90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Путь в Большой Террор: Как ИГИЛ* отравляет сердца людей?

21.01.2020 10:30

Безопасность

Путь в Большой Террор: Как ИГИЛ* отравляет сердца людей?

«Для большей части джихадистских группировок слабое место — связь. Их вычисляют по переписке в почте, по смс, через всевозможные социальные сети и так далее. Их контакты друг с другом фиксируют службы безопасности и потом тянут как за ниточку, вскрывая часть сети, вытаскивая ее на свет с последующей ликвидацией. ИГиловский (организация, деятельность которой запрещена в РФ) формат подпольных ячеек предполагает минимальное общение между членами группы или его полное отсутствие», — эксперт Центра изучения современного Афганистана Андрей Серенко в интервью ИА REGNUM рассказал о методах вербовки террористов и перспективах развития терроризма в мире.

ИА REGNUM: Как повлияла деятельность ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) на джихадистское сообщество?

Джихадистское сообщество очень пестрое, мозаичное. В нем есть разные группировки, движения, но с появлением ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в этом сообществе произошел перелом. Отпечаток, который наложили приверженцы этого радикального течения на джихадистский дискурс — политический, методический, пропагандистский, технологический, эстетический и так далее, на сегодняшний день самый сильный.

Влияние коснулось всего джихадистского сообщества. Одно из его ярких проявлений — создание горизонтально интегрированных сетевых структур организаций террористических групп.

ИА REGNUM: Что это значит?

Это отсутствие жесткой иерархии и использование горизонтальных сетей в конструировании связей между различными джааматами или спящими ячейками, которые принадлежат той или иной запрещенной организации. Связи между этими организациями минимальны. При такой схеме деятельности террористов очень сложно обнаружить.

ИА REGNUM: Почему?

Для большей части джихадистских группировок слабое место — связь. Их вычисляют по переписке в почте, по смс, через всевозможные социальные сети и так далее. Их контакты друг с другом фиксируют службы безопасности и потом тянут как за ниточку, вскрывая часть сети, вытаскивая ее на свет с последующей ликвидацией.

Это применимо к тем группам, которые существуют в стабильных странах — в России, в Центральной Азии. Для террористических групп в Сирии и Ираке, где их действия носят партизанский или полуоткрытый характер, это не актуально.

ИГиловский (организация, деятельность которой запрещена в РФ) формат подпольных ячеек предполагает минимальное общение между членами группы или его полное отсутствие. Это первая отличительная особенность ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Второе их важное отличие от всех прочих террористических формирований — появление стихийных ячеек, или автономных террористов. Эти одиночки никогда не попадали в поле зрения спецслужб, не поддерживают связи нигде и ни с кем. Их единственная связь с ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — эмоциональная близость с террористической идеологией, которой они подпитываются самостоятельно через интернет, просматривая пропагандистские материалы. Это совершенно уникальное явление. До появления ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) такого не было.

ИА REGNUM: Получается, что второй активный участник — вербовщик даже не нужен?

Вербовщик как субъект может отсутствовать в принципе. Физический контакт между вербовщиком и его целью, как это было раньше, когда к человеку подходили на стройке или в мечети и беседовали с нем — уже экзотика.

Сейчас вербовка идет через социальные сети или любые средства интернет-связи, либо происходит самовербовка. Это значит, что человек, которого зацепили эти идеи, сам себя накручивает, мобилизует и подталкивает к противоправным действиям, прислушиваясь к указаниям из мессенджеров или на полузакрытых тематических площадках.

Например, ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) распространяет ролики с призывом совершить террористическое действие. Возникает вопрос, как его воспринимать, как приказ из Центра или как пропагандистский ролик террористической организации?

Раньше это был «пропагандистский ролик», в котором джихадистская группировка себя рекламирует. Но с появлением ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) такие ролики-обращения уже играю роль не просто рекламного проспекта, а выполняют функцию приказа. Или рекомендации, которая подменяет собой приказ. Например, призыв атаковать неверных в тюрьмах, убивать прохожих в подъездах или ехать на джихад.

ИА REGNUM: Раньше ведь такого понятия, как самовербовка не было?

Если и было, то не было широко распространено. Самовербовка — малоизученный психологический феномен. И сейчас сложно сказать, что именно привело к развитию механизма от первоначального «ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) приходили к человеку» до «человек пришел к ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)».

В процессе проникновения террористической идеологией человек доходит до определенной кондиции, после чего идет и убивает. Террорист не обязательно будет искать взрывчатку или огнестрельное оружие. Орудием преступления может стать обычный нож или отвертка, т. е. то, что попалось под руку.

Либо этот террорист сам выходит в открытую реальность и пытается по старинке вербовать сторонников. Но такие, как правило, долго не гуляют. Потому что физическая реальность плотно контролируется силовыми структурами. Даже в тех государствах, которые, на первый взгляд, кажутся недостаточно эффективными или не оснащенными специальными техническими средствами.

В этом главная опасность террористов-одиночек. Их невозможно остановить в процессе подготовки к преступлению или психологическому созреванию до теракта. Этот этап не виден. После того, как они вышли на цель — остановить их практически невозможно. Против таких одиночек хорошо работают пуля или смелое поведение людей, которых террорист определил в свои жертвы.

ИА REGNUM: ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) стали первопроходцами во многих направлениях террористической деятельности. Этакие новаторы мировых угроз…

Да, их появление разделило джихадистское сообщество на «до» и «после». ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) начинают подражать во многих вещах. Такие структуры, как Аль-Каида (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и Талибан (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и течения близкие к ним, которые рассматривают ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) как своего конкурента, заимствуют у них многие технические и организационные решения.

ИА REGNUM: Какие, например?

Начиная от схем организации джихадистских структур и заканчивая своеобразной эстетикой. Все, что было до ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — это условное домашнее видео. ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — это уже джихадистский Голливуд.

ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) начал эпоху гламурного, глянцевого террора. Они очень внимательно следят за тем, как их террористы выглядят на видео. Доигиловские (организация, деятельность которой запрещена в РФ) джихадисты — свора оборванцев, чумазых грязнуль, немытых бородатых дядек, которые куда-то бегут, что-то кричат и ведут себя, как дикари.

Сейчас многие, среди них Талибан (организация, деятельность которой запрещена в РФ), уже сформировали особо показательные отряды, с которыми они снимают показательные видео, в которых они определенным образом одеты, определенным образом себя ведут, под определенное музыкальное сопровождение и так далее.

Я глубоко убежден, что ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — это не просто террористическое движение, а целая субкультура. Ее влияние останется надолго, пока не будет вытеснено другой, еще более яркой и внешне «привлекательной» джихадистской субкультурой.

ИА REGNUM: При таких условиях и доступности пропагандистских материалов, как можно определить группу риска — людей, которые более остальных подвержены вербовке или самовербовке?

Никак. Теперь любой человек, у которого есть телефон с выходом в интернет, находится в группе риска и может стать приверженцем радикальных течений. Без развития технологий, повсеместного распространения соцсетей, мессенджеров, Youtube и прочих платформ культура самовербовки была бы невозможна. ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) ознаменовал эпоху цифрового джихада.

Недавно в Киргизии проводили исследование молодежных групп, которые попадали в джихадистские организации. Среди них были люди из неполных семей с уровнем достатка ниже среднего, без образования, с неясными перспективами в жизни и с обостренным чувством справедливости и несправедливости, с определенными признаками социальной травмы. Но это только часть сторонников радикальных религиозных течений.

Ряды террористов пополняют и другие люди — с высшим образованием, добившиеся определенных успехов в карьере и в жизни.

И хотя самого ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Сирии и Ираке уже фактически не существует, до сих пор сохранились дееспособные группы, считающие себя сторонниками создания халифата. По разным данным, от 20 до 25 тысяч человек. Это приличная цифра. Фактически подпольная армия, которая при первой же возможности возродится. И что-то мне подсказывает, что этой возможности долго ждать не придется.

ИА REGNUM: Есть какие-то сроки «возрождения» ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)?

Два-три года иди даже быстрее. В каком формате будет это возрождение, пока трудно сказать. Может быть, это будет старый бренд, может быть он трансформируется. Возможно, у ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) к этому времени появятся новые союзники из числа курдов.

Они чувствуют себя обманутыми и униженными. Руководители ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) просчитали этот сценарий еще год назад — они обратились к курдам с призывом объединить усилия в борьбе за возрождение халифата. И тогда же они сказали, что в будущем курдам ничего не светит — сначала их использовали в борьбе с террористами, а потом выкинули. Обещали государство и ничего не дали.

Получается, что сначала уничтожали террористов, в том числе и руками курдов, а потом их самих объявили террористами. И все бы ничего, если бы террористы были на самом деле уничтожены. Но это не так. Террористы ушли в подполье, но ненадолго.

 

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://regnum.ru/news/polit/2834021.html

21.01.2020 10:30

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Аскар Мааткабылович Салымбеков

Салымбеков Аскар Мааткабылович

Почетный консул Бразилии в Кыргызстане

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
76,5%

населения Кыргызстана владеют кыргызским языком

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Август 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31