90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Коронавирус жестко и остро обнажил реальное положение дел

06.04.2020 14:30

Политика

Коронавирус жестко и остро обнажил реальное положение дел

Эксперт о пандемии коронавируса.

Директор общественного фонда «Центр исследования региональных проблем Центральной Азии» Айбек Султангазиев отвечает на вопросы platon.asia об угрозе COVID-19 региону.

- Сейчас часто можно услышать, что последствия пандемии коронавируса будут сравнимы чуть ли не с мировой войной, поскольку мировая торговля практически замерла, приведя к существенному снижению ВВП в большинстве стран мира. Ряд экспертов считает, что тем самым появилась возможность переформатирования международных отношений в сторону снижения напряженности во взаимоотношениях ключевых игроков, развития их солидарности, консолидации для решения глобальных проблем. Айбек, на Ваш взгляд, каким будет посткоронавирусное будущее в нашем регионе, в мире, как возможные изменения характера международных отношений могут повлиять на ЦА?

- Трудно не согласиться с утверждением экспертов. Уже ясно, что последствия пандемии будут достаточно тяжелыми для всех стран без исключения. Здесь хотелось бы отметить, что предстоит более тщательно изучить влияние эпидемии “испанки” на мировую экономику в 18-20 годы прошлого века, когда из-за гриппа погибли десятки миллионова. Тогда влияние эпидемии видимо было недооценено, ибо на нее наложились последствия Первой мировой войны с миллионными потерями, а у нас еще и последствия Гражданской войны по всей территории бывшей Российской империи.

Если же говорить о снижении напряженности, то, как мы помним, уже через определенное время мир тогда стал на грань войны, что в конце концов обернулось Второй мировой. Конечно, в нашем случае аналогия может быть неуместной, так как мы столкнулись с пандемией в мирных условиях. Хотя есть некоторые моменты, которые беспокоят, - это попытки переложить друг на друга вину за пандемию, особенно между крупными геополитичесими игроками.

В то же время есть признаки консолидации усилий - это обмен информацией по разработке вакцины и возросшая роль как координатора Всемирной организации здравоохранения. В целом миру придется привыкать жить в условиях пандемии, которая не скоро забудется и будет влиять на жизнь, на политику, на выстраивание международных отношений. По сути, мир столкнулся со смертельной опасностью, которую ощущает каждый человек. А это уже может заставить смотреть более трезво на ситуацию.

Если же говорить о посткоронавирусном будущем нашего региона, то ситуация будет складываться от баланса процессов интеграции и реинтеграции. То есть мы, условно говоря, будем “строить мосты, одновременно укрепляя свои крепости”. Есть много общих проблем, которые в любом случае придется решать сообща, это водные ресурсы, вопросы торговли и проблемы границ. При этом у нас будут остро стоять вопросы безработицы, может мы даже ощутим острее экономический кризис.

Если взять Кыргызстан, то нам, возможно, предстоит столкнуться с проблемой безработицы, поскольку начнется массовый отток трудовых мигрантов из России и других стран. Это станет следствием жесткой конкуренции на рынке труда в России и других странах, где будет высокий уровень безработицы. То есть те ниши на рынке труда, которые занимали трудовые мигранты, будут уже “очищать” для своих граждан.

Вероятно, такой процесс будет наблюдаться по всем странам, которые ранее могли принимать большое количество трудовых мигрантов. Поэтому будут вводиться ограничения на трудовую миграцию, будут отменены многие программы по поддержке мигрантов. И это станет большой и острой проблемой для стран – поставщиков трудовых ресурсов. В том числе и для Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана и может для Казахстана. К этому надо готовиться.

Обратный “наплыв” пассионарной части населения, которая в силу мобильности уезжала из страны в поисках работы, может стать “коктейлем Молотова”. Тем более что пандемия очень остро поставила вопрос эффективного госуправления, еще более болезненным для восприятия стал вопрос высокой коррумпированности власти. И такая ситуация может сделать доминирующим призыв “грабь награбленное”, так как кризисные явления на первый план выдвигают вопрос самовыживания большей части населения, у которой кончаются деньги. В таком положении достаточно ярко высвечивается богатство, по большей части нажитое нечестным путем правящими элитами. Власть в целях самосохранения должна перестроиться, иначе пандемия вытолкнет на “передовую” радикальную массу с не менее радикальными вождями.

Возможно, уже надо перекраивать экономические стратегии и разрабатывать такие, которые будут адаптированы под более жесткие условия, которые будут грозить разрастанием в революции и бунты. Можно было бы рекомендовать учесть опыт “Нового курса” Франклина Рузвельта, пятилетки Сталина, конечно, без перегибов. Одним словом, придется думать, а не заниматься различными пиар-кампаниями с целью манипуляции общественным мнением. Это уже не сработает, поскольку народ уже реально видит, что есть и ожидает с напряжением, что будет.

Попытки же злоупотреблять различными мерами чрезвычайного положения при росте недоверия к власти будут печальными по своим последствиям для самой же власти. Поэтому наступает время, когда власть должна доказать свою компетентность и эффективность при решении очень острых социальных и экономических проблем.

- Как Вы думаете, можно ли ожидать серьезного изменения отношений США и КНР после всеобщей победы над коронавирусом? Стоит ли ожидать своеобразной Большой игры в ЦА между США и КНР? Какую позицию займет Россия во всем этом, учитывая, что для нее ЦА – зона «исторически обусловленных» национальных интересов?

- КНР в любом случае будет в числе игроков, возможно, даже Пекин станет неким “спасителем” для региона, имея пока еще достаточно хорошие инвестиционные возможности. Но это пока, так как Китай тоже столкнется с экономическим кризисом и будет пересматривать свою политику в сторону экономии своих ресурсов. В США больше сил направят на решение своих внутренних проблем, то же самое будет и в России, если учесть перспективу глобальной рецессии. Однако геополитическяа конкуренция в нашем регионе будет продолжаться, может не так остро, как было раньше.

Если же смотреть на меняющую ситуацию, то видно стремление крупных держав к консолидации усилий и может даже пандемия толкнула эти страны к компромиссам и пересмотру проблемных моментов во взаимоотношениях. Коронавирус, может быть, даже стал хорошим фактором для КНР и США сохранить лицо и потихоньку начать сворачивать “торговую войну”. Возможно, лидеры Китая, США и России уже ясно понимают, какие опасности таит посткоронавирусный мир для правящих элит мира. Происходят драматические сдвиги в общественном сознании, которые уже ставят под вопрос, как говорил я выше, компетенцию и эффективность существующих методов госуправления, экономических стратегий, иделогий и компетенции власти, доминирующих политических сил.

- На Ваш взгляд, насколько успешно страны ЦА преодолевают эпидемию коронавируса, почему в Таджикистане и Туркменистане до сих пор нет зараженных этой болезнью? Может быть, в этих странах утаивается достоверная информация?

- Насколько успешно или неудачно борются у нас с коронавирусом говорить, наверное, рано. По крайней мере, страны региона пытаются учитывать мировой опыт и следуют рекомендациям ВОЗ. А что будет дальше, посмотрим. Дай Бог, чтобы все сложилось более благоприятно.

По поводу Таджикистана и Туркменистана говорить трудно. Хотя из этих стран поступает иногда информация о выявленных случаях. Не исключено, что из внутриполитических соображений просто сокрыта достоверная информация.

- Страны нашего региона сейчас несут большие экономические потери от карантинных мер и прочих ограничений в связи с коронавирусом. Ограничена деятельность больших масс людей, включая тех, кто раньше приезжал работать в крупные города, находящиеся сейчас на карантине. В результате миллионы людей остались без единственного источника доходов. Айбек, учитывая низкое качество наших экономик, неужели наши власти вынуждены были вводить такие драконовские меры борьбы с коронавирусом? Ведь в некоторых странах мира нет таких жестких мер, там власти преимущественно поддерживают свои системы здравоохранения, призывают людей соблюдать гигиену, держаться на дистанции друг от друга.

- Драконовские меры по недопущению распространения эпидемии продиктованы тем, что если пойдет вал больных, то будет трудно остановить. При этом учитывается состояние системы здравоохранения, которая может просто не выдержать нагрузок и не сможет адекватно реагировать на пик эпидемии. И поэтому, наверное, лучше “перебдеть, чем недоперебдеть”.

С другой стороны, такие меры могут быть продиктованы и чистым внешнеполитическим прагматизмом. После пандемии в мире будет царить подозрительность и ожидание новых волн эпидемии, и под подозрение могут попасть страны, которые не вводили жестких мер по противодействию. Эти государства могут попасть под блокаду. Тем более наши страны, которые имеют большие проблемы с госуправлением, с медициной.

Возможно, есть и внутриполитические мотивы - власти путем введения карантинных мер как-то смогли снизить напряженность в политической жизни, ограничить возможность протестных акций и может даже как-то консолидировать вокруг себя общество перед опасностью. Тем не менее, все это закончится, долго держать общество в ограниченных условиях невозможно. К тому же у наших государств нет достаточных ресурсов, чтобы полностью компенсировать потери, экономический ущерб и поддерживать социально уязвимую часть населения, которая уже растет.

- Во многих постсоветских странах пандемию коронавируса объясняют разными причинами, в основном похожими на теории заговора – о том, что это рукотворный вирус, инструмент манипуляции общественными настроениями. Как бы то ни было, но коронавирус для авторитарных режимов стал манной небесной в русле ограничения разных прав своих граждан, особенно их передвижений, скоплений. Айбек, что можете сказать насчет всего этого?

- Конечно, для любого правительства и любой власти более предпочтительно работать в условиях чрезвычайного положения, так как сводится к минимуму противодействие альтернативных политических сил, как-то минимизируется социальный протест. Однако это не снимает проблему недоверия к власти, просто на время гасит, а потом происходит взрыв. Вместе с тем, думаю, что авторитарные режимы больше подвержены риску во время таких пандемий, ибо коронавирус просто жестко и остро обнажил реальное положение дел. Уже не помогает пропаганда, замыливание глаз путем “надувания пузырей” в виде неработающих программ развития, стратегий.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

06.04.2020 14:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Чолпон Замирбековна Эсенаманова

Эсенаманова Чолпон Замирбековна

экс-депутат Жогорку Кенеша Кыргызстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
$25,7 млрд

объем инвестиционной программы "Газпрома" в 2014 году

Нужно ли запрещать досрочный выход на пенсию в Кыргызстане?

«

Июнь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30