90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

В Туркменистане самая высокая в Центральной Азии смертность детей до 5 лет

06.12.2019 09:00

Общество

В Туркменистане самая высокая в Центральной Азии смертность детей до 5 лет

Эти и другие закрытые статистические данные о материнском и детском здоровье и благосостоянии приводятся в разработанном недавно проекте «Национальная стратегия охраны репродуктивного здоровья и здоровья матерей, новорожденных, детей и подростков Туркменистана» на 2020-2030 годы. В стратегии отражены существующие проблемы в области материнского и детского здоровья, цели до 2030 года, а также пути их достижения.

Копия объемного документа, разосланного в различные министерства и ведомства страны, попала и в распоряжение turkmen.news. По информации источника в одном из министерств, проект стратегии еще находится в стадии обсуждения и доработки, в частности, его раздел «Специфические стратегические задачи и ключевые действия», однако представленные статистические данные являются окончательными. Документ в скором времени представят на рассмотрение в кабинет министров, но до этого, по информации источника, из него собираются убрать «неудобные» определения, например, «социально незащищенные семьи и дети», «бедные домохозяйства» — в Туркменистане таких нет.

Для удобства восприятия информации в этот раз мы приводим только данные по детскому здоровью. Основные тезисы разбиты на подгруппы.

Детское здоровье и благосостояние (0-9 лет)

  • Смертность среди детей в возрасте до пяти лет в Туркменистане снизилась с 70 на 1000 живорождений в 1990 году до 45,8 в 2018 году, что все равно очень много. Дети из бедных домохозяйств и семей сельских жителей умирают чаще, чем городские. Детальная разбивка не приводится;

Примечание turkmen.news: По оценке UNICEF, среднемировой показатель смертности детей в возрасте до 5-и лет в 2018 году составил 38,6, включая страны Африки. В странах Центральной Азии самый низкий показатель у Казахстана – 9,9, далее идет Кыргызстан (18,9), Узбекистан (21,4), Таджикистан (34,8) и Туркменистан (45,8).

  • Младенческая смертность снизилась с 70 на 1000 живорождений в 1990 году до 43 в 2016 году;
  • Послеродовая помощь и уход за новорожденными детьми все еще остается низким – на уровне 39%. Эти услуги не соответствуют стандартам. В стране отсутствуют услуги и службы раннего вмешательства для детей с рисками развития;
  • В масштабе всей страны 91% детей в возрасте 36-59 месяцев развивались в соответствии со своим возрастом (данные на 2016 год);
  • Процент детей с подозрением на пневмонию, которые получали антибиотики перорально (таблетки или сироп), снизился с 50,4% в 2006 году до 34% в 2016 году. Около 13% детей с подозрением на пневмонию получали антибиотики внутримышечно в 2016 году. Эти цифры слишком низкие, поскольку назначение антибиотиков рекомендуется всем детям с подозрением на пневмонию. В 2016 году большинство детей (71%) с высокой температурой получали парацетамол, 38% получали ибупрофен, 12% получали другие лекарственные препараты;
  • 95% детей в течение первых двух лет жизни получили все необходимые вакцины. Закупка вакцин полностью финансируются за счет государственного бюджета;
  • Дефицит витамина А – одна из наиболее важных причин предотвратимой детской слепоты, заболеваемости и преждевременной смертности. В 2011 году каждый второй ребенок в возрасте 6-59 месяцев испытывал дефицит витамина А, влияющий как на заболеваемость, так и на смертность. Около 7.2% детей страдали дефицитом витамина А в тяжелой форме.
  • Уровень детского травматизма за прошедшее десятилетие резко снизился (с 13,9% в 2007 до 2,7% в 2017 году). Ведущими причинами детского травматизма в 2017 году были отмечены утопление (35%), воздействие дыма, огня или пламени (9%); и дорожно-транспортные происшествия (7%);
  • В Туркменистане самые высокие показатели исключительно грудного вскармливания и, в сравнении с другими странами региона, эти показатели растут самыми быстрыми темпами;

Здоровье подростков и молодежи (10-24 лет)

  • 27% населения Туркменистана составляют подростки и молодежь в возрасте 10-24 лет;
  • Ограниченный доступ к информации и услугам репродуктивного здоровья, а также отсутствие полового воспитания в школе, приводит к ранним беременностям и распространению инфекций, передающихся половым путем (ИППП), включая ВИЧ;
  • Согласно исследованию, проведенному в 2013 году среди учащихся средних школ, лишь 38% респондентов имели представления о путях передачи ВИЧ. Большинство подростков обладают слабыми знаниями о симптомах ИППП и не знают, куда можно обратиться за тестированием, консультированием и медицинской помощью. Большинство подростков не знают, где они могут пройти тест на беременность и получить консультацию о здоровье. В Туркменистане практически нет специалистов с медицинским образованием, прошедших подготовку по оказанию подросткам необходимых услуг и доброжелательных к молодежи;
  • В среднем 28 родов на 1000 женщин приходится на возраст 15-19 лет. В Ахалском велаяте этот показатель выше всего – 46 родов на 1000 женщин, а самый низкий в Балканском велаяте – 10 родов. Коэффициент подростковой рождаемости в 1,4 раза выше в сельской местности, чем в городской (35 родов, по сравнению с 25 родами на 1000 женщин, соответственно);
  • В стране наблюдается значительный дефицит медицинских работников, специализирующихся на оказании специфических услуг мальчикам-подросткам. Имеется недостаточная учебная подготовка в вопросах детского и подросткового репродуктивного здоровья. В целом отсутствует система долгосрочного планирования, направленного на стабильное улучшение репродуктивного здоровья подростков.
  • Исследование, проведенное в 2015-2016 годах, показало низкое (15%) участие отцов в воспитании детей.

Питание

  • В 2016 году Туркменистане 3,2% детей в возрасте до 5 лет имели низкий вес, а 0.7% классифицировались как имеющие серьезный недостаток в весе, по сравнению с 9,2% и 2,6% в 2006 году, соответственно. Пять процентов детей отставали в росте или имели слишком низкий рост для своего возраста, а 4,2% были истощены или слишком худы для своего роста в 2016 году, по сравнению с 18,9% и 7,2% в 2006 году;
  • 6% детей в возрасте до 5 лет имели избыточный вес или были слишком полными для своего возраста в 2016 году, по сравнению с 4.5% в 2006 году. Процент детей с избыточным весом повышается с возрастом, достигая 11,5% среди семилетних детей на национальном уровне (равным образом среди мальчиков и девочек) и 19,1% в Ашхабаде. Четыре процента мальчиков и девочек того же возраста имеют недостаточный вес;
  • Результатом неправильного питания становится анемия, которую в Туркменистане считают серьезной проблемой. Однако, данных по анемии, по схемам потребления пищевых продуктов и калорийных характеристиках потребляемых пищевых продуктов в стране нет, а потому точные причины высоких показателей анемии в Туркменистане не называются.

Критические точки и рекомендации

В отношении финансирования сферы здравоохранения

  • Низкие государственные расходы на здравоохранение (всего 1,1% ВВП страны);
  • В стране имеется высокий уровень неформальной оплаты медицинских услуг. В 2015 году платежи из собственного кармана на здравоохранение составляли 71% всех текущих затрат. Это лишает бедные домохозяйства доступа к услугам здравоохранения;
  • Высоко централизованное бюджетирование с неэффективными затратами на репродуктивное, материнское, неонатальное, детское и подростковое здоровье (РМНДПЗ); необходимо выделение отдельной статьи расходов на РМНДПЗ из общего бюджета;
  • Необходимо обеспечить перераспределение финансов по уровням оказания помощи, подготовки кадров, обеспечения основными медицинскими препаратами и медицинским оборудованием с акцентом на первичное звено (амбулаторно-поликлиническая помощь);
  • Разработать базовый пакет бесплатных услуг по РМНДПЗ, включая периоды до наступления беременности, во время беременности, во время родов, в послеродовом и неонатальном периоде, детям (0-15 лет) и подросткам;
  • Разработать план потребности в медицинских кадрах, медицинском оборудовании и материалах на всех уровнях оказания помощи и предоставления услуг.

Человеческие/кадровые ресурсы

  • Дефицит квалифицированных медицинских работников, включая педиатров, специалистов по раннему развитию ребенка и раннему вмешательству в области РМНДПЗ на всех уровнях, особенно на уровне первичной медико-санитарной помощи;
  • Абсолютное количество педиатров незначительно увеличилось с 315 в 2007 до 349 в 2016 году, в то время как количество врачей общей практики возросло с 13000 в 2007 году до 13800 за тот же период. В дополнение к малому количеству педиатров наблюдается заметный дисбаланс в их распределении по уровням здравоохранения при полном отсутствии педиатров в первичном звене (на уровне первичной медико-санитарной помощи) и концентрации на втором уровне – только для оказания стационарной помощи;
  • По сравнению с другими странами в регионе, цифры наличия медицинских сестер, акушерок и врачей на тысячу человек населения в 2016 году оставались низкими;
  • Дефицит квалифицированного медицинского персонала, обученного современным подходам и технике родовспоможения в условиях неотложной акушерской помощи;
  • Системе здравоохранения не хватает квалифицированных работников для сбора и обработки данных, особенно на местном уровне. Управление данными носит неадекватный характер из-за пробелов в инфраструктуре и устаревших методик, когда часто местные данные сначала вносятся в бумажный формат, а затем обрабатываются на компьютере. Распространение и использование информации также ограничено, в том числе важной информации о результатах мероприятий здравоохранения и конечных итогов в деле охраны здоровья;
  • Отсутствие национального плана развития кадровых ресурсов здравоохранения;
  • Постдипломные и додипломные учебные программы (в университетах и училищах/колледжах) не приведены в соответствие с современными протоколами;
  • Устаревшие учебные программы, касающиеся РМНДПЗ, на додипломном и постдипломном уровне для студентов медицинских учебных заведений, интернов, акушеров-гинекологов, неонатологов, педиатров, семейных врачей, акушерок и медицинских сестер;
  • Отсутствие стимулов и мотивации выпускников для работы на уровне первичной медико-санитарной помощи, особенно в отдаленных местностях.

В отношении руководства и управления системой здравоохранения

  • Отсутствие навыков управления и координации в реализации вмешательств в области РМНДПЗ;
  • Слабые структуры управления координацией, в том числе межсекторальным реагированием на проблемы РМНДПЗ на национальном, велаятском и этрапском уровнях;
  • Неэффективное внедрение законодательства и политики в поддержку расширения масштаба основных жизненно важных вмешательств;
  • Ограниченный национальный потенциал разработки технических стандартов, протоколов, учебных программ и другой нормативной документации;
  • Слабое применение руководств, протоколов и стандартов;
  • Низкий уровень реализации существующих протоколов и руководств
  • С 2017 года министерство здравоохранения взяло на себя полную ответственность за поставку контрацептивных средств в страну. Однако пробелы в надежном обеспечении этими товарами включают проблемы в системах их распределения между медицинскими учреждениями, недостаточные навыки работников здравоохранения в определении необходимого количества, прогнозировании и управлении медицинскими товарами;
  • Текущий национальный перечень жизненно необходимых лекарств Туркменистана не обновлялся с 2011 года.

Отдельной пунктом в рекомендациях стоит обеспечение санитарных и гигиенических условий в школах, включая надлежащее водоснабжение и санитарию.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

06.12.2019 09:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
76,5%

населения Кыргызстана владеют кыргызским языком

Нужно ли запрещать досрочный выход на пенсию в Кыргызстане?

«

Май 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31