90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Какими казахстанцы выйдут из коронавирусного кризиса?

02.04.2020 15:30

Общество

Какими казахстанцы выйдут из коронавирусного кризиса?

Уже очевидно, что пандемия коронавируса и ее последствия вызовут массовую  переоценку жизненных ценностей. В Казахстане этот тренд особенно ярко прослеживается в соцсетях, из которых вдруг исчезли споры по национально-языковым и другим вопросам, долгое время вносившие дискомфорт и раскол в общество, зато активно обсуждаются темы коллективной ответственности, общественной солидарности, борьбы за выживание. Возможно, это лишь временная реакция и после глобальной встряски все вернется на круги своя. Но как бы то ни было, кризис обещает наложить отпечаток на всех нас и заставить пересмотреть взгляды на жизнь. Вот только в какую сторону? Об этом мы попросили поразмышлять наших постоянных экспертов.

 

Нурлан Аселкан, главный редактор журнала «Космические исследования и технологии»: «То, как мы жили и строили до сего дня, было всего лишь жизнью во времянке»

- Мне кажется, что нужно оптимистично смотреть на нынешние изменения. Почему? Потому что они происходят с нами не по нашей воле и не по воле какого-нибудь политического «кумира», чтобы можно было относиться к ним несерьезно, как мы делали до сего времени. Пришли в движение стихийные силы такого огромного масштаба, что мы вынуждены принимать очень важные для себя и для страны решения, причем в условиях абсолютного цейтнота.

Касым-Жомарт Токаев – один из тех, кто сейчас действует в ситуации максимальной неопределенности и темноты. Но это отнюдь не характеризует его плохо, даже наоборот. Он не прячет голову в песок, а, отбросив всякие рефлексии, пытается в ручном режиме выправить ситуацию и минимизировать потери. Действует по принципу: сначала потушим огонь, все остальное - завтра.

Мы сейчас напоминаем стадо овец, которых гонят на убой, или тех, кого ведут в лагерь перевоспитания. От нас ничего не зависит, ситуация никому неподвластна. Можно лишь пытаться прогнозировать дальнейшее развитие событий. К примеру, совершенно ясно, что наши традиционные ресурсы и накопления имеют свойство заканчиваться. В этой связи придется полностью переформатировать и перелопатить систему государственного бюджетирования. Многие функции будут решительно ликвидированы как обременительные и ненужные, ряд активов полностью обесценится.

Посмотрите на шикарные бизнес-центры, гостиницы, рестораны, центры международной торговли – они вмиг опустели. Все идет к тому, что ценность многих из них станет минимальной или вовсе нулевой. Содержать их уже нет смысла, поскольку нет ни торговли, ни бизнеса, ни арендаторов. Со всем этим «добром» придется что-то делать – возможно, направить на медицинские или на другие важные цели. Люди ведь не перестали болеть, изолировавшись в квартирах, - кому-то требуются операции, кому-то лечение или консультации врачей. Здравоохранение в принципе становится приоритетной отраслью. Когда то Ломоносов назвал главной задачей государства сбережение, сохранение народа. Сейчас это предельно актуально, все остальные задачи отброшены до лучших времен.

Рационировать придется не только финансы и продовольствие, но и недвижимость, территории, остановившиеся производства. Будут сужаться целые сегменты, в том числе ресторанный бизнес, туристическая индустрия и прочие ненужные направления. Одновременно увеличился запрос на жизнеобеспечивающие структуры – сельское хозяйство, производство продуктов питания, электроэнергии и топлива, на организацию работы по удаленке, на дистанционное образование, на логистику и т.д.

Мы все ждем прогресса в борьбе с эпидемией коронавируса, надеемся однажды выйти из-под «домашнего ареста». Но, во-первых, по моим ощущениям, это не произойдет вдруг и сразу. Разрешительный коридор будет открываться постепенно – сначала до объектов в шаговой доступности, затем на чуть большие расстояния, потом до офиса, следом снимут барьеры вокруг городов… И, наконец, последними, значительно позже, откроются национальные границы. А, во-вторых, мы выйдем из карантина уже совсем другими. Более того, мы поймем, что, пока находились в квартирах, невообразимо изменился весь окружающий мир...

Перед страной и простыми обывателями сейчас стоят две основные задачи, которые и станут движущей силой изменений: во-первых, тактическая - выжить, во-вторых, стратегическая - найти источник (средства) существования. Все остальное окажется совершенно ненужным и будет отброшено. Речь, конечно, не идет о том, чтобы опуститься до уровня животных и драться за кусок хлеба. Но для начала этот хлеб нужно вырастить…

Лично у меня очень серьезные опасения вызывает традиционная направленность нашей экономики. Фактически все страны сейчас вводят ограничения на вывоз продовольствия и топлива. А это значит, что нам придется искать другие пути – возможно, договариваться с соседями, например, о бартере каких-то товаров, затем о взаимодействии на более функциональном уровне.

Сегодня страны и их руководители разделились на два типа: тех, кто любой ценой пытается вернуться к прежнему состоянию, и тех, кто принимает произошедшие изменения и начинает создавать новое. Думаю, в этом плане у Казахстана есть определенные поводы для оптимизма. Ведь то, как мы жили и строили до сего дня, было всего лишь пребыванием во времянке. В историческом, социальном, морально-этическом смыслах мы сформировали весьма непривлекательное общество. Мы создали схему, где нарастала социальная несправедливость, где все просто существовали, терпели и в лучшем случае готовились к жизни когда-то в будущем или в другом месте. А сейчас вся это гнилая одежонка с нас слетает, многие кумиры и властители дум оказываются низверженными, и на первый план выходят те, кто как пожарный пытается спасти ситуацию.

Главный вопрос заключается в том, как мы будем себя вести, когда пожар погаснет, и мы окажемся на остовах сгоревшего здания? 

Максим Крамаренко, председатель ОО «Республиканское славянское движение «Лад»: «Индивидуализм проигрывает различным формам коллективизма»

- Пандемия коронавируса уже сейчас изменила планету. Живя, казалось бы, в мирное время, мы озаботились вопросами безопасности и выживаемости. Во многих отраслях экономики началась стагнация, которая грозит банкротством предприятий и ростом безработицы, что, несомненно, отодвигает в сторону ценности, присущие потребительскому обществу. Люди начали осознавать: многое, на что раньше тратились деньги, не является столь необходимым, особенно когда впереди замаячила перспектива  остаться без доходов и потерять рабочие места. Прежде доступный каждому, у кого есть средства, глобальный мир сегментировался на карантинные зоны, за пределы которых уже не только по предписаниям властей, но и из соображений собственной безопасности людям не хочется выходить.

Хотя, как утверждает ряд экспертов-эпидемиологов, рано или поздно этим вирусом должны переболеть 99 процентов населения земного шара. А введенный у нас режим чрезвычайного положения нужен лишь для того, чтобы снизить нагрузку на систему здравоохранения, которая в противном случае начала бы давать сбои, и ситуация с ростом заболеваемости была бы такой же трагичной, как в Италии.

Ежедневная информация о ситуации в мире в связи с распространением COVID-19 напоминает сводки с фронта. На сегодня от вируса погибли около 38 тысяч человек. И, как прогнозируют вирусологи, смертей от этого заболевания будет еще больше. Такое положение дел, конечно же, приводит к определенной коррекции ценностей. Многие начинают понимать, что вирус «косит» всех подряд – вне зависимости от языка, веры, цвета кожи и разреза глаз. И в ходе борьбы с этой внезапной угрозой, к которой человечество оказалось неготовым, споры об этническом, культурном или религиозном превосходстве, мягко говоря, неуместны. Ведь в условиях такого смешанного эпидемио-экономического кризиса легче выживать вместе, подставляя друг другу плечо помощи.

Следует обратить внимание на то, как отреагировали на пандемию страны с разными политическими традициями. Китай, Сингапур, Южная Корея приняли системные и эффективные меры «сдерживания» эпидемии, в то время как «коллективный Запад» оказался неспособен даже помочь самому себе. В связи с этим его единство и декларируемые им ценности поставлены под серьезное сомнение. По большому счету, в схватке с коронавирусом западный индивидуализм проигрывает различным формам коллективизма.

Та же хваленая западная медицина, базирующаяся на капиталистических отношениях, оказалась неспособной противостоять эпидемии, в отличие от системы здравоохранения, построенной на принципах всеобщей доступности. Яркий пример разочарования в солидарности «коллективного Запада» - ситуация с Италией. Европейскому государству, члену НАТО и ЕС руку помощи протянули Китай, Куба и Россия, продемонстрировав тем самым, кто действительно готов брать ответственность за глобальную безопасность.

Подобные обстоятельства должны сказаться и на ценностных ориентирах казахстанцев. Речь в данном случае идет не о том, кто должен быть нашим союзником, а о выборе модели построения справедливого общества. Пока мы видим, что страны развитой демократии, где каждый сам за себя, несут больше потерь, чем страны, имевшие социалистический опыт коллективизма, и нации, являющиеся представителями  дальневосточной политической культуры.

Согласно оценкам ряда экспертов, ситуация с пандемией может затянуться. Например, ученые-инфекционисты из немецкого института имени Роберта Коха предполагают, что активность вируса продлится два года. За этот период им должны переболеть от 70 до 100 процентов жителей нашей планеты. Причем пока никто не гарантирует, что не будет возвратных явлений или «второй волны».

Это, конечно же, не 40 лет, в течение которых библейский Моисей, водя по пустыне бежавших из египетского плена соплеменников, сформировал из них новый народ с новыми духовно-моральными ценностями. Но за время борьбы с коронавирусом новые ценностные ориентиры, скорее всего, закрепятся в сознании живущего сейчас поколения казахстанцев, да и в целом населения всей планеты.

Айман Жусупова, эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента: «Особенно сильно кризис ударит по позициям среднего класса»

- Период кризиса, как правило, ведет к пересмотру, переоценке существующих в обществе моделей взаимодействия, особенно если в нем есть готовность к подобного рода изменениям. В идеале должно меняться восприятие конфликтов, разъединяющих общество, расти понимание необходимости выработки нового, конструктивного взаимодействия, возникать объективная потребность объединиться перед лицом внешней угрозы, которая абсолютно одинакова для всех. И даже если этого не произойдет, определенная консолидация граждан, пусть даже в меньшей степени, все равно неизбежна, поскольку именно в такие моменты к ним приходит осознание того, насколько тесно они связаны между собой, что благополучие всего общества зависит от каждого человека и его поведения.

В этом контексте интересной представляется позиция американского политолога, профессора Марка Лоуренса Шрада, который прогнозирует демилитаризацию американского патриотизма и любви к обществу как одно из главных следствий пандемии. Он полагает, что патриотизм наконец-то будет восприниматься в категориях заботы о здоровье и жизни своего сообщества, а не как уничтожение чужого. В целом точка зрения об изменении понимания форматов безопасности, которые отныне будут ассоциироваться с развитой и доступной системой здравоохранения, становится весьма распространенной и поддерживаемой.

Особенно сильно кризис ударит по позициям среднего класса на всей планете. Он начнет стремительно беднеть, разрушится его привычный образ жизни. К слову, после спада пандемии коронавируса эксперты прогнозируют еще одну пандемию, но уже связанную с проблемами психического здоровья населения. Любые социальные контакты люди будут воспринимать с тревогой, стигматизации подвергнутся граждане, перенесшие коронавирус, что надолго отрежет их от полноценной общественной жизни, усугубится одиночество пожилых людей, повысится уровень ксенофобии, более частыми станут случаи бытового насилия.

Названные глобальные тренды, безусловно, затронут и Казахстан. Впрочем, они уже достаточно отчетливо проявляются в нашем обществе в виде роста социальной напряженности, депрессивности, той же стигматизации инфицированных граждан. Но есть и положительные последствия – приходит понимание важности здоровья и тесной зависимости друг от друга. А главное – пандемия стала своего рода толчком к сплочению общества, к гражданской самоорганизации.  

К примеру, ряд организаций Алматы, в том числе Центральный рынок, начали бесплатно выдавать и развозить продукты питания и медикаменты некоторым группам нуждающихся, несколько кафе и кофеен выступили с инициативой доставлять кофе и хлеб врачам, которые оказались на передовой борьбы с коронавирусом, активизировались различные волонтерские движения. Можно предположить, что этот тренд получит продолжение, поскольку социальные сети, которые возникнут в этот период, вероятнее всего, будут нужны и в будущем на фоне усиления восприятия общества как единого целого.

Как отмечают некоторые ученые, мир в будущем начнет отходить от гедонизма (с греческого – наслаждение, удовольствие), люди станут более сознательными, они будут задумываться о том, какое влияние их действия оказывают на окружение. В целом общества станут сильнее, самоорганизованнее. Хотя дискуссии, скорее всего, начнут смещаться с вопросов общего развития в сторону вопросов частного характера...

 

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Касым-Жомартом Токаевым

02.04.2020 15:30

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
47-е

место занимает Узбекистан в мировом рейтинге рабства «Global Slavery Index-2013»

Нужно ли запрещать досрочный выход на пенсию в Кыргызстане?

«

Май 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31