90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

«Растущая» Центральная Азия в порочном круге бедности

01.07.2019 08:30

Экономика

«Растущая» Центральная Азия в порочном круге бедности

К 2050 году, по прогнозам экспертов ООН, количество жителей планеты Земля  увеличится на 1,3 млрд. человек и составит 9 млрд. На стремительный демографический прирост окажут влияние беднейшие страны мира, большинство которых расположено в Африке, Юго-Восточной Азии, на полуострове Индостан и в постсоветской Центральной Азии. Речь об Узбекистане, Таджикистане и Киргизстане, чье население всего за 40 лет в совокупности обещает увеличиться более чем на 100%.

Местные национал-патриоты аплодируют стоя: вместе с ростом удельного веса коренного населения в странах решатся многие социокультурные проблемы, к примеру расширится среда жизнедеятельности национальных языков. И все бы ничего, если бы за последнюю четверть века среднестатистическая центральноазиатская курица не стала нести в 2 раза меньше яиц, а корова давать в полтора раза меньше молока.

Голод – не повод не любить

По сравнению с последствиями прогнозируемого экспертами ООН демографического кризиса, характеризующегося избытком населения по отношению к средствам существования, истории о «голодоморе» казахов и имперском «геноциде» киргизов в ближайшие полстолетия имеют все шансы растерять свой ура-патриотический задор.

Уже сегодня, согласно данным исследования, проведенного специалистами компании Focus Economics, Таджикистан, Узбекистан и Киргизия входят в десятку беднейших стан мира наряду с Конго, Мозамбиком, Угандой, Гаити, Эфиопией, Йеменом и Танзанией. К таким выводам пришли аналитики, рассчитав в 2018 году ВВП на душу населения: $836 – в Таджикистане,  $1026 – в Узбекистане, $1222 – в Киргизии.

Четвертое место в «топе» и лидирующее среди стран СНГ занял Таджикистан, 64% населения которого живет, по оценкам Всемирной продовольственной программы ООН, за чертой бедности – в среднем менее чем на $1,09 в день (бедным, согласно методологии Всемирного банка, считается население, живущее менее чем на $1,9  в день).

Согласно данным международной организации, этот фактор не может не сказываться на физическом состоянии подрастающего поколения: задержка роста и другие формы пищевого дефицита – истощение, анемия наблюдаются у 26,8% детей в возрасте от 6 месяцев до 5 лет. Недоедание является причиной смерти каждого третьего ребенка в Таджикистане.

Вопреки плачевной статистике даже при наихудшем раскладе, если верить расчетам ООН, к концу столетия количество жителей Таджикистана увеличится вдвое, составив 18,5 млн. человека, при более оптимистичных ожиданиях – в 5,5 раза.

К аналогичным показателям – 57 млн. жителей к 2100 году – устремился Узбекистан, занявший в рейтинге беднейших стран мира восьмую строчку. Как утверждают в Госкомстате республики, за международной чертой бедности живет большая часть страны – восемь из двенадцати областей и Каракалпакстан (суверенная республика в составе Узбекистана). По итогам 2017 года совокупный доход на душу населения там составил $517,1 в год, или $1,4 в день. Правда, все это не мешает Узбекистану с 2014 года удерживать статус самой «счастливой» страны СНГ, согласно «индексу счастья», публикуемому ежегодно ООН.

Замыкает топ-10 Киргизстан, где за чертой бедности пребывает четверть населения – около 1,6 млн. граждан, выживающих менее чем на $1,3 в день. Цифра условная: учитывая крайне высокую плотность населения, находящегося около черты бедности, с увеличением последней на 5% ($2) в месяц доля бедных возрастет на 3,6 процентных пункта. И пусть как узбеки радоваться жизни киргизы не умеют, в течение столетия их станет на 1-2 млн. больше, а по смелым оценкам экспертов, число киргизстанцев может вырасти до 10 миллионов уже через 30 лет.     

Хлеб наш насущный даждь нам днесь

Как отмечают эксперты, постсоветская Центральная Азия сегодня лидирует не только по уровню бедности и приросту населения, но и по количеству деградированных земель – явлению, спровоцированному неадекватной эксплуатацией почв, а по сути – перенаселением и нищетой. Если в среднем, по данным ООН, они занимают 20% Земли, в Центральной Азии эта цифра составляет 76%: 97,9% – в Таджикистане, 80% – в Узбекистане, 70% – в Киргизстане. Вызванные этим явлением экономические потери для региона с 2000 по 2009 год составили $5,85 млрд.

Для стран, приоритетным сектором развития экономики которых является сельское хозяйство, а свыше 70% населения проживает в сельскохозяйственных районах, цифры эти – оглушающий набат, предупреждающий о неизбежности продовольственной катастрофы, в случае если демографическая политика в этих государствах в ближайшее время не будет развернута на 180 градусов. К примеру, по мнению международных экспертов, критическая точка для продовольственной безопасности Таджикистана может быть достигнута уже в 2020 году, если население страны доберется  до отметки 10 млн.

Нехватка школ – еще одна проблема, с которой постсоветские государства не в состоянии справиться даже сегодня. Только в Киргизии дефицит средних учебных заведений составляет 30% от числа находящихся в эксплуатации. «Кризис в учебно-воспитательной работе государственных общеобразовательных учебных заведений, – отмечается в докладе Института Булан, – толкает родителей на поиски альтернативы в религиозных школах», где обучается, по данным ДУМК, 8200 подростков – 5% от общего количества учащихся. В них, по мнению эксперта Амана Салиева, родители видят идеально защищенную среду, свободную от алкоголя и наркотиков, обеспечивающую ребенка полным пансионом.

Для многих киргизстанцев такие заведения – единственная возможность дать своему ребенку хоть какое-нибудь образование. В Таджикистане, осуществляющем, в отличие от Киргизии, тотальный контроль над религиозной сферой, с нехваткой школ борются иными путями – в том числе строительством за счет родителей.

Сильнейший кризис испытывает система здравоохранения региона, с которым, к примеру, в Узбекистане решили бороться модным в развитых странах методом аутсорсинга – передачи определенных функций и видов медицинской деятельности частным клиникам. Их соотношение с государственными медицинскими учреждениями составляет в республике 2:3. Для 70% населения, живущего за чертой бедности такое соотношение – смерти подобно. К частникам вынуждены протаптывать дорогу и 50% населения Киргизии, не имеющего возможность воспользоваться услугами первичной медико-санитарной помощи по причине нехватки в государственных поликлиниках 3 тыс. семейных врачей.

Не споткнуться о собственный «бугор»

Необычайно высокие пропорции молодежи в возрасте от 15 до 24 лет в общем взрослом населении, или так называемый «молодежный бугор», на фоне негибкости экономических и политических систем, согласно демографической концепции американского специалиста в области теории революций и государственных распадов Джека Голдстоуна, – бомба замедленного действия.  Сочетание этих двух факторов порождает мощные дестабилизирующие явления, в частности вызванные перенаселением, «этнические чистки», которые уже дважды успел испытать на себе Киргизстан (беспорядки в Оше в 1990 году, а спустя 20 лет - в Ферганской долине), протестные выступления и революции.

Но и это, по мнению многих экспертов в сфере безопасности, не главная проблема большинства центральноазиатских республик: малограмотная, голодная и безработная  молодежь все чаще выбирает радикализацию, как новую идентичность «супермусульманина», становясь самым жарким топливом для транснациональных вооруженных конфликтов и радикальных движений.

Чтобы оценить масштабы этого «потенциала», достаточно взглянуть на уровень безработицы в Центральной Азии среди молодежи в возрасте от 14 до 25 лет: 46% в Киргизстане, 17% – в Узбекистане. Согласно подсчетам экспертов Всемирного банка, ни к числу занятых, ни к числу обучающихся не относится 1,8 млн. человек в Таджикистане. Достаточное число, чтобы «взорвать» регион и построить халифат.

Оптимизм по-азиатски

Ограничение рождаемости – мера, к которой в конце 70-х годов прошлого столетия прибегнул Китай, оказавшись перед лицом демографического взрыва, по мнению специалистов Всемирного банка, могло бы значительно улучшить ситуацию и сократить риск грядущей продовольственной и экологической катастрофы в регионе. Правда, сделать это исключительно пропагандистскими методами – затея бесперспективная: азиатский патриархальный менталитет, характеризующийся тяготением к многодетности, устойчив к любым государственным кампаниям, за исключением репрессивно-принудительных.

Пример тому – безуспешная попытка реализовать в 2003-2015 годах концепцию государственной демографической политики в Республике Таджикистан: все эти 13 лет население страны продолжало интенсивно расти и столь же стремительно нищать.

На крайние меры в ближайшее время ни одно из государств региона не отважится – уж больно крепки здесь позиции исламского фактора, утверждающего принцип: «детей должно быть столько, сколько послал Аллах».

Сегодня  нормой для Таджикистана является наличие 3-4 детей в городской семье и от 5 до 12 – в сельской. Семью с четырьмя детьми считают идеальной  43% женщин и 39% мужчин в Киргизстане. 80% респондентов в Узбекистане, согласно результатам исследования Центра изучения общественного мнения «Ижтимоий фикр», хотели бы иметь троих и более детей, а почти каждый седьмой – пятерых и более. При текущих настроениях и установках населения о желаемом количестве детей в семье вполне резонно ожидать сохранения высоких темпов роста рождаемости в ближайшем будущем.

Местные аналитики настроены оптимистично: и стареющая Европа вот-вот начнет нам завидовать, да и «подушка безопасности» – «резиновая» Россия – под боком. Как-нибудь проживем...

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

01.07.2019 08:30

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945
243 831 885 672 сома

высокольготных кредитов и грантов потратил Кыргызстан за 21 год

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Октябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31