90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Православный батюшка ходил с Кораном по махаллям Оша и призывал одуматься: интервью

Православный батюшка ходил с Кораном по махаллям Оша и призывал одуматься: интервью

Три года назад, в июне 2010 года,  юг Кыргызстана пылал. В Оше и Джалал-Абаде горели дома, умирали люди. Выжившие же оказались в ситуации гуманитарной катастрофы. Не хватало самого необходимого: еды, воды, лекарств и одежды. Тогда со всех областей Кыргызстана потянулись грузы с помощью. О том, как в Бишкеке собирали гумпомощь и вели «информационные войны» Stanradar.com рассказал один из организаторов благотворительной акции Искендер Ниязалиев.
 

Как Вы узнали о том, что происходит на юге Кыргызстана?

Я услышал о событиях 10 июня 2010 года, когда шел на работу и, если честно, сначала не придал этому значения. Думал, что все успокоится. Но вечером мне стали звонить друзья, интересоваться, что происходит,наверное, потому, что я когда-то переехал в Бишкек из Оша. Мне пришлось их успокаивать. В первые дни событий я даже не предполагал, что конфликт будет таким масштабным. Там и раньше была межэтническая напряженность, но на уровне небольших «дворовых» стычек между подростками. Взрослые люди никогда не дрались.

Когда Вы поняли, что ситуация критическая?

Вечером 11 июня, через день после начала конфликта. Пришел с работы домой и увидел, что жена очень встревожена. В тот же вечер мы стали думать, как помочь. Жена создала тему на интернет-форумеl, предложила людям собирать гуманитарную помощь для отправки на юг. Буквально за ночь собралась инициативная группа. А утром 12 июня люди уже были готовы помогать, собирать вещи, что-то приносить из дома. Все время, пока шел сбор на нас и на модераторов форума выходили добровольцы, которые хотели помочь. Люди болели душой и искренне хотели принести пользу независимо от того, кому помогают и как помогают.

Сколько дней вы собирали гуманитарную помощь?

Около двух недель. Сбор происходил круглосуточно. Днем на точку сбора приходили люди, встречали других добровольцев, дежурили. Другие собирали вещи, упаковывали и вывозили в аэропорт. Третьи грузили посылки в самолет. Некоторые волонтеры сидели на форуме, собирали информацию и одновременно отчитывались о проделанной работе. А отчет нужно было давать каждый день. В сеть выкладывали чеки и квитанции, ведь люди несли не только вещи, но и деньги. А деньги – это всегда повышенная ответственность.

Помощников всегда хватало. Первые дней пять в аэропорту были огромные толпы, зачастую людей просили, чтобы они уехали, так как добровольцев было очень много. Помогать ездили целыми организациями. Рук в Бишкеке хватало, а вот в Оше нет. После первой отправки груза 12 июня выяснилось, что в Ошском аэропорту некому разгружать самолет.

погрузка гуманитарной помощи в Ош. Июнь -2010

Погрузка гуманитарной помощи в Бишкеке. Фото - StanRadar.com
 

Сколько времени у вас занимало участие в отправке гумпомощи? 

По жизни я работаю PR-консультантом и с подобными задачами мне ранее сталкиваться не приходилось. Пришлось отложить все дела, работу и праздники на несколько недель. Также поступили многие из волнтеров - на время кризиса она ушли с работы. По домам расходились поздно, порой позже полуночи. Рано утром обратно на точку. 


Чему вы научились в те дни?

Первые дни из-за недостатка информации мы работали стихийно. Просто собирали все, что можно и отправляли на юг. Потом уже стали работать точечно. После нескольких дней вышли на организации и людей, находящихся в Оше. Они передавали нам список необходимых вещей, и мы целенаправленно работали уже по этим спискам.

Сотрудничали с НПО и с сектантами, как это не странно. Эти организации очень сильно активизировались на юге и ездили по всем районам, куда могли попасть. Мы могли через них договориться и с местными чиновниками. Пользовались услугами «Красного полумесяца». Их сотрудники могли проехать туда, куда остальные боялись.

Были автомобильные клубы, которые предоставили транспорт. Откликнулись диаспоры, как в Бишкеке, так и в Оше. А потом уже, когда подключились партии и чиновники, груз на юг стали отправлять в таком количестве, что собранная волонтерским движением гуманитарка оказалась мелочью. Но это произошло значительно позже - через несколько дней.

Были случаи воровства?

После одного двух дней стала доходить и такая информация. Кто-то присланный груз разворовывал, а кто-то просто сжигал. В некоторых махаллях (узбекские кварталы – прим. автора) были свои экстремисты, которые просто обливали груз бензином и поджигали. Они говорили, что им от нас ничего не нужно. Это обидно. Тут люди стараются, верят, что это поможет нуждающимся, а какие-то экстремисты или просто идиоты используют это как политический ход в свою пользу. Потом снимают на видео и выкладывают в интернет.

Изменилось ли у Вас после этого отношение к своей работе?

Изменилось после публикаций на некоторых сайтах. Я ездил на перегрузку гуманитарного груза, сгружали грузовики с мукой из машины в самолет. Со мной были ребята, обычные интеллигентные, совсем не «ура-патриоты». После погрузки мы сидели, обсуждали ситуацию. Поднимали обидные вопросы на счет противостояния, звучали мнения, что это этнический конфликт.

Мы понимали, что помогаем, в основном, узбекскому населению. Может, мы бы и не стали на это реагировать, но на фоне провокационных заявлений и новостей на «Фергане» (информационное агентство «Фергана.ру», освещавшее события в Оше и Джалал-Абаде – прим. автора), просто не могли смолчать. Сайт давал однобокую информацию: кыргызы такие-сякие, напали, убивают. Ребятам было обидно, что кыргызов называли варварами. Именно после прочтения подобных новостей в них начал зреть негатив к узбекам.

Мы сидели в кафе с ноутбуками и писали комментарии. Реакции на них не было. Тогда мы писали редактору на почту. Спрашивали, зачем они так делают. Мы тут сидим, пытаемся помочь, а они раздувают конфликт еще больше. Такую «информационную войну» мы вели с «Ферганой» и с еще несколькими иностранными сайтами.

Волонтер раздает пищу беженцам. Июнь 2010 года. Фото - Mail.ru
 

Были какие-то неожиданности?

Да, приятные. Были два случая. На одну из первых погрузок в аэропорт я взял своих друзей. Там мы с удивлением увидели толпу людей, которые проехали помогать. Среди них была группа молодых людей – мусульман, в характерной одежде и с бородами. Их было человек 20-30. С ними был старший – солидный мужчина среднего возраста.

Погрузка началась не сразу. Нам объявили, что нужно подождать потому, что самолет еще не готов. О еде тогда никто не подумал, хотя большинство из присутствующих были голодны. Тогда эти ребята – мусульмане стали всех кормить. Они привезли с собой мешок сендвичей, сели, разложили их, но сами есть не стали. Сначала оббежали всех и каждому в руки давали по сендвичу. Пока не раздали всем сами кушать не стали. Кто-то из моих друзей не хотел брать. Они ему насильно впихнули сендвич, чтобы он поел перед работой.

Грузовой терминал аэропорта "Манас". Коробки с медикаментами для одной из больниц  в Оше Фото - StanRadar.com


Когда прилетел самолет из Оша, одна из правозащитниц, которая была на борту, рассказала, что в Оше некому выгружать гуманитарку. Эти молодые люди просили, чтобы их отправили на юг, чтобы они разгрузили самолет. Их не пустили.

Второй случай, который меня удивил, произошел, когда я искал в Оше склады для хранения гуманитарной помощи. Мне рассказали про православного батюшку – отца Виктора. Он жил в Оше, где у него был приход. В дни конфликта он с Кораном ходил по ближайшим махаллям Оша и уговаривал людей одуматься. Говорил, что они одной веры, что они должны помириться и прекратить насилие.

Мы с ним поговорили, он оказался очень оптимистичным человеком, всегда был готов помочь. У него не было помощников и под его защитой тогда оказалось все русскоязычное население области. Бабушки пришли в храм прятаться. Хотя их никто не трогал, они были вне событий.

Как сейчас, спустя три года, вы оцениваете июньские события?

Мне не хочется разбираться, осуждать, смотреть и думать обо всей этой крови, размышлять о том, кто виноват. Это дело экспертов и политиков. А я хочу смотреть на ситуацию с человеческой точки зрения.

В те дни я собственными глазами увидел, что люди готовы объединяться, совершенно безвозмездно помогать пострадавшим. А в наше время это очень дорогого стоит. Катастрофа объединила людей с разными интересами, разными вкусами. Добровольцами становились альпинисты, люди из союза велосипедистов, члены профсоюзов, дружинники.
 

Если, не дай бог,  в Кыргызстане произойдет что-то подобное, вновь займетесь сбором гуманитарной помощи? 

Да, конечно.



Интервью: Камилла Алиева



Предыдущие интервью из цикла "Ош-2010":
 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Досье:

Абдухалим Мирзо Назарзода

Назарзода Абдухалим Мирзо

экс-замминстра обороны Таджикистана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
77 тысяч

граждан Кыргызстана включены в "черный список" ФМС РФ

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Октябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31