90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Узбекистан: Как быть с принудительным трудом на хлопковых полях?

28.09.2018 15:31

Общество

Узбекистан: Как быть с принудительным трудом на хлопковых полях?

Вашингтон удалил Узбекистан из черного списка производителей хлопка.

Решение Министерства труда США удалить Узбекистан из черного списка производителей хлопка, применяющих детский труд, значительно приподняло настроение в этой центральноазиатской стране. 

На фоне этого решения, опубликованного в докладе американского Минтруда на прошлой неделе, Министерство внешней торговли Узбекистана сделало ряд оптимистичных прогнозов. 

«Это решение положительно повлияет на имидж Узбекистана на мировой арене и откроет пути для возможной кооперации с ведущими зарубежными брендами в текстильной промышленности (Gucci, Louis Vuitton, H&M, OGGI, Adidas, Nike и др.). Также это создаст новые возможности для наращивания экспорта текстильной продукции на рынки развитых стран, в частности, в страны ЕС, Северной Америки и Японии», – отметили в узбекском министерстве. 

Учитывая, что в последнее десятилетие Узбекистан сталкивался со все более ужесточавшимися санкциями в отношении хлопкового экспорта страны, последние события являются вполне понятным поводом для радости. Однако правозащитные организации предупреждают, что не следует успокаиваться и что впереди еще много работы по искоренению принудительного труда.  

Независимые проверки ситуации на полях во время идущего сейчас сезона сбора хлопка оставили правозащитникам и Международной организации труда (МОТ). 

В середине сентября свыше десятка активистов-правозащитников собрались в одной из гостиниц Ташкента на мероприятие под эгидой МОТ, посвященное обсуждению этой проблемы. Еще пару лет назад подобное трудно было себе представить. Среди участников мероприятия, вошедших в правительственный координационный совет по проблеме принудительного труда, были известные фигуры маленького и все еще переживающего непростые времена правозащитного сообщества Узбекистана, включая Елену Урлаеву и Шухрата Ганиева.

Одной из обсужденных тем было точное определение понятия «принудительный труд». Следует ли рассматривать только открытое запугивание и угрозы? Или психологическое давление тоже следует принимать в расчет? Позиции сторон по этому вопросу не совпали, что делает развернутую в этом году кампанию по проведению проверок на хлопковых полях примечательной. 

«Собравшиеся здесь сегодня люди примут участие в […] мониторинге в этом году. Это очень значительное событие, которое стало логическим продолжением диалога, поддерживавшегося с правительством с 2017 года», – сказал Eurasianet.org на полях мероприятия Йонас Аструп, старший технический советник МОТ в Ташкенте. 

Оценку масштабов использования принудительного труда в Узбекистане осложняет фактор существования в стране традиции совместного безвозмездного труда на благо общины (хашар), а также моральные нормы в обществе. Хашар и андиша являются широко распространенными инструментами мобилизации рабочей силы для тех или иных краткосрочных проектов. 

Правозащитники не ожидают, что работа по мониторингу на полях в этом году будет простой, но тот факт, что они смогут работать открыто, без риска попасть под арест, все-таки облегчит их задачу. 

«Сейчас существует политическая воля искоренить принудительный труд», – сказал Eurasianet.org Шухрат Ганиев, председатель бухарского Гуманитарного правового центра. 

МОТ сообщает о планах опросить в этом году с 11 тыс людей в рамках кампании по мониторингу, что значительно больше показателей 2017 года (4 тыс). 

В дополнение к совместным группам, состоящим из узбекских активистов и представителей МОТ, власти разработали собственные механизмы наблюдения за процессом. Минтруда РУ собрало команду из 300 инспекторов, а также открыло горячую линию и канал в Telegram, при помощи которых можно сообщить о нарушениях. 

18 сентября Минтруд сообщил, что за предыдущую неделю было зарегистрировано 110 жалоб по всей стране. В одном из упомянутых министерством примеров Хабибулло Зокиров, чиновник в Наманганской области, заставил работников подписать письма о том, что они добровольно согласились выехать на сбор хлопка. В результате чиновника оштрафовали на 185 тыс сумов ($23).

По словам Аструпа, министр труда заверил его, что МОТ получит полный доступ к собираемой правительством при помощи этих механизмов информации. 

«Он сказал: «Я не могу гарантировать, что в этом году не будет случаев использования принудительного труда, но я могу гарантировать, – я даю Вам личные гарантии, – что каждый случай, о котором будет сообщено через созданные механизмы обратной связи, будет расследован»», – сказал Аструп, цитируя обещание министра. 

Между тем критике подвергается и сама МОТ.

В прошлом месяце расположенная в Великобритании организация «Инициатива по борьбе с коррупцией и в защиту прав человека» (CHRI) опубликовала доклад, в котором раскритиковала методологию и методы анализа данных, применяемые МОТ в Узбекистане. 

«Одним из самых значительных источников озабоченности для исследователей CHRI было отсутствие в отчете МОТ о хлопкоуборочном сезоне 2017 года упоминаний об уязвимости участников, которые могли стать жертвами [организованного государством труда], создаваемых этим сложностей для проведения исследований, а также трудностях, связанных с организацией эффективной работы на местах в глубоко авторитарной стране, где слежка, произвольные аресты, пытки и репрессии являются для граждан повседневными реалиями жизни», – говорится в опубликованном 18 сентября заявлении авторов доклада. 

В частности, одним из упомянутых в докладе CHRI восьми основных недостатков было то, что, по мнению авторов документа, нестыковки в докладе МОТ за 2017 год указывали на «слабости в сфере контроля за качеством». 

МОТ опубликовала воинственное встречное заявление, настаивая, что хотя организация открыта для конструктивной критики, некоторые из упомянутых CHRI жалоб основаны на устаревшей информации и непонимании методологии МОТ. 

По утверждению МОТ, учитывая, что в хлопкоуборочной страде в 2017 году приняли участие до 2,6 млн человек, появление нарушений было практическим неизбежным. 

«На мой взгляд, главной задачей является нормализация трудовых отношений, – сказал Аструп. – Если удастся добиться нормализации, естественным образом значительно снизится риск [использования принудительного труда]». 

С этой целью власти ввели новые нормы оплаты труда, зависящие от сложности выполняемой работы. Группа, собирающая хлопок с еще нетронутого поля, будет получать по 650 сумов ($0,08) за килограмм. Группам, проходящим по полю во второй и третий раз, будут платить по 750 и 950 сумов соответственно. В регионах с особо сложными условиями работы оплата будет еще выше.

«Я думаю, что люди согласятся выйти собирать хлопок, если им нормально заплатят. Мы придерживаемся подобного мнения по той причине, что узбекистанцы ездят в Казахстан собирать хлопок. Это доказательство», – сказал Аструп.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://russian.eurasianet.org/node/65423

28.09.2018 15:31

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945
279

киргизских предприятий находится в процессе банкроства

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Октябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31