90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Турецкий фактор в радикализации Центральной Азии

01.10.2019 15:00

Безопасность

Турецкий фактор в радикализации Центральной Азии

Взаимоотношения между Турцией и пятью бывшими советскими республиками Центральной Азии до момента распада СССР трудно было назвать тесными, несмотря на существенный общий базис: религия и тюркское наследие (за исключением Таджикистана). Отправной же точкой в выстраивании дипломатических контактов между Анкарой и пятью молодыми республиками стал 1991 год, не удивительно что, ключевую роль в этом сыграла религия.

За последние годы отношения между странами поменялись кардинально, и порой не в лучшую сторону. Помимо расширения масштабов политического, экономического, культурного сотрудничества, Турция превратилась в некий перевалочный пункт, через который до 4 – 5 тысяч уроженцев государств Центральной Азии отправились в Сирию и Ирак, чтобы присоединиться к радикальным группировкам, в том числе и к Исламскому государству. Особый интерес вызывает вопрос о том, какую роль в этом сыграли турецкое руководство и негосударственные организации в Центральной Азии, в частности религиозной направленности.

Турецкое руководство изначально имело огромные планы на центральноазиатские республики, рассматривая этот регион как естественную сферу своего политического влияния, благодаря лингвистическим и культурным связям. Однако этот оптимизм быстро уступил место более прагматическим опасениям: новые независимые государства были больше озабочены установлением своей собственной идентичности, чем формированием какого-либо пантюркского братства, что заставило Анкару сосредоточиться на поддержке существующих там режимов. Некоторые пантюркистские инициативы возникли в последнее десятилетие, возможно, наиболее заметное – это создание Тюркского совета в 2009 году. Однако большинство инициатив так и не возымели должного эффекта.

Управление по делам религии Анкары (Диянет)

Прогресса удалось достичь в религиозной сфере. Влияние Турции на ислам в Центральной Азии в основном выстраивалось по двум направлениям: первое – через Управление по делам религии Анкары (Диянет), второе – через неправительственные организации.

Деятельность Диянет ранее ограничивалась исключительно внутренними границами Турции, однако за последние три десятилетия вышла за пределы самого государства. Организация начала предпринимать меры по повышению роли ислама в постсоветской Центральной Азии, начиная с оказания помощи местному и национальному духовенству во всех пяти республиках.

Самый амбициозный проект Диянет — Евразийский исламский совет, который провел свой первый саммит в 1995 году, хотя этот орган не собирался с 2012 года. Несмотря на большие амбиции, работа Совета, похоже, сошла на нет, когда Узбекистан и Туркменистан высылали турецких религиозных атташе в 2002 и 2011 соответственно.

Сулейманом Тунаханом

Одновременно с этим велась пропаганда ислама через ряд турецких неправительственных религиозных организаций. Одной из наиболее плодотворных была организация, созданная Сулейманом Тунаханом (1888-1959), чья группа основала значительное количество небольших медресе как в Киргизии (особенно в беспокойных южных городах Ош и Джалал-Абад), так и в Казахстане. Другая группа, следуя учению курдского ученого Саида Нурку, также активно действовала в четырех из пяти республик Центральной Азии (за исключением Узбекистана). Наконец, печально известная организация священнослужителя Фетхулла Гюлена также добилась значительных успехов в большинстве стран Центральной Азии.

Фетхулла Гюлена

Особой популярностью в Центральной Азии пользовалось общественное движению Гюлена «Хисмет», так как предоставляло возможность получить бесплатное образование и различные социальные услуги. Тем не менее, никто не задумывался о том, что организация, по сути, выступала в качестве проводника идей турецкого руководства на территории стран Центральной Азии до 2013 года.

В этот момент эта наиболее влиятельная из турецких религиозных НПО порвала с правительством Реджепа Тайипа Эрдогана, и ее роль на постсоветском пространстве значительно уменьшилась. Анкара попросила государства Центральной Азии закрыть гюленовские школы. Лишь один Таджикистан полностью отказался от школ, в то время как на территории Киргизии и Казахстана они все еще функционируют. Однако в настоящее время можно с уверенностью сказать, что гюленистские школы больше не являются инструментами государственной политики Турции.

Партии справедливости и развития

Основная цель Турции сводилась к тому, чтобы экспортировать как через НПО, так и через Управление по делам религии, удобную и в основном умеренную версию ислама в республики Центральной Азии вместо пантюркских инициатив, не получивших ожидаемого отклика со стороны населения центральноазиатских стран. С приходом к власти Партии справедливости и развития (ПСР) Эрдогана в 2002 году эта цель все больше переплеталась с идеей продвигать более консервативныое направление ислама как опору правительственной политики.

Тем не менее, из-за параноидального отношения к любым религиозным движениям, большинство региональных правительств стали настороженно относиться к открыто благочестивому руководству ПСР и к поддерживаемым партией исламским организациям. Узбекистан быстро выдворил даже тех немногих представителей Диянет, которых он ранее принял, Туркменистан в свою очередь ограничил их деятельность на территории страны вплоть до их полной высылки в 2011 г.

Та же учесть настигла представителей Диянет и гюленистов в Казахстане. Правительство Таджикистана изначально не рассматривало возможность активной деятельности протурецких организаций на своей территории. Только в Киргизии, руководство которой оказалось не в состоянии препятствовать политическому влиянию извне, религиозные движения, поддерживаемые Турцией, сохраняют существенное присутствие.

Сыграла ли деятельность турецких религиозных организаций какую-либо роль в волне радикализации, охватившей регион в 2012-2017 годах, когда сирийский и иракский конфликты и сопровождающие их экстремистские исламистские боевики (включая ИГИЛ) достигли своего пика? Никто не утверждает, что турецкое правительство целенаправленно вело политику по радикализации центральноазиатского населения, однако ее косвенное влияние оказалось велико.

Так, в Киргизии большинство турецких НПО было сконцентрировано на юге страны, в Оше и Джалал-Абаде, именно из этих регионов на войну в Сирию и Ирак отправилось большое количество боевиков. Совпадение ли? Хотя сегодняшние должностные лица ПСР, безусловно, будут стремиться указать на это совпадение как на свидетельство злокачественного влияния гюленистского движения. Во всяком случае, Турция послужила выходом для молодых людей из глубинок, таких как Ош, обеспечивая место для трудовой миграции.

В заключении, религиозное влияние Турции в Центральной Азии было и остается неоднозначным. Тем не менее, Турецкие государственные и негосударственные организации продолжают действовать в регионе, продвигая необходимые для турецкого руководства идеи (через те, что не прерывали связи с руководством страны). Более того, турецкие исламские организации, сыграли свою роль в радикализации местного населения, по крайней мере, насколько позволяет нам сказать существующая информация.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://sodrugestvo.info/?p=355222&lang=ru

Показать все новости с: Реджепом Эрдоганом

01.10.2019 15:00

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Назарали Турдалиевич Арипов

Арипов Назарали Турдалиевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
90%

казахстанских водителей давали взятки сотрудникам ГАИ

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Ноябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30