90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Выход США из Афганистана: последствия и перспективы

17.09.2019 10:00

Безопасность

Выход США из Афганистана: последствия и перспективы

​9 сентября президент США Дональд Трамп объявил о прекращении переговоров с движением «Талибан» * о выводе войск из Афганистана. Сам Трамп при этом не отрицал необходимости вывода войск, говоря о том, что это является важной внешнеполитической целью, однако «должно произойти в нужное время».

В целом процесс мирного урегулирования, очевидно, носит вынужденный характер для США на фоне военных поражений сил США, НАТО и официального Кабула и падения популярности операции среди электората Дональда Трампа, который уже вступил в предвыборную гонку за переизбрание на пост президента.

Обстановка в Афганистане за последний год значительно ухудшилась для коалиционных сил, контролируемая территория сократилась с почти 50% районов до 35% к августу 2019 г., в то время как вооруженная оппозиция в настоящее время так или иначе контролирует, за вычетом административного центра, 37% афганских уездов (150 единиц), хотя в конце 2018-го эта цифра составляла только 15% районов, еще 27% (108) в настоящее время контролируются обеими сторонами конфликта.

                                              Афганистан

Опасение вызывают также потери, которые НАТО и правительственные силы несут в столкновениях. Только за лето 2019 года в общей сложности погибли 1200 сотрудников силовых структур, среди которых и военнослужащие армии США, и 690 хуже вооруженных и подготовленных боевиков. Значительное число силовиков также оказываются в плену — так, весной в Бадгисе в плен боевикам без сопротивления сдались более 200 военных за два дня.

Популярности и поддержке оппозиционных сил способствовали и экстренные меры, с помощью которых Вашингтон и Кабул старались стабилизировать обстановку и приведшие в результате к значительному увеличению потерь среди гражданского населения. За первое полугодие погибло 1366 мирных жителей — почти на четверть больше показателей 2018-го), и немалая часть этих жертв вызвана как резким увеличением количества бомбовых ударов, так и правом бессудных казней подозреваемых в сотрудничестве с боевиками, которым наделили афганскую армию.

                                                      ОДКБ

Всё это приводит к разочарованию в афганском государстве и увеличению доверия к «Талибану» * как к явственно более сильному игроку. В течение года на сторону боевиков перешли несколько тысяч человек, в то время как чрезвычайные военные меры не помогают США и официальному Кабулу ни стабилизировать, ни контролировать ситуацию. Компромиссный мир, который могут быть вынуждены подписать Штаты, в этих условиях не может не напоминать сценарий Вьетнама.

Существует, однако, и другое мнение относительно ситуации в Афганистане, транслируемое военными кругами США, согласно которому все переговоры с талибами* — не более, чем популистский предвыборный шаг, который будет свёрнут, как только отпадёт задача заигрывания с электоратом, и США вернутся к активным действиям, направленным на подавление «Талибана» *, опираясь на «вновь открывшиеся обстоятельства».

                                            Американцы в Афганистане

Однако такой подход не представляется оптимальным. Выборы президента США состоятся в ноябре 2020 г., то есть вернуться к открытым действиям в Афганистане будет возможно только зимой 2020/21 гг. при наилучшем развитии ситуации, в то время как боевики вряд ли сочтут необходимым дожидаться окончания президентской гонки в Штатах и начнут очередное наступление на лишенные поддержки правительственные войска значительно раньше.

Можно было бы предположить, что США рассчитывают на формально не относящиеся к вооруженным силам частные военно-охранные компании, и количество их сотрудников, действующих по контрактам с министерством обороны США действительно значительно (на 65%) выросло за последний год, однако их действия вряд ли могут быть сопоставимы с официальной военной поддержкой со стороны армии.

Не следует также забывать и о рисках вывода американских войск для иных участников коалиции — европейских стран НАТО, которые окажутся в сложном положении при одностороннем выводе войск со стороны США и будут вынуждены либо также спешно выводить свои силы с территории страны, либо начинать диалог с государствами ОДКБ и ШОС, вынужденными ради собственной безопасности включаться в ситуацию в Афганистане.

                                                      Ашраф Гани

США же в этих условиях оказываются в незавидном положении игрока, показавшего свою неэффективность и собственными действиями вынудившего европейских союзников начинать переговоры с Москвой, Пекином, Тегераном. Роль афганского фактора в предвыборной риторике, уже вовсю разгорающейся в Соединенных Штатах, говорит о том, что перед президентом Трампом фактически стоит выбор между переизбранием и позициями в среде европейских союзников.

Лето 2020 года может стать решающим для противоборствующих афганских сил, в течение которого не только определится судьба Кабула, но могут быть созданы угрозы для приграничных с Афганистаном регионов, в том числе государств ШОС и СНГ. Среди последних, независимо от того, будет ли сдан Кабул, оправдаются ли чаяния противников президента Афганистана Ашрафа Гани о «коалиционном правительстве» с «Талибаном» * — поток беженцев, рост трансграничной преступности — в том числе связанной с наркотрафиком, торговлей оружием и людьми, межэтнические и другие вооруженные столкновения, угрожающие в первую очередь Центральной Азии и Ирану.

Нельзя забывать и о террористической угрозе, исходящей не только от «Талибана» *, но и от других союзных ему группировок — «Аль-Каиды» *, ИДУ*, о возможности активизации подполья ИГИЛ* и использования этой ситуации теми боевиками «Исламского государства» *, происходящими из государств СНГ, для того, чтобы вернуться на родину с экспансией радикального исламизма.

В результате дестабилизация обстановки в регионе может представлять реальную угрозу безопасности не только ближайших соседей Афганистана, но и Китая, России, Южного Кавказа, Турции, в конечном счете даже Западной Европы. Единственным способом избежать этого в условиях вывода сил США или хотя бы их неучастия в происходящем до окончания предвыборной гонки, является принятие мер со стороны других государств, которые не позволили бы стране погрузиться в хаос гражданской войны 1992−2001 гг.

Следует учитывать и тот факт, что поражение США в Афганистане может стать важным идеологическим фактором для различных террористических группировок в других регионах, в частности для антиизраильских сил.

Все эти обстоятельства говорят о том, что в условиях наступающего кризиса, фактически независимо от сценариев его развития, Афганистан может стать пространством для работы уже совсем других игроков — Китая, России и Ирана, которые будут пытаться сократить риски в приграничных афганских провинциях на севере и западе страны, возможно, в условиях развития масштабного конфликта. Практически неизбежно включение в эти процессы и европейских государств, отстаивающих свои интересы на фоне попыток США сохранить влияние в регионе.

 

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://regnum.ru/news/polit/2718583.html

17.09.2019 10:00

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Досье:

Осмонбек Мамбетжанович Артыкбаев

Артыкбаев Осмонбек Мамбетжанович

Министр энергетики и промышленности КР

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
50,9%

от ВВП составил внешний долг Кыргызстана в марте 2015 г

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Октябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31