90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Кыргызстан-Казахстан: пограничный кризис осложняется взаимным недоверием

Кыргызстан-Казахстан: пограничный кризис осложняется взаимным недоверием

Евразийский экономический союз должен был упростить трансграничную торговлю. Однако дальнобойщики, ждущие в очереди по несколько дней, утверждают, что в ЕАЭС пограничный контроль только усилился.

Как говорится, а воз и ныне там.

От границы между Казахстаном и Кыргызстаном тянется длинная вереница из большегрузных машин – живая сатира на громкие и уже дискредитировавшие себя декларации о возглавляемом Москвой Евразийском экономическом союзе, «открывающем эру беспрепятственной региональной торговли».

Фуры начали выстраиваться на контрольно-пропускном пункте «Ак-Тилек», что примерно в 35 километрах от Бишкека, в конце декабря. Некоторые водители простояли несколько дней, другие «живут» там уже неделями.

Дальнобойщики утверждают, что все из-за того, что казахстанские таможенники работают слишком медленно.

51-летний Азамат Надыров из Кыргызстана перевозит товары народного потребления, которые, как правило, подвергаются строжайшим проверкам.

«Три дня уже стою, не сплю. Уснешь – сразу тебя кто-нибудь [другой водитель] обгонит», – сказал он Eurasianet.org.

Надыров недоволен тем, что правительства Казахстана и Кыргызстана не могут прийти к соглашению по трансграничным грузопотокам, из-за чего страдают перевозчики.

«Мы [Кыргызстан] вступили в ЕАЭС на тех условиях, что если товары растаможили на территории Кыргызстана, то их можно свободно перевозить по всему союзу. Но сейчас они просто давят нашу страну, никто нас не уважает», – сказал он.

Для людей, вынужденных находиться здесь подолгу, удобств не предусмотрено. Единственное место, где можно согреться в морозную погоду и помыться, – расположенное неподалеку кафе.

Эта проблема имеет системный характер. Длинные очереди из фур на казахстанско-кыргызской границе периодически образовываются начиная с 2017 года, после того как Казахстан впервые ввел усиленный режим инспекции в отношении транспортных средств большой грузоподъемности.

Кыргызстан обратился во Всемирную торговую организацию и Евразийскую экономическую комиссию (постоянно действующий исполнительный орган ЕАЭС), но это привело лишь к тому, что Казахстан обвинил Бишкек в попустительстве и нежелании принимать меры против контрабанды товаров из Китая.

Эти аргументы, судя по всему, небезосновательны. Недавнее расследование, проведенное совместно кыргызской службой РСЕ/РС, известной как Радио «Азаттык», Проектом по освещению организованной преступности и коррупции и бишкекским новостным сайтом Kloop, выявило множество фактов, свидетельствующих о сомнительных операциях Таможенной службы Кыргызстана.

Однако власти Кыргызстана отрицают наличие системных проблем с контрабандой и настаивают, что сложности ограничиваются действиями отдельных нарушителей.

В марте 2019 года число большегрузов, скопившихся у границы, достигло 140. После двусторонних переговоров очередь исчезла, но в мае ситуация повторилась – очевидцы сообщали, что видели порядка 50 машин.

Глава пресс-службы Комитета государственных доходов Министерства финансов Казахстана Олжас Отар заявил в телеинтервью, что усиленный режим инспекций направлен на борьбу с контрабандой. По словам Отара, водители часто предоставляют документы на один тип товаров, но в ходе проверки в машинах обнаруживается другая продукция.

Отар добавил, что таможенные декларации часто содержат и другую недостоверную информацию: якобы грузовик направляется в Россию, а по факту остается в Казахстане. Разница в том, что если эти товары реализуются в Казахстане, правительство не получает никаких доходов в виде налога с продаж.

Чтобы решить эту проблему, правительства двух стран договорились внедрить систему электронных пломб для слежения, которая позволит сотрудникам пограничной службы видеть, где товары в конечном итоге выгружаются.

Но правительство Кыргызстана заявило, что стороны не могут прийти к консенсусу относительно того, как эта система должна работать на практике.

«Эти двусторонние меры по обеспечению прослеживаемости товаров имеют смысл только тогда, когда стороны четко договариваются о механизме их применения», – заявили в МИД в январе, не уточнив, по каким именно вопросам имеются разногласия.

Политолог Денис Бердаков считает, что несправедливо обвинять ЕАЭС в сложившейся ситуации и что проблемы возникают из-за недоверия между странами-членами. Из тупика, по его мнению, можно выйти только когда ЕАЭС введет общесоюзную систему цифрового слежения.

«Эта проблема показывает слабость государственных институтов. Но рано или поздно, как введут цифровой след, все это исчезнет. Когда будет единая система, госорганы смогут видеть, откуда и куда идут товары», – сказал он.

Введение собственной цифровой базы данных в Кыргызстане в течение многих лет задерживалось из-за нарушений в процедуре проведения тендера и утверждений о том, что бывший заместитель министра присвоил средства, предназначенные для разработки программного обеспечения.

Дальнобойщики на КПП «Ак-Тилек» возмущены тем, что проверки на таможне усилились именно после вступления Кыргызстана в ЕАЭС в августе 2015 года.

«Когда не было союза, мы проходили эту границу за пять-шесть часов, и нам казалось, что это долго. А теперь можем стоять неделями», – сетует Надыров.

Кыргызстан получает доступ к рынкам России и Европы только через Казахстан. Даже если текущая ситуация урегулируется путем переговоров, это снова может оказаться лишь временным решением проблемы.

«Непонятно, что у них происходит, а страдает простой народ, – сказал другой водитель, Олег Серебряков. – Мы общаемся по рации. Все ругаются, злые, потому что по нескольку дней ждут и не двигаются».

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945
500

мечетей в Кыргызстане работает незаконно

Нужно ли запрещать досрочный выход на пенсию в Кыргызстане?

«

Апрель 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30