90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Чего ожидать от парламентских выборов в Таджикистане

28.02.2020 15:00

Политика

Чего ожидать от парламентских выборов в Таджикистане

Через несколько дней, 1 марта 2020 года, в Таджикистане пройдут выборы в законодательный орган республики. Пятые по счету парламентские выборы в поствоенный период таджикской истории, пройдут с минимальной долей политической интриги и с участием лишь одной официальной оппозиционной партии. Правящая партия чувствует себя уверенно как никогда. Системная и внесистемная таджикская оппозиция пытается влиять на процесс, но не имеет для этого необходимых ресурсов. - рассказывает Cabar.asia

Предвыборная обстановка

Ситуацию перед парламентскими выборами в Таджикистане вкратце можно охарактеризовать как спокойную и предсказуемую. Относительно прошлых выборов, на предстоящих, власти не имеют столь влиятельных политических оппонентов вроде Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), которая в Таджикистане объявлена террористической.

Фаворитом гонки является Народно-демократическая партия Таджикистана

В предвыборной гонке за место в парламенте участвуют семь легальных политических партий: Народно-демократическая Партия Таджикистана (НДПТ, президентская партия), Демократическая партия Таджикистана, Партия экономических реформ Таджикистана, Аграрная партия Таджикистана, Социалистическая партия Таджикистана, Коммунистическая партия Таджикистана и Социал-демократическая партия Таджикистана. За 63 места в законодательном органе будут бороться 241 кандидата, из которых 176 по 41 одномандатным округам и 65 по партийным спискам по единому общереспубликанскому избирательному округу. Таким образом на одно депутатское кресло будут претендовать по 4 претендента. Фаворитом гонки является Народно-демократическая партия Таджикистана, возглавляемая президентом и имеющая 51 место из 63 в текущем созыве парламента. 

Единственной партией, открыто выступающая с критикой существующего курса, является Социал-демократическая партия Таджикистана (СДПТ), остальные участники гонки, в том числе и Коммунистическая партия Таджикистана хоть позиционируют себя в качестве оппозиционных, тем не менее, сохраняют сдержанную риторику в отношении политики властей.

Позиции партий

На дебатах вначале февраля этого года, которые проводила таджикская служба Радио Свобода «Радио Озоди», представители всех семи политических партий в качестве основного посыла своей программы, указали на необходимость социально экономического развития страны.

Ни одна партия не позволила себе озвучить какие-либо политические лозунги и поставить под сомнение политику президента. Исключение составила лишь СДПТ, лидер которой Рахматилло Зойиров заявил, что не верит в прозрачность предстоящих выборов и участвует в них только «ради представления своей программы» и «укрепления воли избирателей». Коллеги из других партий его оценки не разделили.  

С 20 февраля 2020 года политические партии начали свои выступления по государственному телевидению в рамках предвыборной кампании. Каждой партии с этой целью дается 40 минут бесплатного эфира, а отдельным кандидатам по 20 минут. В распоряжении кандидатов остаются и социальные сети, которыми активно пользуются, в том числе мигранты – самые трудоспособная и активная часть населения.

Однако там представленность партий оставляет желать лучшего. Фотографии своей агитационной работы выкладывают только представители СДПТ, которые отмечают, что уже распространили около 12 тысяч листовок и провели около 50 встреч. Другие партии почти не проявляют активность для ознакомления избирателей со своими программами, хотя Центризбирком утверждает, что агитационная работа партий и отдельных кандидатов проходит должным образом.

Подготовка властей

Эмомали Рахмон во время последнего послания парламенту потребовал от соответствующих структур не вмешиваться в ход выборов, и заниматься теми задачами, которые на них возложены. Однако подготовительный процесс к этим выборам со стороны правительства начал наблюдаться еще задолго до их объявления.

В июне прошлого года парламент республики поддержал предложенные правительством изменения в закон «О Центральной комиссии по выборам и референдумам Республики Таджикистан», согласно которым членам политических партий нельзя входить в состав ЦИК страны. Ранее, все партии могли иметь своего представителя при ЦИК, который мог наблюдать за процессом подсчета голосов. Критики законопроекта на момент внесения поправок заявляли, что выход членов политических партий из состава избирательной комиссии подрывает прозрачность и беспристрастность ее работы и позволит представителям правительства манипулировать процессом в пользу правящей партии.

Позже выяснилось, что трое из семи членов ЦИК по выборам и референдумам являются членами правящей НДПТ, но в партии отметили, что они давно сдали свои партийные билеты. Тем не менее, зависимость членов ЦИК от исполнительной власти, которые ко всему прочему получают заработную плату от государства, является существенным рычагом влияния на избирательный процесс.

Кроме конкретных механизмов воздействия наблюдались и имиджевые ходы со стороны властей накануне выборов. Например, закон «Об амнистии» в честь 25-й годовщины принятия Конституции Таджикистана в ноябре 2019 года, согласно которому около 20 тысяч человек попали под амнистию, не мог позитивно не повлиять на имидж президента и его партии. Сюда же можно отнести запуск двух агрегатов Рогунской ГЭС с участием президента в 2018 и 2019 гг., которые не первый год подаются государственной пропагандой, как реализация национальной идеи.

Более того, правящая НДПТ выдвигает в качестве кандидатов в основном бывших чиновников из правительства, которые более узнаваемы в своих округах.

В партийный список данной партии, входят председатель Совета безопасности, экс-министр труда и социального развития, экс-министр юстиции, экс-председатель по делам женщин и семьи, зам-председатель Хатлонской области и другие чиновники. Интересно, что в указах президента об их снятии с должностей в качестве причины указывается «в связи с назначением на другую должность», что идет не в пользу заявления главы государства о проведении прозрачных и демократических выборов.

Финансовые расходы

Отсутствие реальной борьбы между конкурирующими партиями подтверждается и их расходами на предвыборную кампанию. Лидер Демократической партии Таджикистана Саидджафар Усмонзода в своем интервью заявил, что их партия потратит на выборы 75 тысяч сомони (около 8 тысяч долларов США). Представители других партий планируют расходовать от 100 до 150 тысяч сомони (10-15 тыс. долларов США). Законодательство Таджикистана, в свою очередь, предусматривает максимальный порог для расхода средств на предвыборную кампанию в размере 1 млн. 740 сомони (около 180 тысяч долларов США). 

Однако в республике с населением 9 млн человек, при реальной конкурентной борьбе, указанные партиями суммы вряд ли покрыли бы и десятую часть расходов на PR.

Тем не менее, лидеры партий настроены оптимистично и намерены занять не менее пяти мест в парламенте с тем, чтобы наравне с правящей партией создать фракцию.

Позиция оппозиции

За все эти годы создавать фракцию удавалось лишь Аграрной партии Таджикистана, которая на выборах 2015 года получила пять мест в парламенте. В это же время своих мест лишились две главные оппозиционные партии запрещенная ныне в Таджикистане Партия исламского возрождения и Коммунистическая партия Таджикистана, который до этого момента имели по два представителя в законодательном органе. Лидер Коммунистов Шоди Шабдолов назвал тогда выборы «фарсом», но бойкотировать и обжаловать их итоги посчитал бессмысленным. Кстати, после его ухода с должности Коммунистическая партия Таджикистана существенно смягчила свою позицию в отношении правительства. Это произошло еще на фоне признания Верховным судом Таджикистана Партии Исламского возрождения террористической и арестов её видных деятелей.

На предстоящих выборах оппозиционный Национальный альянс Таджикистана, куда входит ПИВТ и оппозиционное движение «Группа 24» выступили с отдельными заявлениями в поддержку кандидатов от СДПТ и призвали своих сторонников голосовать за эту партию. Руководство СДПТ выступило также с официальным заявлением о том, что не имеет никаких связей с этими организациями и они выразили тем самым свое личное мнение.

Таким образом, внесистемная таджикская оппозиция, деятельность которой ограничено социальными сетями на выборах заняла сторону Социал-демократической партии Таджикистана. Однако вряд ли ее поддержка окажется эффективным в условиях абсолютного доминирования партии власти.

Интерес наблюдателей

Впрочем это не вызывает сомнения и у наблюдателей, которых официальный Душанбе приглашает на выборы первого марта.

Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ в своем докладе, опубликованном 16 января отметило, что не считает целесообразным участие своих наблюдателей на парламентских выборах в Таджикистане, но прибегнет к этому ради заинтересованности гражданского общества и готовности властей поддержать диалог по вопросам выборов.

В документе отмечается, полное отсутствие прогресса в деле приведения нормативно-правовой базы выборов в соответствие с обязательствами перед ОБСЕ и международными стандартами проведения демократических выборов. В частности указывается на отсутствие СМИ и возможности для оппозиции. К слову, эта организация еще ни разу не признавало выборы в Таджикистане свободными и демократичными. Таковыми их признавали, как правило, представители исполкома СНГ, ОДКБ и ШОС, которые также примут участие на выборах первого марта. Всего, по официальной информации за выборами будут наблюдать 500 международных наблюдателей.

Вместо выводов

Пятые по счету парламентские выборы не способствовали появлению в парламенте конструктивной контрэлиты, а вместо этого привели к выталкиванию из политического поля существующих оппонентов власти. Неформальный запрет на критику, следовательно, и на политическую конкуренцию снизил массовый интерес не только к политическому участию, но и к наблюдению за этим процессом. В результате, представленные на политическом поле Таджикистана партии, оказались неинтересными массам.

Сами партии, за прошедший период, почти не предпринимали нужных шагов, чтобы завоевать интерес к своей деятельности. Ни социально-политические вопросы, ни вопросы внутренней и внешней политики, ни кадровая политика страны не ставились ими под сомнения, за что заработали репутацию «карманной оппозиции».  Исключение составляет лишь Социал-демократическая партия Таджикистана, но за неимением ресурсов и необходимой массовой поддержки ее влияние остается весьма ограниченной, а наличие больше напоминает индикатор политического плюрализма, в котором заинтересована власть.

Внесистемная оппозиция, находящаяся за рубежом, почти не имеет влияния на процессы внутри страны, а открытая симпатия по отношению к ней чревато уголовным преследованием.

Власть, не имея оппонентов внутри страны, открыто пользуется административным ресурсом. Все представители районов и городов, которые организовывают выборы не избираются, а назначаются исполнительной властью на свои должности, следовательно, сохраняют от нее полную зависимость.

В таких условиях итог выборов становится предсказуемым не только внутри страны, но и за пределами. Интрига могла бы быть в том какая еще партия кроме правящей попадет в парламент, однако в данном случае, если даже все партии получат места в парламенте ситуация не потерпит изменений.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

28.02.2020 15:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Турсунбай Бакир уулу

Бакир уулу Турсунбай

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
16-17 тысяч сомов

зарплата сотрудников прокуратуры в Бишкеке

Нужно ли запрещать досрочный выход на пенсию в Кыргызстане?

«

Апрель 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30