90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Спецпредставитель президента Узбекистана по Афганистану — о роли Ташкента, талибах и индийском интересе

29.01.2019 12:31

Безопасность

Спецпредставитель президента Узбекистана по Афганистану — о роли Ташкента, талибах и индийском интересе

На переговорах в Дохе США и талибы вроде бы договорились, что в течение полутора лет американские войска будут выведены из Афганистана. Правда, об этом известно от представителей «Талибана», и на каких условиях будет совершен вывод войск, пока неясно: общего заявления договаривающихся сторон пока не было. Мирный процесс в Афганистане становится главной темой мировой повестки на ближайший год, особенно для Центральной Азии. О роли и задачах Ташкента в этом процессе политолог, эксперт по региону Аркадий Дубнов расспросил спецпредставителя президента Узбекистана по Афганистану Исматуллу Иргашева.

— Почти год прошел с того дня, когда в Ташкенте была проведена представительная международная конференция по Афганистану, подтвердившая особую роль Узбекистана во внутриафганском миротворческом процессе. Тогда, в марте 2018 года, основной задачей казалось вовлечение талибов в переговорный процесс в качестве одной из его сторон. Сегодня эта задача в значительной части решена, хотя «Талибан» по-прежнему отказывается сидеть за одним столом с представителями правительства в Кабуле. Как сегодня видят в Ташкенте свою роль в мирном процессе, претендует ли Ташкент стать основной переговорной площадкой по Афганистану?

— Как отметил президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, «конфликт в Афганистане трансформировался в сложную международную проблему. Он превратил эту страну в «центр притяжения» экстремистских и террористических группировок. Именно поэтому мы призвали международное сообщество поддержать безусловную необходимость начала мирного процесса под афганским руководством». В этом контексте стала своего рода Программой мира для Афганистана.

Именно после Ташкентской конференции, ставшей историческим событием в новейшей истории Афганистана, активизировались международные шаги по запуску переговорного процесса с участием всех внутриафганских политических сил, включая движение «Талибан».

 
Международная конференция по Афганистану в Ташкенте. Фото с сайта Mfa.gov.kz

Афганская проблематика вновь оказалась в центре внимания Совета Безопасности ООН. Новую динамику приобрела деятельность других многосторонних форматов по Афганистану: «Кабульского процесса», «Стамбульского процесса “Сердце Азии”», «Московского формата», Международной контактной группы и контактной группы «ШОС — Афганистан». США, Китай, Россия, страны Европейского Союза, Ближнего Востока, Индия, Пакистан активизировали свое участие в решении афганской проблемы.

Узбекистан, со своей стороны, провел ряд важных переговоров с афганским руководством и представителями ведущих политических сил Афганистана, включая движение «Талибан».

Все они признали, что Узбекистан может стать эффективным посредником в афганском урегулировании, так как поддерживает добрососедские отношения со всеми государствами региона, пользуется растущим доверием и авторитетом среди афганцев и в международном сообществе.

Следует особо отметить, что все контакты мы осуществляем по согласованию с официальным Кабулом.

При этом Узбекистан не претендует быть «основной переговорной площадкой» по Афганистану. Для нас главное — скорейший запуск мирных переговоров и стабилизация ситуации в Афганистане.

Также мы остаемся приверженными основному принципу, без которого невозможно достижение мира в стране: только самими афганцами и под руководством народа Афганистана должен осуществляться политический процесс по установлению прочного мира в стране.

— У Ташкента сложились достаточно доверительные отношения как с официальным Кабулом, так и с вооруженной оппозицией в лице «Талибан». Кроме того, Узбекистан, преследуя в своей внешней политике при новом руководстве в первую очередь обеспечение региональной безопасности, не испытывает глобальных геополитических амбиций, в отличие от России и США, которые в своей «афганской» политике по-прежнему состязаются между собой. Какие преимущества это дает Узбекистану в афганском миротворчестве?

— Узбекистан считает талибов неотъемлемой частью афганского общества, и они должны быть вовлечены в политический процесс в качестве легитимной силы. Мы заинтересованы в формировании сильного и дееспособного общенационального правительства, пользующегося поддержкой и доверием народа Афганистана, всех этнических группировок афганского общества.

Как отметил президент Шавкат Мирзиёев, «мы готовы создать на любом этапе мирного процесса все необходимые условия для организации на территории Узбекистана прямых переговоров между правительством Афганистана и движением «Талибан».

Свидетельством эффективности действий Узбекистана по запуску мирного процесса стало проведение встреч узбекской стороны с талибами как в Дохе (Катар) в июне прошлого года, так и непосредственно в Ташкенте в августе того же года.

В частности, талибы считают Узбекистан одной из стран, которая искренне заинтересована в скорейшем запуске мирного переговорного процесса.

При этом талибы верят в искренность нашей страны, в ее нейтральную политику в отношении Афганистана и в отсутствие у нас каких-либо политических целей в Афганистане.

Все стороны конфликта в Афганистане заверяют нас, что если Ташкент будет выбран местом межафганских переговоров, то они, веря в искренность наших помыслов, будут готовы приехать к нам... Тем более что и правительство, и оппозиция никогда не упрекали Ташкент в вовлеченности во внутриафганский конфликт, в поддержке одной из сторон в борьбе против другой. Именно в этом состоит наша уникальность.

— Насколько эффективно сегодня функционирует железная дорога от Хайратона до Мазари-Шарифа, построенная при содействии Узбекистана? Есть ли по планы по увеличению дальности дороги?

— Дорога Хайратон — Мазари-Шариф, построенная узбекскими специалистами в 2011 году, протяженностью в 75 км обеспечивает железнодорожными перевозками наиболее развитые и густонаселенные районы северных провинций Афганистана и способствует развитию сельского хозяйства, промышленности, добычи природного газа и гидроэнергетики в этом регионе. Пропускная способность новой линии — 9 млн тонн грузов в год.

Особенно важную роль дорога сыграла, когда была закрыта пакистано-афганская граница и афганские торговцы терпели огромные убытки.

Железная дорога позволяет с минимальными затратами осуществлять грузоперевозки между северными провинциями Афганистана и Узбекистаном, а также другими государствами региона, и объемы перевозимых грузов увеличились в десятки раз: за время эксплуатации по ней было перевезено более 18 млн тонн грузов. Кроме того, железная дорога обеспечивает постоянными рабочими местами около 1,5 тыс. человек.

 
Железная дорога Хайратон - Мазари-Шариф. Фото с сайта Boshtrans.uz

Ее строительство является первым этапом в создании Трансафганского коридора, который пройдет в дальнейшем через Шиберган, Андхой, Меймене и Герат, а потом позволит Афганистану и Узбекистану и другим странам нашего региона выйти на порты Бендер-Аббас и Чабахар (Иран). Организация сквозного железнодорожного движения позволит перевозить грузы, поступающие из Юго-Восточной Азии в Европу более коротким путем, чем через Дальний Восток.

— Кто сегодня является собственником участка железной дороги от Хайратона до Мазари-Шарифа?

— Это совместная компания Sogdiana Trans. Эксплуатацию осуществляют наши железнодорожники. По мере подготовки нами афганских железнодорожных кадров мы постепенно передадим дорогу в эксплуатацию афганской стороне.

— Существуют ли другие совместные с Афганистаном экономические проекты, которые готов предложить Ташкент?

— Конечно. Например, строительство железнодорожного коридора Мазари-Шариф — Герат. Реализация данного проекта обеспечит работой 30 тысяч афганцев, позволит Кабулу в будущем ежегодно получать прибыль от транзита в размере 400-500 млн долларов. Но сначала афганское правительство должно определиться с вопросом ширины колеи этого участка и решить вопрос обеспечения безопасности специалистов, которые будут работать на этом участке.

— Колея построенного участка соответствует стандартам СНГ?

— Да. Это 1520 мм, как и все остальные железные дороги, которые идут из Туркмении и Таджикистана. И дальше эта дорога должна быть построена до Герата с той же шириной колеи. А вопрос, какая колея должна быть у дороги от Герата до Ирана, должен быть решен по согласованию между Кабулом и Тегераном (в Иране ширина колеи европейская — 1435 мм).

Еще один совместный с Афганистаном проект — строительство железнодорожной линии от Мазари-Шарифа через Кабул до Пешавара, и для обсуждения этого маршрута в Ташкенте в начале декабря прошлого года состоялась специальная рабочая встреча с представителями железных дорог России, Казахстана, Пакистана, Афганистана и Узбекистана. Эта дорога может стать мостом между Южной Азией и Европой.

— Этот маршрут пройдет через перевал Саланг?

— Да. Там, где проложат линию КАSA-1000. Дорога облегчит строительство ЛЭП и станет кратчайшим путем к морским портам Пакистана. Это примерно около 600 км всего, стоимость проекта, по предварительным оценкам, не будет превышать 4-5 млрд долларов, и, самое главное — эта железная дорога вызывает большой интерес как у самого Афганистана, так и у Пакистана, и мы надеемся, что к строительству проявят интерес и Индия, и Бангладеш. Такие крупные инфраструктурные проекты могут содействовать появлению политических союзов, и отношение Пакистана к афганской проблеме может в корне измениться в результате этого проекта.

Строительство этих двух дорог — Мазари-Шариф — Герат и Мазари-Шариф — Пешавар — станет предметом обсуждения на Конференции регионального экономического сотрудничества по Афганистану (РЕККА), которая пройдет во второй половине этого года в Ташкенте.

— Кроме железных дорог, есть совместные экономические проекты с Афганистаном?

— Конечно.

Во-первых, это строительство линии электропередачи Сурхан — Пули-Хумри. ЛЭП позволит увеличить поставки электроэнергии из Узбекистана в Афганистан на 70% — до 6 миллиардов кВт*ч в год. При этом Узбекистан уже снизил цену на электроэнергию, поставляемую в Афганистан, почти на 45% — до 5 центов за киловатт.

ЛЭП подключит Кабул к единой энергетической системе Центральной Азии. Более того, ЛЭП Сурхан — Пули-Хумри может стать важной составной частью проекта CASA-1000.

Осуществляется и проект в сфере образования. В настоящее время в Термезе успешно функционирует Образовательный центр по обучению афганских граждан. Сегодня там 130 афганских студентов, юношей и девушек, но в перспективе мы планируем увеличить число учащихся до 250.

 
Линии электропередачи в Афганистане. Фото с сайта Npr.org

Мы призываем всех объединить усилия по созданию специального Международного фонда поддержки образования в Афганистане.

Кроме того, по инициативе президента Узбекистана в Термезе открыт международный логистический центр с таможенным терминалом «Термез-Карго-центр».

На базе специально созданной Свободной экономической зоны «Термез» планируется открытие промышленных производств по выпуску готовой продукции, необходимой для проектов и программ, реализуемых в Афганистане. Также планируется создание зоны свободной торговли на границе с Афганистаном.

Мы также регулярно поставляем Афганистану гуманитарную помощь. В частности, прошлым летом в связи с острой засухой Узбекистан безвозмездно передал Афганистану более 3 тыс. тонн зерна, продукты питания и одежду. Кроме того, от имени президента Узбекистана в дар афганскому народу были поставлены 25 автобусов и сельскохозяйственная техника.

— Как выглядит позиция лидера узбекского меньшинства Афганистана Абдурашида Дустума по отношению к возможному, пусть частичному, но все же возвращению талибов во власть в Афганистане?

— Дустум — это личность, которая много значит в истории современного Афганистана. И мы его воспринимаем прежде всего как представителя афганского общества. Узбекская сторона всегда выступала категорически против «перетягивания одеяла», т. е. акцентирования внимания на одной внутриполитической силе в Афганистане.

Как он отнесется к тому, что нужно будет делиться властью с талибами, — у него надо спрашивать, наверное. Но думаю, что он как патриот своей страны будет стремиться поддержать политический мирный процесс, который должен быть запущен в Афганистане, и сделает все, чтобы на его родине был установлен прочный и долгосрочный мир. Благодаря договоренности с президентом Ашрафом Гани Дустум вернулся в стану, активно подключился к процессу подготовки президентских выборов, — и это говорит о его большом потенциале.

— Как относится Ташкент к претензиям «старых моджахедов», таких как Гульбеддин Хекматьяр, и возглавляемых ими партий, которые недовольны тем, что их отбрасывают от участия в переговорном процессе?

— То, что они будут отброшены, говорить нельзя, вопрос так не ставится. Мы с министром иностранных дел Узбекистана г-ном Камиловым встречались с руководителями всех политических партий и движений Афганистана. Это и Абдул Расул Сайаф, и генерал Исмаил-Хан, Халили, Юнус Кануни, и все остальные лидеры, включая Гульбеддина Хекматияра, который приезжал в Ташкент в ноябре прошлого года. Все они говорили, во-первых, о том, что полностью поддерживают усилия Узбекистана как в экономическом сотрудничестве с Афганистаном, так и в содействии политическому процессу. Они согласились, что этот политический процесс должен охватить все внутриафганские силы, и приводили пример: на Боннской конференции 2001 года движение «Талибан» было оставлено за бортом переговоров, и это привело к тому, что уже 17 лет в Афганистане продолжается война.

Хекматияр, поддержав наши миротворческие усилия, сказал, что если Ташкент проведет рабочую встречу афганских политических сил, чтобы выработать единое видение будущего Афганистана, то мы будем благодарны и с удовольствием примем в ней участие. И он также сказал, что сейчас рассматриваются разные площадки для запуска мирных переговоров, и он считает Ташкент с его искренней и добрососедской политикой в отношении Афганистана одним из наиболее подходящих вариантов.

— Вы согласны с этой идеей?

— Я считаю, что это хорошее предложение, но это чисто афганский вопрос. Если афганское руководство попросит об этом и они договорятся провести эти консультации — мы готовы.

— Вы не можете им навязывать.

— Конечно. Афганские проблемы должны решаться с их участием и под их руководством. Еще раз повторю: наши контакты с представителями афганских оппозиционных сил, включая движение «Талибан», осуществляются по согласованию и в тесном взаимодействии с Кабулом.

— Кстати, на Боннской конференции талибов проигнорировали, считая их проигравшей стороной: казалось, с ними покончено.

— Да, многие хотели так думать. Хотя прекрасно знали, что это не так. И считать, что эта сила не сохранилась, что она уничтожена, — это не знать Афганистан.

— Нынешняя американская стратегия по Афганистану, осуществляемая спецпредставителем Белого дома Залмаем Халилзадом, вас устраивает?

— Узбекская сторона заинтересована и всегда открыта к постоянному диалогу с нашими американскими партнерами по вопросам стабилизации ситуации в Афганистане.

Мы поддерживаем афганскую стратегию президента США Дональда Трампа, видим подвижки в ее реализации. Мирный план должен быть поддержан как со стороны стран — соседей Афганистана, так и международного сообщества в целом.

Мы искренне приветствуем назначение господина Залмая Халилзада специальным представителем президента США по Афганистану и его «челночную дипломатию» по странам региона, в ходе которой он стремится ознакомиться с позициями различных сторон по афганской проблеме.

В начале декабря, сразу же после назначения на этот высокий пост, г-н Халилзад посетил Узбекистан и провел переговоры с президентом Мирзиёевым. В ходе переговоров американская сторона высоко оценила усилия Ташкента по запуску мирного политического процесса, проведению исторической конференции по Афганистану в марте прошлого года.

Афганистан не должен быть ареной столкновений геополитических интересов. Необходимо найти общие точки соприкосновения между такими странами, как США, Россия, Китай, Иран, Индия и Пакистан.

Необходимо добиться того, что все страны региона будут одинаково оценивать ситуацию в Афганистане и так же одинаково видеть пути решения существующих проблем и возникающих угроз. Если эти страны будут решать проблемы не самостоятельно, а совместно, путем достижения консенсуса, то это будет самым важным содействием долгосрочному миру в этой стране.

— Как в Ташкенте относятся к высказанной Вашингтоном готовности вывести часть американских войск из Афганистана?

— Мы считаем, что поспешного вывода американских войск из Афганистана не будет. И ЕС, и НАТО, и США прекрасно осознают свою миссию и ответственность. Поспешный вывод войск может привести к хаосу в стране, к тому, что военные действия могут вспыхнуть с новой силой. Этого нельзя делать. И многие страны, в том числе и мы, прекрасно осознают, что войска международной коалиции в Афганистане оказывают существенную помощь и поддержку в сохранении мира в регионе. И еще рано говорить о том, что нужно будет решать вопросы обеспечения безопасности своих границ уже без войск международной коалиции. Но с другой стороны, каждая страна и сама делает все возможное, чтобы обеспечить свою безопасность.

Мы прекрасно знаем, что международное сообщество активно помогает Афганской национальной армии, чтобы она могла самостоятельно решать вопросы безопасности внутри страны, проведения боевых операций против террористических организаций на своей территории, и я думаю, что афганские правоохранительные органы с годами будут все лучше справляться со своими обязанностями.

— То, что делает Москва на афганском направлении, вас также устраивает?

— Мы тесно сотрудничаем с российской стороной. В ходе государственного визита в Узбекистан в октябре 2018 года президента России Владимира Путина было особо отмечено, что процесс мирного восстановления ИРА должен осуществляться только афганцами и под руководством самих афганцев. Это еще одно подтверждение совпадения наших позиций по урегулированию афганского кризиса, практической реализации достигнутых договоренностей.

Мы поддерживаем «Московский формат» консультаций по Афганистану как возможность обменяться мнениями и вести совместный поиск путей по решению вопроса окончательной стабилизации ситуации в Афганистане, прекращению боевых действий на территории страны.

— Талибы, похоже, стали изощренными дипломатами. Они заигрывают с Россией, видя перед собой главную цель — диалог с американцами.

 
Талибы. Фото с сайта Cfr.org

— Да, талибы не исключают продолжения взаимодействия с США по вопросам экономического восстановления Афганистана. В этом контексте движение «Талибан» выразило готовность поддержать усилия США по оказанию гражданского содействия в восстановлении социально-экономической инфраструктуры, реализации экономических проектов в Афганистане.

В то же время талибы отмечают, что на данном этапе развития ситуации в Афганистане особенно актуально достижение реальных договоренностей между США и РФ по установлению мира в стране. По их мнению, взаимосогласованные и совместные действия Москвы и Вашингтона в этом направлении будут способствовать налаживанию мирного переговорного процесса в стране и «недопущению повторения сирийского сценария в Афганистане».

— Насколько удается Ташкенту согласовывать свои инициативы по Афганистану с соседями по региону, и есть ли в этом необходимость? Ведь активность с их стороны на этом треке трудно различима...

— Афганскую проблему в одиночку не могут решить даже большие страны. Об этом ясно сказал президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев на международной конференции по Афганистану в Ташкенте: «Решение целого ряда ключевых вопросов экономического развития, обеспечения безопасности и стабильности в Афганистане во многом зависит от государств-соседей. При этом усилия всех соседних стран и партнеров должны не подменять, а дополнять друг друга. Нам нужно выработать согласованные меры, подходы и практические механизмы решения этой проблемы. Нам необходимо начать рассматривать Афганистан не в качестве страны, с территории которой исходит угроза миру и стабильности. Афганистан — наш дружественный партнер и сосед».

Поэтому в нынешних условиях все более возрастает значимость и актуальность тесной координации наших действий по Афганистану.

Так, казахстанская сторона поддержала в январе 2018 года инициативу Узбекистана и Кабула по проведению Ташкентской конференции в период председательства Казахстана в Совете Безопасности ООН, организовала министерскую дискуссию по вопросу регионального сотрудничества в стабилизации ситуации в Афганистане.

Идея вовлечения Афганистана в региональные экономические процессы получила широкую поддержку участников седьмой Конференции регионального экономического сотрудничества по Афганистану в ноябре 2017 года в Ашхабаде, а также Международной конференции по противостоянию терроризму и насильственному экстремизму в Душанбе в мае 2018 года.

Кроме того, Кыргызстан выдвинул инициативу о создании в Бишкеке исследовательского центра по Афганистану.

Одним из примечательных фактов активного регионального взаимодействия в афганском направлении стало привлечение Афганистана к работе диалога «Индия — Центральная Азия» на уровне министров иностранных дел, который состоялся 12-13 января этого года в Самарканде. Думаю, это еще одно наглядное подтверждение общих усилий стран Центральной Азии по вовлечению Кабула в региональные процессы, стремления оказать эффективную помощь в восстановлении национальной экономики страны.

— Насколько лояльно Индия относится сегодня к талибам? Нью-Дели сохранял хорошие отношения с центральным правительством в Кабуле, а к талибам относился плохо, считая их ставленниками пакистанцев — своих вечных оппонентов в регионе.

— Индийцы искренне заинтересованы в стабилизации ситуации в Афганистане, им важна в первую очередь экономическая составляющая. Индия заинтересована в рынках Центральной Азии, чтобы страны региона могли выйти на порты Индии и в Персидском заливе. Нью-Дели вложил много средств в возведение порта Чабахар в Иране, Индия оказывает содействие в строительстве железной дороги, которая соединит порт Чабахар с иранским городом Захиданом с выходом на афганскую территорию, где эта дорога в будущем должна соединиться с участком Герат — Мазари-Шариф, и таким образом может быть создан трансафганский транспортный коридор. Индия сейчас взяла в управление порт Чабахар на 1,5 года с возможностью продления до 10 лет и активно призывает страны Центральной Азии для осуществления всех своих торговых операций.

— Тем более что американцы вывели из-под санкций использование Афганистаном Чабахара.

— Да. Это заслуга афганского руководства — страна нуждается в использовании иранского коридора для решения своих экономических проблем, и большой объем экспорта-импорта Афганистана связан с портом Чабахар.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://www.fergana.agency/articles/104682/

Показать все новости с: Владимиром Путиным , Шавкатом Мирзияевым

29.01.2019 12:31

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

 Дастан Далабайевич Бекешев

Бекешев Дастан Далабайевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
31,2 млн

численность населения Узбекистана на 1 января 2015 года

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Ноябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30