90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Передел рынка контрабанды и наркотиков — причина разборок между кыргызскими и таджикскими военными

Передел рынка контрабанды и наркотиков — причина разборок между кыргызскими и таджикскими военными

Востоковед Александр Князев рассказал, почему на границе двух государств регулярно возникают вооруженные конфликты.

17 сентября в результате перестрелки, в том числе из минометов, на границе погибли четверо военнослужащих. Трое из них — таджикские пограничники, один — кыргызский. Еще 14 человек с кыргызской стороны госпитализированы с пулевыми и осколочными ранениями, среди пострадавших один подросток. Со стороны Таджикистана в числе пострадавших оказались женщины и двое детей. Месяцем ранее там тоже стреляли. И тоже были жертвы.

Что происходит у казахстанских соседей и почему нельзя урегулировать конфликт мирно, медиапорталу 365info рассказал известный востоковед Александр Князев.

30-летняя история

— Почему вообще кыргызско-таджикская граница стала горячей точкой?

— О первом кыргызско-таджикском конфликте именно в этом районе я первый раз писал в 1989 году, ровно 30 лет назад. Проблема, связанная с землей и водой, существовала здесь и в советское время. Но тогда советская власть эти вопросы регулировала мирно, и вооруженных столкновений не возникало.

Как только все стали независимыми, в том числе и от ответственности, конфликты не прекращаются. Они происходят каждый год, а в этом году едва ли не каждый месяц

Часто с человеческими жертвами. Причем в последние более десятка лет конфликты происходят не столько между нуждающимися в земле и воде жителями, сколько между военнослужащими с обеих сторон.

Несколько лет назад были столкновения с применением легкой артиллерии, а минометы вообще применяются регулярно. Я думаю, что земля-вода давно стали одной из причин, которая лежит на поверхности. И к которой властям обеих сторон можно апеллировать, закрывая глаза на более серьезные проблемы.

— Какие?

— Оба сопредельных региона – Исфаринский регион Таджикистана и Баткенский регион Кыргызстана – в высокой степени депрессивные. В Кыргызстане население из-за отсутствия работы просто мигрирует либо в другие места страны, либо люди едут на работу в Казахстан и Россию. А в Таджикистане в этом регионе очень высокая плотность населения. От конфликтов не спасает даже миграция из региона, потому что проблема самого способа выживать «земля-вода» остается.

За эти 30 лет постоянной конфронтации с обеих сторон возникло состояние ожесточенного и агрессивного взаимного национализма. От бытового до исторического, когда начинают апеллировать к каким-то историческим фактам.

Узел контрабанды и наркотрафика

— Начинают выставлять счета за прошлое?

— Да, причем исчисляя столетиями, начиная с древности. Кто откуда прикочевал, и все в таком стиле. Это только часть проблем, которая касается самого населения.

Ну а кроме того, в силу географического расположения регион является одним из главных контрабандных маршрутов сообщением юг-север-юг. Из России и немного из Казахстана с севера на юг через Кыргызстан в Таджикистан идут ГСМ. Какая-то часть оседает в Таджикистане, остатки реэкспортируются в Узбекистан и Афганистан. В том числе это ГСМ, которые Россия по льготным квотам выделяет Кыргызстану в силу его бедности. По встречному маршруту с юга на север главным контрабандным товаром являются афганские наркотики.

И Исфара-Баткен – один из крупнейших узлов северного маршрута наркотрафика из Афганистана. Можно еще добавить, что еще из Китая идет экспорт через Кыргызстан в Таджикистан, но по объему денег он на последнем месте. Наркотики и ГСМ помасштабнее.

— За все эти человеческие жертвы вследствие вооруженных столкновений кто-то несет ответственность? Показательные суды, например, за необоснованное применение оружия бывали?

— Не знаю ни одного случая, чтобы наказали хотя бы кого-то из участников этих многолетних конфликтов — что в Таджикистане, что в Кыргызстане. В Таджикистане это связано со спецификой политического режима – в поисках виновных в сторону власти вопросов не задают.

В Кыргызстане сплошная демократия, вопросы задаются, но не по жертвам, а, например, почему правительство не введет туда армейские части.

Недавно было требование перевести туда российскую авиабазу. Но учитывая, что в Таджикистане тоже есть российская военная база, и побольше, таджики уже в шутку предлагают перебросить россиян на границу – пусть воюют сами с собой. Глупо все это, конечно.

Разговоры о мире

— То есть логика в этих требованиях не навести мир и порядок на границе, а замочить побольше противников?

— Да. Чтобы было понятнее, еще раз вернусь к двум вещам – контрабанде и земле-воде. По земле-воде переговоры идут, прошлый конфликт в августе 2019 года происходил одновременно со встречей Эмомали Рахмона и Сооронбая Жээнбекова прямо там, на границе. Потом они полетели на Иссык-Куль. Снова были сказаны теплые слова о необходимости фестивалей дружбы, ускорения работы по делимитации и демаркации границы. Это все повторяется из года в год, от встречи к встрече. А существующие переговоры по земельно-водным вопросам не отличаются способностью сторон пойти навстречу друг к другу.

— Носят больше теоретический, чем практический характер?

— Не принимаются фактические решения. А существует как минимум два способа решения сложившихся проблем. В зоне конфликта смешанное население, через дом могут быть кишлаки, спорные короткие участки дорог. Одно решение – обмен спорными равнозначными участками с последующей демаркацией границы. Другой вариант, более цивилизованный, это создание на спорных пограничных участках совместных экономических зон. Где будут работать и те, и другие, и привлекаться инвесторы с созданием рабочих мест

Для Баткена это было бы оптимальным решением, поскольку там очень актуальна проблема рабочих мест. Тогда стало бы неважно, чей этот метр де-юре.

Нет политической воли

— Что мешает реализовать хотя бы один из двух вариантов?

— Боюсь, уровень цивилизованности политиков и госчиновников обеих сторон таков, что они на это не способны, особенно на второе – свободную экономическую зону. И слабо верится, что способны на первое. Потому что властям обеих сторон в какой-то степени выгоден взаимный национализм. Ведь постоянно существует образ некоего врага, который виноват в социально-экономических проблемах. Обычная классическая схема.

Что касается контрабанды, все это происходит не без участия госструктур. В первую очередь, силовых – пограничники, таможенники, спецслужбы, правоохранительные органы

Конфликты, происходящие между ними, могут провоцироваться переделами каких-то долей. То есть мы видим криминальные разборки, но с участием госсиловиков. На этой территории уже давно существует устоявшийся симбиоз государственных силовых структур, классических ОПГ и сильных радикальных религиозных группировок. Особенно, как ни странно, это касается Кыргызстана.

Таджикское население исторически более религиозно. Но там проблема экстремистов решается, пусть и не всегда правильными методами. В Кыргызстане же эти ребята чувствуют себя вольготно. Поэтому в зоне конфликта и образовалась периодически стреляющая гремучая смесь.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Абдулла Гюль

Гюль Абдулла

Президент Турции

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
6,7%

рост ВВП Таджикистана в 2014 году

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Ноябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30