90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Туркменистан – слабое звено Центральной Азии

07.02.2019 09:02

Политика

Туркменистан – слабое звено Центральной Азии

В конце января заместитель министра внутренних дел России Игорь Зубов выступил с заявлением о вероятности наплыва беженцев из Таджикистана в Россию из-за активности ИГИЛ (запрещённой в России) на афгано-таджикской границе. Правда, спустя некоторое время официальный представитель МВД Ирина Волк заявила, что озвученная Зубовым информация «отражает его субъективный прогноз возможного развития политической обстановки в Центральной Азии».

Тем не менее, слова замминистра МВД РФ заставили всерьёз задуматься о ситуации, которая сегодня существует на границах государств Центральной Азии с Афганистаном. Главным образом речь идёт о Таджикистане и Туркменистане. И если картинка с Таджикистаном более-менее ясна из-за наличия там 201-ой российской военной базы, которая не останется в стороне в случае нападения радикалов, то в случае с Туркменистаном всё выглядит гораздо сложнее.

Голодающая экономика

Из-за предельной закрытости Туркменистана, получить наиболее объективную информацию представляется сложным. Рост протестных настроений среди населения в стране продолжает расти, хотя это пока и не отображается на улицах, как например в соседнем Иране или далёкой Венесуэле.

Государственные СМИ (других в стране, по сути, нет), пытаются внушить населению, что страна развивается, является одной из самых развитых в своём регионе. Однако на деле всё выглядит совсем иначе. Одна из наиболее важных причин ныне действующего положения в стране – острый дефицит иностранной валюты в Туркменистане, который напрямую связан с падением мировых цен на нефть и газ. За последние 3 года дефицит внешней торговли достиг 10 млрд долларов, а это составляет порядка 30% от ВВП. Следовательно, Туркменистан испытывает сложности с реализацией крупных международных проектов, которые как раз были призваны улучшить жизнь простых туркменов.

Нехватка основных товаров продуктов питания, массовое сокращение рабочих мест влияет на отток населения из страны и это при том, что покинуть республику дело непростое. В стране наблюдается нехватка продукта первой необходимости – хлеба, при покупке которого, по некоторым данным, требуют  справки об отсутствии долгов за коммунальные услуги. К слову, с 1 ноября 2017 года вступило в силу постановление, подписанное президентом Бердымухамедовым, в соответствии с которым граждане будут платить за газ, воду и электричество, а с января 2019 года также за соль, в рамках лимита потребления. Официально подобный шаг сделан с целью рационального использования ресурсов страны, а также усовершенствования системы льгот. Однако, эту версию ставят под сомнение многие экономисты и аналитики, считая, что в бюджете страны просто-напросто не хватает финансовых возможностей на покрытие элементарных расходов. Действительно, сложности, которые испытывает на себе туркменская экономика отражается на обычных гражданах страны.

Простому жителю Туркменистана приходится либо просто терпеть, либо искать самые разные выходы из сложившейся ситуации. Основная масса населения всё же продолжает верить местным официальным СМИ, которые утверждают, что на самом деле в стране отсутствуют какие-либо серьёзные проблемы. Любая же информация с негативным оттенком в адрес туркменских властей воспринимается в штыки, обозначая её как попытку дискредитировать успехи Туркменистана и лично Аркадага (президента Бердымухамедова).

Что же касается второго варианта, а именно поиска выхода из ситуации, то здесь могут встречаться самые разные решения, вплоть до присоединения к разным террористическим группировкам за рубежом. Они в свою очередь умело пропагандируют информацию среди недовольных властями о необходимости примкнуть к ним с целью свержения ныне действующего режима.  Как правило, вербовщики затрагивают самые болезненные моменты, указывая на невозможность жить в подобных условиях. К тому же, наймисты террористов обещают крупное по местным меркам вознаграждение за присоединение в их ряды – около 10 тысяч долларов. Отметим, что согласно официальным данным Госкомстата Туркменистана на 2017 год, среднемесячная зарплата в стране составляет около 2.500 манат (примерно 680 долларов), хотя неназванные источники туркменских оппозиционных СМИ называют цифру в 100 или 200 долларов. По оценкам экспертов, реальный уровень безработицы в стране подходит к отметке 60%.

В то же время, говорить о тотальном голоде в стране было бы неправильным. Действительно существует острый дефицит тех или иных товаров, который в целом отражается на рыночной конкуренции в стране. Тем не менее, чтобы хоть как-то решить финансовые проблемы, некоторые жители продают своё дополнительное имущество (к слову, цены на недвижимость в Туркменистане упали), либо просто покинуть страну. В основном направляются в Турцию и Европу, в Россию в меньшей степени.

Голодающая армия

По мнению многих специалистов по странам Центральной Азии, армия Туркменистана находится в плохом состоянии. Причины все те же – экономическая ситуация, желающая оставлять лучшего, отсутствие социальных пособий, а также абсолютно неэффективная система, выстроенная президентом Бердымухаммедовым. Ко всему прочему, министерство обороны Туркменистана столкнулось с дефицитом резервистов и срочников. Чтобы решить эту проблему, военное ведомство рассматривает возможность призвать на военную службу тех мужчин, которые получили военный билет за взятку. Оппозиционные СМИ Туркменистана это связывают с неспокойной обстановкой на туркмено-афганской границе, большая часть которой находится под контролем боевиков.

Тем не менее, Туркменистан закупает современное оружие и технику у России, Китая и Турции, выделяя на это огромные средства, но в то же время не уделяет должного внимания солдатам, которые не желают проходить службу в армии, мотивируя это самыми разными причинами – от нежелания жить в самом Туркменистане, до неприязни к властям, которые по их мнению о них не думают. Рацион питания туркменских солдат снизился, а денежное довольствие в размере 68 манатов в месяц (около 20 долларов) заменяют предметами личной гигиены и подпиской на газету «Аскер» («Солдат»). Всё это отражается на ситуации армии в целом. Президент Бердымухамедов в свою очередь пытается исправить ситуацию, понимая, что армия является одним из ключевых гарантов сохранения его власти. Попытки улучшить положение силовых ведомств пока ни к чему хорошему не приводят – удручающая ситуация наблюдается и в полиции. Несмотря на то, что руководство МВД регулярно получает выговоры от президента, ситуация по большому счёту в лучшую сторону не меняется.

Есть опасения, что некоторые силовики попытаются перейти на сторону боевиков, как на примере Таджикистана, когда в 2015 году бывший командир ОМОН МВД Таджикистана, полковник милиции Гулмурод Халимов присягнул на верность «Исламскому государству». С тех пор он достаточно успешно скрывается на территории Афганистана с целью нанести удар по режиму президента РТ Рахмона. Для того чтобы обезопасить себя от подобных сценариев, в Ашхабаде готовят новые реформы, способствующие улучшению жизни солдат и полицейских. Однако насколько они будут эффективными, хватит ли на это финансов и как скоро их претворят в жизнь – неизвестно.

Потенциальная угроза

Попытки дестабилизировать обстановку в Туркменистане используют сразу 3 террористические организации, которые на протяжении многих лет пытаются создать халифат на всей территории Центральной Азии. Это – «Исламское движение Узбекистана», «Союз исламского джихада» и «Исламское движение Туркестана». Зная о положении в Туркменистане через своих осведомителей, вербовщики аккуратно, но постепенно набирая активность, ведут пропаганду о вступлении в ряды радикалов среди местного населения. Обычно это среднестатистический житель провинциального города, получающий низкую зарплату или вовсе неработающий, недовольный ситуацией в стране. В основном это мужчины в возрасте от 25 до 40 лет.

Ситуация на афгано-туркменской границе неспокойная. Общая протяжённость границы составляет 800 км, большую её часть контролируют боевики. По неофициальным данным, желающих воевать на стороне ИГИЛ из Туркменистана уехали около 200 человек, по данным туркменской оппозиции в эмиграции в пределах 350-400 человек.

Несмотря на то, что силовики раскрывают подпольные ячейки террористических структур, конспиративные кружки просалафитских объединений продолжают вести идеологическую работу. Только в 2017 году был раскрыт сговор исламистов с участием нескольких десятков человек. Вербовщики прощупывают почву - есть ли потенциальная поддержка со стороны населения, в случае прорыва на территорию Туркменистана.

В том случае, если граница Туркменистана с Афганистаном не будет укреплена должным образом всё это будет возможно.

Боевики производят попытки пробить афгано-туркменскую границу для контрабанды героина. Так, в июне прошлого года радикалы провернули перестрелку с пограничниками в районе провинции Тахтабазар. В итоге по разным данным погибло около 25 пограничников. Ответной реакции со стороны туркменских силовиков должным образом не последовало. Подобные случаи отражаются на ситуации со сферой безопасности в стране и в Ашхабаде это хорошо понимают.

В укреплении границы между Афганистаном и Туркменистаном заинтересован  Иран, который также имеет протяжённую границу с последним длиною в 1148 км. В случае, если вторжение ИГИЛ в Туркменистан будет успешным, то Иран получит ещё одну проблемную приграничную страну, с которой следует будет ожидать и массовый наплыв беженцев. Устремятся беженцы из Туркменистана и в соседний Казахстан, а затем и в Россию. Таким образом, террористы получат свободное окно в Центральной Азии, откуда они и дальше смогут координировать свои действия. Более того, получение доступа к газовым месторождениям лишь усилит их позиции в регионе, что является абсолютно недопустимым.

Когда речь заходит об Афганистане, стоит учитывать и фактор этнических туркмен, проживающих на северных территориях этой исламской республики. Они, объединяясь в группировки ополченцев самостоятельно ведут борьбу с террористами из Талибана и ИГИЛ, не дождавшись поддержки Кабула. У афганских туркмен свои претензии к исламистам, которые на протяжении долгого периода времени лишали их возможности нормально существовать.

Наиболее опасный сценарий для Туркменистана – неожиданные массовые протесты среди обычных граждан. К протестующим могут присоединиться и армия, и полиция, которая также недовольна теми условиями, в которых они сегодня находятся. В этом случае, страна может погрузится в хаос, которым, вне всякого сомнения, воспользуются террористы. Следовательно, радикалы смогут получить то, о чём так долго мечтали – прорыв в регион Центральной Азии.

Наверняка в Ашхабаде желают обезопасить себя от подобных сценариев. Власти в Туркмении действительно обеспокоены низким уровнем подготовки своих военнослужащих и резервистов.

С большой долей вероятности, окружение Бердымухамедова и сам глава государства прорабатывают самые разные механизмы, которые бы способствовали усилению границы с Афганистаном и пресечению каких-либо попыток проникновения радикалов в Туркменистан. Возможно, Аркадаг понимает, что дав слабину в этом вопросе, он ставит под угрозу безопасность всего региона Центральной Азии. Поэтому он может либо более тесно сотрудничать с Россией по вопросам вооружения и безопасности, либо снять со страны внеблоковый статус и даже возможно стать партнёром ОДКБ

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Гурбангулы Бердымухамедовым

07.02.2019 09:02

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Тайырбек Дуйшекеевич Сарпашев

Сарпашев Тайырбек Дуйшекеевич

Первый вице-премьер-министр Кыргызской Республики

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
417 000

заемщиков микрокредитных организаций насчитывается в 6-тимиллионном Кыргызстане

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Сентябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30