90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Центральная Азия. Тянь-шаньские контрабандисты родной землей не разбрасываются

Накануне 2020 года киргизский лидер Сооронбай Жээнбеков подал знак: в переговорном процессе по пограничным вопросам между Киргизией и Таджикистаном определился путь разрешения спорных проблем. Как заявил президент на итоговой пресс-конференции, Киргизская Республика готова на обмен со своим южным соседом территориями в приграничных районах. Мало того, пограничная тема часто обсуждается с главой Таджикистана Эмомали Рахмоном и позиция двух президентов по ней идентична – страны «готовы сделать обмен территориями, где это возможно».

При этом президент Киргизии признал: вопрос делимитации и демаркации общей границы с Таджикистаном решается все же медленно. Вопрос «Почему так происходит?» остался открытым.

Опыт глобальных решений

Как показывает опыт передовиков решения пограничных проблем, всякое замедление процесса не идет во благо государств-переговорщиков. Понимая это, Узбекистан, граничащий с пятью государствами и имеющий с ними 6632 км общей границы, в этом отношении избрал стратегию взаимных уступок. Жертвуя малым, страна выигрывает в большем – в обеспечении безопасности, внешнем имидже, экономическом росте.

На самой протяженной узбекско-казахской границе – ее длина составляет 2300 км – дела с пограничным разграничением движутся к завершению. Узбекистан и Казахстан подготовили и в ноябре 2019 года обсудили проекты итоговых документов демаркации государственной границы на участке в пределах Навоийской области и Каракалпакстана РУз, смежном с Актюбинской, Кызылординской и Мангыстауской областями Республики Казахстан.

Вторую по протяженности границу Узбекистан имеет с Туркменией: она составляет 1650 км. Первый договор о демаркации отдельных участков Ташкент и Ашхабад подписали в 2000 году. В настоящее время стороны приступили к окончательному утверждению границы. 30 сентября – 6 октября 2019 года в Нукусе состоялась встреча рабочих групп по вопросам делимитации и демаркации государственной границы между Узбекистаном и Туркменистаном.

В ходе работы была проведена считка нормативно-правовых и технических документов демаркации и достигнута договоренность о внесении их на утверждение совместной узбекско-туркменской межправительственной комиссии по вопросам делимитации и демаркации границы. Спустя месяц в городе Туркменабад состоялась очередная встреча рабочих групп, которые рассмотрели предложения по прохождению проектной демаркационной линии межгосударственной границы, а также по проведению аэрофотосъемочных работ.

Протяженность узбекско-киргизской границы составляет 1379 км. В сентябре 2017 года тогдашний президент КР Алмазбек Атамбаев встретился со своим узбекским коллегой Шавкатом Мирзиёевым в Бишкеке, чтобы подписать соглашение, которое официально закрепляет 1170 километров линии, разделяющей две страны и составляющей 80% общей границы. Вслед за этим прошли переговоры по 58 спорным пограничным участкам. К началу августа прошлого года было согласовано 92% общей границы, неописанными оставались всего 10 участков.

В сентябре было заявлено об обмене равными по площадям землями: Узбекистану была передана территория в 413 гектаров у Керкиданского водохранилища рядом с селом Керкидан в Араванском районе Ошской области, взамен Киргизия получила земельный участок около села Гулбаар.

Компромисс Ташкента с Душанбе в пограничном вопросе, как, впрочем, и с Киргизией и Туркменией, наметился с момента избрания президентом Ш. Мирзиёева. Процесс делимитации границы между Узбекистаном и Таджикистаном после длительного периода противостояния приобрел показательный характер. В марте 2018 года узбекский и таджикский лидеры подписали договор об отдельных участках узбекско-таджикской государственной границы, который поставил точку «практически во всех нерешенных вопросах» по общей границе.

А в ноябре прошлого года СМИ со ссылкой на источник в правительстве Таджикистана сообщили, что узбекская и таджикская стороны согласовали и подготовили к подписанию проект договора о делимитации и демаркации госграницы. К документу прилагаются карты с точным указанием линии прохождения госграницы двух государств. Кроме того, согласованы места установления пограничных знаков.

Из 1332,9 км узбекско-таджикского рубежа около 20% общей госграницы к моменту активизации переговорного пограничного процесса оставалось неделимитированными. Несмотря на это, стороны приступили к урегулированию ситуации с проблем, которые еще недавно казались неразрешимыми: занялись разминированием участков совместной границы, пришли к консенсусу в определении судьбы самой спорной части границы в районе Фархадской ГЭС, разрушив скептические заявления о затяжном характере предстоящих переговоров.

Новостью последних месяцев стало сообщение о планируемой передаче Таджикистану населенного пункта Чодак, в котором проживает около 60 тыс. человек, в основном таджики, расположенного в Наманганской области Узбекистана. По сведениям агентства «Sputnik Таджикистан», взамен узбекской стороне перейдет Алмалыкское водохранилище площадью около одной тысячи гектаров, в котором осуществлялась промывка минералов, добытых на одноименном горно-металлургическом комбинате.

Работа по пограничному разграничению, инициированная Узбекистаном, настолько впечатлила ООН своей эффективностью, что властям центральноазиатской страны было предложено поделиться с международным сообществом опытом решения пограничных вопросов.

От разграничения к развитию

Достижение взаимоприемлемых решений в специфичном регионе по таким сложным вопросам, как делимитация государственных границ, стало конкретным результатом прагматичной внешней политики Ташкента.

Шавкат Мирзиёев после вступления в должность главы государства незамедлительно дал указания о разработке мероприятий по делимитации и демаркации участков государственной границы с соседними странами. Перед этим руководство республики предприняло ряд шагов по нормализации обстановки в приграничных районах, пораженных систематическими пограничными конфликтами. Добрые отношения с соседями были объявлены приоритетом внешней политики. Главной целью внешнеполитической деятельности стало создание вокруг Узбекистана пояса безопасности и стабильности, активное продвижение внешнеэкономических интересов республики.

Два года спустя узбекский МИД отметил, что благодаря принятым мерам обозначилась позитивная тенденция в развитии прямых контактов между приграничными регионами стран Центральной Азии, созданы благоприятные условия для передвижения людей, капитала, товаров и услуг, а также широкого культурно-гуманитарного обмена.

Динамика в этом процессе в первую очередь связана со снятием ограничений на пограничных пунктах и их полноформатным функционированием на границах с соседями. Большинство пограничных переходов между Узбекистаном и Таджикистаном были закрыты в середине 2000-х годов из-за возросшей напряженности между странами. В 2018 году на узбекско-таджикской границе работало только два пограничных перехода, сегодня Узбекистан и Таджикистан ведут переговоры об открытии нового – 18-го. В результате границу между двумя странами в сутки пересекают примерно 20 тыс. человек. На узбекско-киргизской границе эти показатели значительно выше – здесь каждый день через пункты пропуска проходит примерно 30 тыс. человек.

Портал Eurasianet свидетельствует, что избранная Узбекистаном стратегия добрососедства приносит ему заметные дивиденды.  В период с 2017 по 2018 год импорт Узбекистана из Казахстана увеличился на $569 млн (более 53%). В том же году общий товарооборот с Киргизией подскочил с $ 242 млн до $ 462 млн, с Туркменистаном – со $ 159 млн до $ 274 млн. Особенно резкий рост наблюдается в торговле с Таджикистаном (131%) – со $ 124 млн до $ 287 млн. Таджикистан и Узбекистан продекларировали стремление в ближайшее пятилетие выйти на уровень товарооборота в более чем два миллиарда долларов из заявленных четырех.

Эта тенденция продолжается. Согласно данным МВФ, за первые пять месяцев 2019 года товарооборот Узбекистана с другими странами Центральной Азии составил $ 1,7 млрд, что на 27,6% выше, чем за аналогичный период прошлого года.

Очевидно, что Узбекистан, имеющий диверсифицированную экономику, развитую производственную базу, четкий внешнеполитический курс, в недалеком будущем станет главным регулятором процессов интеграции в Центрально-Азиатском регионе, а будучи нацеленным на развитие внешнеэкономической деятельности – серьезным актором в пресечении контрабандного промысла, ставшего для некоторых соседей основой экономических успехов.

Пограничный кошелек

Для Киргизии последовать примеру западного соседа было бы правильным решением. Вероятно, из этого исходит и сам президент С. Жээнбеков. Но в истории пограничного разграничения у республики были связанные с передачей приграничных территорий случаи, вызвавшие недовольство общества. Передача Кар-Кыры – Казахстану, Узонгу-Кууша – Китаю стала одним из пунктов обвинения при смещении с должности президента Аскара Акаева.

Недавние решения киргизского руководства по обмену землями в районе Киркиданского водохранилища также подверглись критике в обществе. Бывший руководитель Баткенской области Султанбай Айжигитов предупреждает, что вопросы обмена землями при пограничном разграничении следует решать с учетом мнения народа, причем осторожно, так как «это может привести и к уголовной ответственности».

Общественные активисты при решении пограничных проблем предлагают собственные рецепты, как правило, радикальные. Например, после сентябрьского 2019 года инцидента на киргизско-таджикской границе высказывалось предложение закрыть границу с Таджикистаном аж на… 5 лет. То есть прекратить всякие контакты. Один из авторов идеи председатель ОО «Элет койгойу» Марипа Алыйкулова раскрыла причину ее появления: «Через границу проезжают грузовые автомобили с нелегальной контрабандой», а «открытая граница на руку нечистоплотным чиновникам и контрабандистам». Предложено задействовать эту меру до того, как будут точно определены границы между двумя странами.

Информацию активистки о влиянии контрабандистов (их деятельность давно носит международный характер) на границе косвенно подтвердил на итоговой пресс-конференции сам киргизский президент. «В таможне с 90-х годов была коррупция, она всегда являлась центром притяжения для коррупционеров, – сообщил С. Жээнбеков. – У каждого президента на таможне был свой "кошелек"». 

Принимая во внимание, что «дырявая» граница является объектом для провокаций и лазейкой для контрабандистов, становится понятна одна из причин медлительности в развязывании тугого узла проблем киргизско-таджикской границы: никто не хочет расставаться с «кошельком». Там большие деньги крутятся. А где деньги, там – коррупция. Это как раз и осознает глава киргизского государства, раскрыв журналистам секрет: «Я на своей шкуре ощущаю, насколько тяжело проводить борьбу с коррупцией».

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Икрамжан Саттарович Илмиянов

Илмиянов Икрамжан Саттарович

экс-советник президента Кыргызстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
6%

от необходимой суммы было выделено на лекарства для заключенных в Кыргызстане в 2012 году

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Январь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31