90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстан. Будут ли госслужащие публиковать свои доходы и, главное, расходы?

02.09.2019 13:30

Общество

Казахстан. Будут ли госслужащие публиковать свои доходы и, главное, расходы?

Алик Шпекбаев может служить иллюстрацией того образа руководителя, о необходимости «клонирования» которого в системе госслужбы говорил Елбасы. Под стать ему и его команда. Но, несмотря на присущие им нестандартные подходы, их деятельности на поприще борьбы с коррупцией еще предстоит трансформироваться.

Со скоростью семи гордиевых узлов в год

В последних числах августа, как сообщил официальный сайт главы государства, Касым-Жомарт Токаев принял Алика Шпекбаева. Многие наши коллеги, рассказывая об этом событии, сделали акцент на структурных новообразованиях в трансформированном не так давно Агентстве по делам госслужбы и противодействию коррупции; на словах президента о важности введения практики отставки первых руководителей госорганов за коррупционные правонарушения подчиненных; на ответственности чиновников за незаконное обогащение; на необходимости публикации госслужащими деклараций о доходах и расходах…

Нам же в глаза бросилось совсем другое – то, в какой форме была представлена данная информация. А если конкретно, то, прежде всего, зацепила фраза - «в завершение встречи глава государства отметил необходимость своевременного принятия законодательных и организационных мер…». Как нам кажется, именно она является определяющей при оценке как итогов самого разговора, так и дальнейших перспектив Алика Шпекбаева на посту главы Антикоррупционной службы, поскольку как раз таки со своевременностью у коллектива его ведомства, похоже, большие проблемы. По крайней мере, в реализации ключевых задач.

Увы, но пока что быстро «делать стойку» у сотрудников Антикоррупционной службы получается исключительно на вопросах морально-нравственного падения чиновников, да на реализации собственных инициатив, довольно неоднозначно воспринимаемых обществом, типа создания в структуре ведомства департамента добропорядочности. Тут они, как говорится, «на коне» с мешком красноречия за плечами.

Что же касается коренных преобразований, способных нанести реальный удар по коррупции, то с этим получается не очень. Взять для примера хотя бы упомянутую президентом Токаевым необходимость закрепления ответственности первых руководителей за коррупционные проделки подчиненных и обязательного размещения в свободном доступе деклараций о доходах и расходах определенных категорий отечественного чиновничества.

Что касается последнего, то формально к Алику Жаткамбаевичу и тем, ко сегодня вместе с ним плечом к плечу сражается с коррупцией, не придерешься, хотя этот вопрос поднимался еще лет десять назад – если не изменяет память, о необходимости публикации чиновниками деклараций первый президент Казахстана говорил еще в 2010 году. Данную инициативу потом поддержали и депутаты, в частности, Дарига Назарбаева, и члены правящей партии «Нур Отан», которые внесли ее в свою антикоррупционную стратегию, рассчитанную на 2015-2025 годы.

В ту пору Алик Шпекбаев только пришел в ведомство и обвыкался в новой должности под присмотром Кайрата Кожамжарова, в бытность которого, кстати, это предложение и было оформлено в законодательную норму. В конце 2015 года в Закон «О противодействии коррупции» были внесены изменения. Одно из них звучало так: «Опубликованию в срок не позднее 31 декабря года, следующего за отчетным календарным годом, подлежат сведения, отраженные в декларациях физических лиц, которые представили следующие лица и их супруги:

1) занимающие политические государственные должности;

2) занимающие административные государственные должности корпуса «А»;

3) депутаты парламента Республики Казахстан;

4) судьи Республики Казахстан;

5) лица, исполняющие управленческие функции в субъектах квазигосударственного сектора».

Изначально планировалось, что данная норма будет введена в действие с 1 января 2017 года – с даты первоначально объявленного старта всеобщего декларирования. В начале октября 2016-го приказом Кайрата Кожамжарова даже был утвержден перечень сведений, подлежащих опубликованию. Но из-за неготовности государственных баз данных и из-за того, что налоговики были не в состоянии справиться с обработкой и проверкой деклараций, реализацию этой нормы отложили до 1 января 2020-го.

Однако в апреле нынешнего года Министерство финансов вновь заявило о неготовности госслужб к всеобщему декларированию и в очередной раз предложило перенести сроки. Касым-Жомарт Токаев предложение поддержал. В итоге начало «выворачивания перед обществом карманов высокопоставленных чиновников» опять было отложено. Для чиновников, которые должны публиковать свои декларации, - на 1 января 2021 года.

Словом, вины команды Алика Шпекбаева в том, что этот процесс затянулся, вроде бы нет. Но в начале нынешнего лета глава Антикоррупционной службы сам развязал всем желающим языки.

В очередном своем выступлении, посвященном модернизации антикоррупционной политики государства и презентации нового пакета мер, которыми его ведомство намерено в ближайшее время оснастить свой арсенал, Алик Жаткамбаевич заявил:

«Прежде всего, мы предложили ввести ответственность за незаконное обогащение. Речь пока идет о финансовых и карьерных санкциях в отношении государственных служащих, чьи активы не соответствуют законным доходам. В комплексе с декларированием расходов это позволит подорвать основу коррупции — стремление к получению нелегальных доходов. Причем было выражено мнение о целесообразности декларирования расходов государственными служащими с 1 января 2020 года и обязательном опубликовании соответствующих деклараций. Обязательное декларирование доходов и расходов государственных служащих неизбежно потребует ответа на вопрос, как быть в случае расхождения этих данных. Поэтому в законодательстве должны быть четко прописаны нормы, на основании которых на должностных лиц, уровень жизни которых не соответствует легальным источникам доходов, будут налагаться соответствующие санкции».

Вроде бы все верно сказал, по делу, но спрашивается: а где он и его подчиненные были раньше? Агентство по делам госслужбы и противодействию коррупции (из которого отпочковалась нынешняя антикоррупционная служба) он возглавил еще в 2017 году, но почему-то ни разу не заявил, как это делает сейчас, о целесообразности обнародования деклараций власть предержащих, вопреки сдвигу сроков введения всеобщего декларирования.

Не менее интересно и то, почему только сейчас озвучивается необходимость законодательного закрепления норм в отношении чиновников, живущих не по средствам? (Ведь если бы не медлительность Минфина, то их декларации уже совсем скоро должны были бы попасть под лупы фискалов). Ответов на эти вопросы у нас, конечно же, нет, но именно на фоне вышесказанного замечание Касым-Жомарта Токаева относительно необходимости своевременного принятия законодательных и организационных мер приобретает новое звучание.

«Побочный эффект»

Еще более показателен с этой точки зрения другой пример – имеется в виду история с законодательной нормой, предусматривающей отставку первых руководителей, в том числе министров и акимов, чьи подчиненные были уличены в коррупционных правонарушениях. О «работе» команды антикоррупционной службы в этом направлении мы рассказывали в течение всего прошлого месяца. Стоит напомнить сюжет «бестселлера» еще раз, поскольку он красноречиво намекает на то, что о своевременности Касым-Жомарт Кемелович напоминал Алику Жаткамбаевичу, скорее всего, не в первый и не в последний раз.

В течение десяти лет предпринимаются попытки заставить политических госслужащих расплачиваться за мздоимство и вороватость их подчиненных. Ставку в этом вопросе Елбасы делал на уже упомянутого Кайрата Кожамжарова, который неоднократно заявлял о готовности внести на рассмотрение парламента проект закона «О противодействии коррупции», в котором будет заложена соответствующая норма. Однако дальше разговоров дело так и не пошло.

«По наследству» эта проблема перешла к Алику Шпекбаеву, который на протяжении полутора лет после своего повышения до уровня руководителя антикоррупционной службы не демонстрировал активность в этом направлении, хотя еще в марте 2018-го Нурсултан Назарбаев поручил ему, причем не в первый раз, вплотную заняться данным вопросом. Очнулись руководящие работники ведомства только прошлой осенью. Видимо, все же подстегнутые требованием Елбасы, заместители главы ведомства стали делать заявления одно громче другого.

Процитируем лишь некоторые из них: «Сейчас мы уже зашли в парламент с поправками об установлении персональной ответственности руководителей в случае привлечения их подчиненных за коррупцию. Что касается политических государственных служащих, то речь идёт о политической ответственности - обязанности подать в отставку»; «С учётом международного опыта видится целесообразным введение ответственности руководителя в случае совершения подчинённым коррупционного правонарушения.

Тут два аспекта: во-первых, ответственность политических госслужащих в виде подачи в отставку в случае совершения коррупционного правонарушения подчинёнными, которых назначил этот политический служащий, но после вступления в силу обвинительного приговора суда. Во-вторых, дисциплинарная ответственность госслужащих за коррупционные правонарушения сотрудниками, находящимися в непосредственной подчинённости. Имеются в виду административные госслужащие: директор департамента, руководитель управления, отдела. Если совершает подчиненный, то руководитель будет нести дисциплинарную ответственность».

Но, как выяснилось впоследствии, все это были только слова. В законопроекте «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам государственной службы и противодействия коррупции», разработанном командой Шпекбаева, данная норма так и не появилась. Мало того, в его тексте вообще нет ни слова о персональной ответственности первых руководителей, а уж тем более о потенциальных отставках.

Законопроект с точно таким же названием, но за авторством депутатского корпуса (в то время, когда с уст сотрудников антикоррупционного ведомства слетали многообещающие заявления, он находился на рассмотрении в нижней палате парламента) затрагивал дисциплинарную ответственность первых руководителей, но не делал акцента именно на неминуемости обязательных отставок.

Возможно, все это так бы и осталось за кадром, если бы новый президент страны не потребовал «законодательного закрепления персональной ответственности политических государственных служащих за совершение коррупционных преступлений подчиненными» в срок до конца декабря текущего года. По сути, он в который уже раз напомнил сотрудникам антикоррупционной службы об их обязанности своевременно реализовывать президентские инициативы.

Проникнутся ли они напоминанием теперь? Сказать сложно. Но в любом случае, как кажется, стоит задуматься над тем, как заставить ведомство Алика Шпекбаева более продуктивно работать с непопулярными для высокопоставленных чиновников решениями, принятыми руководством страны. Пока у сотрудников  Антикоррупционной службы хорошо получается «брать под козырек», а вот с исполнением обстоит как-то не очень. Впрочем, тут многое будет зависеть от того, относится или нет Касым-Жомарт Токаев к категории людей, которые станут о чем-то напоминать дважды…

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

02.09.2019 13:30

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Чолпон Замирбековна Эсенаманова

Эсенаманова Чолпон Замирбековна

экс-депутат Жогорку Кенеша Кыргызстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
17,46 млн человек

составляет численность населения Казахстана

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Октябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31