90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Президент Токаев привез из Москвы главную для страны и для себя проблему: как относиться к АЭС

Президент Токаев привез из Москвы главную для страны и для себя проблему: как относиться к АЭС

Предложение, от которого грех отказаться. Удивительная весть потрясла Казахстан: нам предложено строительство атомной электростанции! Причем само по себе это возбуждающее экологов, патриотов и просто граждан событие упаковано в еще более потрясающий политический контекст: предложение было оглашено главой РФ во время официальной встречи со вступившим в должность президентом Казахстана.

Тут что ни слово или действие - все имеет определяющее на годы вперед значение. Сам факт официального визита в Москву еще до назначения президентских выборов означает, что передача президентских полномочий уже произошла, причем всерьез и надолго. Соответственно, все сказанное главами государств на этой стартовой встрече есть концентрация их взаимных планов и потребностей на длительное будущее. И совсем неудивительно, что со стороны России озвучено именно строительство в Казахстане АЭС: это такой аналог Крымского моста - значимый в инженерно-техническом, социально-экономическом и геополитическом масштабах сразу.

А тот факт, что это предложение озвучено президентом РФ уже по итогам переговоров, свидетельствует: оно из разряда тех, от которых нельзя отказаться.

И тут же вице-министр энергетики Магзум МИРЗАГАЛИЕВ в кулуарах парламента, оговорившись, что решение по строительству АЭС еще не принято, назвал даже место, где она будет построена - поселок Улкен.

Да, новость потрясающе неожиданная и … никакая не новость.

Кто постарше, те помнят словосочетание “Южно-Казахстанская ГРЭС”, строительство которой было развернуто в специально возведенном для этого поселке Чаганак на берегу озера Балхаш. Тогда эта ГРЭС планировалась третьей стороной гигантского энергетического треугольника. Экибастузские ГРЭС-1 и ГРЭС-2 были опорами моста, соединяющего энергию сибирских ГЭС с центральной Россией, а Южно-Казахстанская ГРЭС стала бы опорой того же моста на юг Казахстана и в среднеазиатские республики. Но коммунисты слишком рано развалили СССР: на Экибастузской ГРЭС-2 построили только один блок из восьми, а Южно-Казахстанскую ГРЭС бросили на нулевом цикле.

Вы скажете: хорошо, что отказались от ненужного гигантизма, перешли к суверенной энергетике. Тридцать лет прошло, как-то обходимся. Да, обходимся, и знаете почему? В прошлом году мы вышли уже на уровень более 100 млрд кВт/ч. Но… промышленность и население Казахской ССР в последние годы существования имели 108 млрд кВт/ч. И где-то к 2025 году правительство сможет отметить скромный юбилей - выход на советский уровень энергообеспеченности.

Но нам еще жить до 2050 года, поэтому к необходимости мощной электростанции где-то посередине между Карагандой и Алматы и чтобы рядом было много воды, придется вернуться. Вернее, так: последние пятнадцать лет мы только и делаем, что к этому возвращаемся. Поднимите все уже выполненные и новые пятилетки ФИИР: во всех присутствует начало строительства Балхашской ТЭС - все время планируется и все время откладывается. А это и есть переименованная Южно-Казахстанская ГРЭС, с переименованной в Улкен все той же точкой возведения.

А с переименованием ГРЭС в ТЭС самая хитрая хитрость: тепловая электрическая станция может быть и угольной, и… атомной. Задолго до предложения президента РФ ПУТИНА. Кто раньше заглядывал на сайт Мин­энерго, подтвердит: варианты строительства атомной электростанции либо в Курчатове (где она не нужна), либо в том самом Улкене (где она весьма бы пригодилась) казахское правительство лелеет уже много лет. Вслух не говорит, но лелеет.

Да, в Казахстане в наследство от Семипалатинского полигона осталась сильнейшая радиофобия. Но тогда тем более стоит все обсудить открыто и спокойно.

Уголь - это рассеиваемая на сот­ни и тысячи километров зола, это кислотные дожди и просто выбросы парниковых газов, с которыми борется страшащееся за свое будущее человечество. Атомная станция - это вообще ноль выбросов - ни в воду, ни в атмосферу. Ни-че-го.

Да, всех пугают аварии, а в Казахстане, дескать, они даже гарантированы: коррупция, клановость и непрофессионализм. Согласен: аргумент объективный, отмахнуться нельзя. Но если это национальный приговор, зачем тогда вообще рисковать сложными и опасными производствами? Если наш удел - дышать родным дымом, давайте признаем это вслух и успокоимся. Или, может быть, согласимся на АЭС, но только под иностранным протекторатом? Или все же используем отечественную атомную энергетику по принципу “клин клином”: пусть она станет дамокловым мечом ответственности, подвешенным над национальной инфантильностью.

Да, в последние годы в электроэнергетике Казахстана нового почти не строилось - кое-что только достраивалось. Но время подходит, и выбор придется делать - какие новые станции возводить. Мы, конечно, все голосуем за солнце и ветер, но готовы ли проголосовать за трехкратную против нынешней стоимость ветровой и четырехкратную - солнечной генерации? Главное же: все ли в курсе, что солнышко ночью не светит да и ветер дует не всегда, поэтому возобновляемую энергетику все равно приходится дублировать тем же углем или атомом. Есть еще газ, но он весь, если кто не в курсе, иностранный.

И еще информация: мы - чемпионы мира по добыче урана. Правда, почти половину его добывают иностранные СП. Откуда они взялись? Из лозунга “месторождения в обмен на технологии”:

“Казатомпрому” остро необходимо было восстановить высокотехнологичную часть - производство топливных таблеток на Ульбинском металлургическом заводе. В союзные времена исходный материал - низкообогащенный гексафторид урана - поступал из России, и именно УМЗ обеспечивал до 80 процентов всех АЭС соцлагеря. Потом россияне сделали свое - УМЗ встал. Месторождения ушли, технологии не пришли. Обе­щали французы и другие, но кто всерьез станет связывать свою атомную энергетику с далеким Казахстаном? Доступ к сырью - другое дело!

Бочки с гексафторидом на УМЗ, правда, все же появились - в виде Международного банка ядерного топлива. Получилось такое изощренное издевательство: оставленных без муки хлебопеков приспособили охранять чужие запасы.

В последнее время лед, правда, тронулся: за воссоздание на УМЗ не только таблеточного производства, но и готовых топливных сборок взялся Китай. Получается: просчитал и убедился, что втягивать Казахстан в свою атомную энергетику он уже может без особого риска.

И еще: обеспечивать сырым ураном половину всех АЭС мира - это почетно и ответственно, но - копеечно. И даже если опять запустить УМЗ на полную мощность, все равно получится всего несколько процентов от того, что может дать стране, экономике и народу кооперация в полный атомно-энергетический цикл.

Надеюсь, нам не придется обсуждать с Китаем или Россией, нужна ли атомная кооперация. А вот нужна ли она вообще - это обсудить стоит.

Представим себе Алматы лет через десять и… вообще без смога. Автомобили - электрические, заряжающиеся ночью по тарифу в три раза ниже нынешнего. А вместо ТЭЦ - отнесенные от города атомные станции теплоснабжения плюс пиковые электрические котельные для морозных дней.

А что против такого выбора? Ничего, кроме “патриотической” альтернативы: никакого союза с “Рос­атомом”!

Короче, есть из чего выбирать.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Темирбек Ишенбаевич Асанбеков

Асанбеков Темирбек Ишенбаевич

Лидер партии "Мекен Ынтымагы"

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
50%

иностранных инвесторов, работающих в Кыргызстане, давали взятки чиновникам

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Сентябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30