Тегераном пробежала черная кошка. Иран пригласил лидера запрещенной в республике Партии исламского возрождения Таджикистана Мухиддина Кабири на международную конференцию «Исламское единство», которая состоялась в декабре 2015 года. Более того, Кабири посадили рядом с главой Совета улемов Таджикистана Саидмукаррамом Абдукодирзодой.

Мухиддин Кабири, обвиненный властями в «попытке государственного переворота и изменения конституционного строя», был объявлен в Таджикистане террористом номер один. То, что Тегеран счел возможным пригласить его на конференцию, вызвало крайнее недовольство официального Душанбе и было расценено «как недружественный шаг, неуважение к Таджикистану». Послу Ирана была вручена нота протеста, а глава Совета улемов Таджикистана по возвращении в Душанбе назвал Иран пособником террористов. Тегеран, однако, скандал не стал раздувать даже после того, как президент Эмомали Рахмон на фоне конфликта Тегерана с Эр-Риядом нанес визит в Саудовскую Аравию. Зато эксперты расценили действия Душанбе как прямую поддержку Саудовской Аравии в конфликте с Ираном и призвали таджикскую власть быть готовой к ответному ходу Тегерана.

Но, похоже, в Душанбе решили не ждать неприятностей с иранского направления, а снизить градус напряженности, сыграв на собственных же бедах. Экономическая ситуация в Таджикистане ухудшается, участие мигрантов в пополнении бюджета заметно снизилось. Республика нуждается в инвестициях, кредитах, грантах. Опыт работы с иранскими бизнесменами у Душанбе имеется. Но таджикские власти не учитывают того, что иранские предприниматели уже прямым текстом заявляют, что условий для инвестирования в Таджикистане нет, и, по сути, предлагают властям республики заняться этим, а уже потом искать варианты привлечения инвестиций.

Как заявил телекомпании CA-TV эксперт по Ирану Игорь Панкратенко, «иранские деловые круги просто не знают, с кем конкретно договариваться, какие проекты можно реализовывать, какие нельзя, а какие вообще не нужно, потому что доля откатов становится слишком высокой и делает эти экономические проекты нерентабельными». По его словам, известны случаи арестов иранских бизнесменов и конфискации их бизнеса. «Несколько иранских предпринимателей попали в оперативную разработку по подозрению в финансировании экстремизма и терроризма в Таджикистане. Такие действия называются по-русски «рубить сук, на котором сидишь…» Сейчас для Рахмона и его окружения возникла идеальная ситуация, когда основные глобальные игроки вокруг Таджикистана – Россия, США, Китай – в какой-то степени заняты другими проблемами. Теперь можно существенно укрепить режим личной власти, захватить бизнес, а потом этим же бизнесом расплатиться с поддерживающими его кланами, оплатив их лояльность. А о завтрашнем дне Таджикистана зачем думать?» – сказал Панкратенко.

Тем не менее глава Нацбанка Джамшед Нурмахмадзода предложил иранцам начать инвестировать в Таджикистан уже сейчас. Как пояснил пресс-секретарь НБТ Абдугаффор Курбонов, развитие сотрудничества в банковской системе выгодно обеим странам. «Если иранские банки, работающие в Таджикистане, имеют финансовые источники, то смогут открывать филиалы в различных регионах страны и предоставлять кредиты местным предпринимателям. Если эти кредиты будут предоставляться на привлекательных условиях, при низких процентах и на длительный срок, количество их клиентов может возрасти. Национальный банк Таджикистана приветствует такого рода инициативы Ирана», – отметил вчера в интервью радио «Озоди» («Свобода») Абдугаффор Курбонов. Он напомнил, что в Таджикистане были открыты два иранских банка – «Тиджорат» и «Кафолат», но из-за санкций не могли полноценно функционировать. Однако после отмены санкций в конце прошлого года международные счета Ирана были разблокированы и появились условия для банковской деятельности и инвестирования в различные сферы в Таджикистане.

«Банковская сфера Ирана лишь частично вышла из-под санкций. Далеко не все банки подключены, например, к системе переводов SWIFT, а развитие именно этой сферы важно для обеспечения той деловой активности, которая сейчас существует в Иране. Сомнительно, чтобы Таджикистан в этом вопросе являлся для Ирана важным партнером, особенно учитывая, что именно Нацбанк был главным подозреваемым в скандальном деле иранского бизнесмена Бабака Занджани, представившего следственным органам ИРИ фальшивые документы НБТ о переводе 2,7 млрд долл. в Иран. В НБТ опровергают эти обвинения. Но, по данным международных организаций по борьбе с отмыванием незаконных денег, Таджикистан не совсем прозрачен в этих вопросах. НБТ уже попал на заметку, когда пару лет назад представил МВФ ложные данные по валютным резервам и получил деньги», – сказал «НГ» эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев.

Эксперт считает, что, наверное, какие-то иранские банки не первого уровня будут работать и в Таджикистане, как и везде, но считать это предвестником инвестиционного бума неверно. Тем более учитывая сложности во взаимоотношениях двух стран последнего времени.

«В Иране критически относятся к развернувшейся в Таджикистане исламофобии, включая запрет деятельности ПИВТ. Прямым вызовом Тегерану стал и визит Эмомали Рахмона в Эр-Рияд. В Тегеране понимают, что это не просто единичный эпизод, особенно после назначения госсоветником президента по внешней политике Азамшо Шарифи, ранее возглавлявшего таджикскую дипмиссию в Саудовской Аравии», – сказал Князев. Он отметил, что частный бизнес в Иране прислушивается к мнению своих государственных структур, которые в отношении Таджикистана стали крайне осторожны.          

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.ng.ru/cis/2016-02-19/7_tajikistan.html

Показать все новости с: Эмомали Рахмоном , Александром Князевым

19.02.2016 16:57

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945
4,3%

рост ВВП Казахстана в 2014 году

Нужно ли запрещать досрочный выход на пенсию в Кыргызстане?

«

Февраль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29