90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Китай использует проблемы Кыргызстана в своих интересах

02.05.2020 12:42

Политика

Китай использует проблемы Кыргызстана в своих интересах

Начавшийся процесс восстановления китайской экономики, второй в мире по масштабам и первой принявшей и выдержавшей удары коронавирусной эпидемии, дает надежду всей мировой экономической системе. Но не следует забывать: прагматичный Китай обязательно постарается с максимальной для себя выгодой использовать новые возможности, которые открыл кризис. В посткоронавирусную эпоху КНР будет стремиться усилить свое экономическое влияние, в том числе в Кыргызстане. Как восстановление экономике в мире, и в Китае в частности, скажется на нашей стране, своим мнением поделился аналитик Калнур Ормушев. Статья публикуется на Kaktus.media для дискуссии.

Долгосрочная политика Китая

Элиты Поднебесной мыслят на много десятков лет вперед. В картине будущего мира, которую рисуют в Пекине, Центральная Азия – это большая транзитная зона между Китаем и Европой, включая Россию. Кроме того, Китаю важно контролировать происходящие в Центральной Азии процессы в связи с проблемами, которые стоят перед Пекином в СУАР и Тибете.

После 11 сентября 2001 года произошла корректировка политики КНР в ЦА: выбирается наступательная стратегия, делаются попытки достичь баланса сил в связи с приходом в регион Соединенных Штатов. Представив в 2013 году проект "Один пояс и один путь", Пекин тем самым заявил о своем намерении стать крупным игроком в регионе.

Рост китайского влияния в республиках Центральной Азии – одна из ключевых тенденций в региональной геополитике первых десятилетий XXI века. Ослабленные пандемией, нефтяной и валютной лихорадкой, экономики наших постсоветских стран будут еще более зависеть от Китая. Об этом должны задуматься и мы, и наши соседи.

У наших стран многомиллиардные долги Китаю, а в структурах национальных экономик китайские корпорации уже занимают существенные доли. Это вызывает беспокойство, которое только усиливается по мере роста активности Пекина, упорно и последовательно расширяющего зоны своего влияния.

Китайские инвесторы предлагают выгодные, на первый взгляд, проекты: инвестиции, строительство дорог и других инфраструктурных объектов. Все это выглядит очень привлекательно и рекламируется с акцентом на взаимную выгоду.

Инструменты китайской экспансии

Реализуя свои планы, Китай рассчитывает не только на свои финансовые и экономические ресурсы, но и на неформальные связи в элитах центральноазиатских государств, включая Кыргызстан.

Китайские эмиссары не стесняются провоцировать в этих странах внутриэлитные конфликты, с помощью которых пытаются выявить наиболее перспективные для лоббирования китайских интересов фигуры. Не брезгуют и прямым подкупом (справедливости ради надо признать, что иные деятели и сами охотно предлагают к продаже свои возможности).

Неформальные отношения – не только инструмент влияния, но и способ экономить материальные ресурсы.

Есть немало примеров, когда коррумпированные чиновники, вплоть до глав правительства, озабоченные собственными интересами, проталкивали далеко не безупречные варианты осуществления китайских проектов. Уже и сами китайцы закладывают в свои инвестиционные планы "коррупционные затраты", без которых большинство их проектов не пройдет в республике. Тем более что польза от них для нашей страны подчас сомнительна.

Спор за Кара-Кече

Пример – не первый год идущие разговоры о предстоящем освоении буроугольного месторождения Кара-Кече, где планируется добывать порядка трех миллионов тонн угля. Связанные с этим проектом планы предполагают строительство ТЭС мощностью 1 200 мегаватт и железной дороги Балыкчы – Кара-Кече.

Дело хорошее, но проблема в том, что условия тендера на разработку месторождения составляются, если приглядеться, не для отечественного или хотя бы широкого круга международных инвесторов, а под конкретно китайскую компанию.

А разве мы не в состоянии освоить это месторождение в своих интересах и дать работу своим гражданам, а не китайским?

Это же не высокотехнологичное наукоемкое производство. Необходимо лишь грамотно организовать разработку углей, причем лежащих практически на поверхности, а не глубоко в недрах, добывать их можно в угольных разрезах, открытым, не шахтным способом.

Зачем к такому достаточно прибыльному делу, как освоение отечественных ресурсов, привлекать иностранцев?

Тем более что свои "инвестиционные проекты" китайцы реализуют собственной рабочей силой. Приехавшие к нам граждане Китая подчас ведут себя не очень деликатно.

Надо понимать: их цель – не дружба, а обустройство собственной жизни на новых пространствах.

Обеспокоенность мирового сообщества

Пример Таджикистана и Шри-Ланки, которые уже вынуждены фактически отдать часть своих территорий (а значит и суверенитета) Китаю за долги, должен быть перед глазами и у правящей "элиты" Кыргызстана.

Нужно помнить и заботиться о своем народе, о своей земле, а не о своих карманах.

Индия, экономика которой сопоставима с китайской, ужесточила правила для прямых инвестиций из Китая. Хотя Поднебесная – главный торговый партнер Индии, ее правительство опасается, что китайские миллиардеры при поддержке государства скупят индийские фирмы, ослабленные пандемией. Поэтому Дели постановил, что китайским бизнесменам можно вкладывать деньги в Индии только с разрешения властей. Протесты Пекина, назвавшего эти меры дискриминационными и нарушающими регламенты ВТО, были проигнорированы.

В возведении барьеров на пути китайских инвестиций Индия не одинока. Подозрения по поводу планов Китая высказывают Австралия, Германия и ряд других членов Евросоюза. Они опасаются, что мощные китайские корпорации станут поглощать активы, подешевевшие от стресса.

Уместно вспомнить, как в начале века, когда Министерство торговли и экономической кооперации КНР рекомендовало местным компаниям приобретать акции публичных нефтяных холдингов в России, в аукционе по продаже 74,95 процента российской нефтяной госкомпании "Славнефть" вознамерилась поучаствовать крупнейшая государственная нефтегазовая компания Китая China National Petroleum Corporation (CNPC). Она была способна заплатить за "Славнефть" вдвое больше россиян. Однако российский истеблишмент под благовидным предлогом (в сущности, надуманным) не допустил иностранцев с Востока к энергетическим ресурсам страны.

Виды на Центральную Азию

Опасения относительно китайской экспансии в Кыргызстане имеют реальные основания. И корень проблемы не в поведении китайцев, не в их отношении к местным жителям, а в стратегии.

Для Китая, стремительно превращающегося в глобальный экономический центр, связи с ЦА не имеют сколько-нибудь серьезного макроэкономического значения. Страны региона интересны Пекину прежде всего как ресурсная база для собственной экономики. Экономическое взаимодействие в других сферах нужно Китаю для того, чтобы укреплять доминирование в регионе как условие для беспрепятственного выкачивания ресурсов. На это направлена вся стратегия. Наша выгода и польза нашим народам интересует Пекин меньше всего.

Эта стратегия не очень-то и скрывается. Что только подогревает негативное восприятие местным сообществом китайских инициатив. Негатива добавляют то и дело обнажающиеся коррупционные цепочки, некачественные инфраструктурные проекты, засилье китайцев, порождающее синофобию. Не случайно актуальными стали разговоры об опасности полной интеграции ЦА в орбиту Китая и создании плацдарма для военного присутствия в регионе этой ядерной державы.

Посмотрите на заголовки материалов на китайских сайтах toutiao и на sohu.com: "Кыргызстан был землями Китая", "Почему Казахстан стремится вернуться в Китай?" Эти откровенные провокации вызвали возмущение в обеих республиках.

Но недостаточно эмоциональных слов возмущения. Надо со всей серьезностью и ответственностью реагировать на эти сигналы. Они лишний раз свидетельствуют о том, что в определенных кругах КНР наши страны уже воспринимаются как часть "китайского мира", или, как минимум, зоны влияния Поднебесной.

Учитывая положение прессы, которая контролируется правящей в Китае компартией, в Китае, логично, скандальные публикации были восприняты в Казахстане и Кыргызстане как тесты на реакцию местных политиков и населения.

Однако сегодня, когда "...китайско-американские отношения уже прошли перекресток вариантов и теперь движутся к беспощадной конкуренции и лобовому противостоянию" (по оценке эксперта Центра международной стратегии и безопасности ведущего в КНР Университета Цинхуа), представляется, что эти публикации явились прежде всего реакцией на активизацию в нашем регионе деятельности США, чем Китай весьма обеспокоен.

В Пекине исходят из того, что ЦА играет стратегически важную роль в обеспечении национальной безопасности. Наряду с Россией, наш регион выступает для КНР в качестве своего рода глубокого тыла, опоры перед лицом все более тревожащей Пекин переориентации военных акцентов США на тихоокеанский бассейн, где нарастает конкуренция мощных экономических сил.

3 февраля нынешнего года на саммите С5+1 в Ташкенте, собравшем министров иностранных дел стран ЦА с главной для обсуждения китайской темой, госсекретарь Майк Помпео показал, что США намерены продолжать экспансию в регионе и не откажутся от конфронтации с иными игроками, включая Китай, Россию и Иран. Поэтому визит Помпео в Центральную Азию взволновал и Россию, и, кажется, еще более Китай.

Кыргызстан в сфере интересов геополитической "тройки"

Посольство КНР в Узбекистане заявило, что турне Помпео по евразийским странам было насыщено "злонамеренным подстрекательством и клеветой", и при этом была выражена уверенность, что "все стороны разделяют с нами крайнее отвращение к поведениям и шантажу Помпео".

Оценивая интересы, а значит, позиции и политику в нашем регионе треугольника лидеров современного мира "США-Китай-Россия", можно утверждать, что Китаю, с его проблемами в СУАР, Тибете, в Юго-Восточной Азии, важно сохранение спокойствия в приграничных странах ЦА, которую Збигнев Бжезинский назвал "евразийскими Балканами".

Отношение к обстановке в Кыргызстане России с ее тяжелым комплексом внутренних и внешних проблем и задач летом прошлого года ясно сформулировал президент России Владимир Путин: "Страна нуждается в политической стабильности. И все люди должны объединиться вокруг действующего президента и помогать ему в развитии государства".

А вот в США дестабилизацию в отдельной стране, а значит, и в регионе могут воспринимать совсем не как угрозу, а как шанс укрепить свои позиции и усилить аргументы в любой геополитической дискуссии.

Поэтому введение Вашингтоном ограничений по выдаче виз и грин-карт, которые приостанавливают въезд иммигрантов из КР, можно рассматривать как попытку вызвать недовольство граждан властями собственной страны, как подталкивание к протестным действиям проамерикански настроенных деятелей и расширение слоя их сторонников за счет тех, кто хотел бы оказаться в США.

МИД нашей страны своевременно заявил в своей ноте, "…что таким образом кыргызско-американским отношениям нанесен чувствительный урон". Большинству кыргызстанцев эти ограничения, как говорится, "по барабану". Деньги они откладывают на поездки вовсе не в Америку, а хотя бы на Иссык-Куль. Но с учетом взаимоотношений США с нашими главными союзниками и партнерами – Россией и Китаем – было бы логично и уместно сообщить в той ноте и о возможности принятия нашей маленькой, но гордой страной зеркальных мер в отношении выдачи виз американским гражданам.

Кыргызстан окружают государства с превосходящим экономическим и военным потенциалом, с бОльшими человеческими, энергетическими, финансовыми ресурсами. В сложившейся тревожной для нашей страны обстановке особенно важно своевременно отслеживать и адекватно оценивать происходящие процессы, чтобы быть готовыми эффективно реагировать на все вызовы и угрозы.

Угрозы, стоящие перед Кыргызстаном

Одна из этих угроз – внутриэлитные конфликты, в которые вовлекаются и широкие социальные слои нашего общества. Не только за рубежом, но и внутри страны имеются силы, уверенные, что их вопросы решать с кыргызской властью станет проще, если республика будет находиться под угрозой социальной, экономической, политической дестабилизации.

Да, надо стремиться к тому, чтобы проблемы региона, включая задачу обеспечения политического спокойствия, стали главными вопросами повестки, по которым глобальные геополитические игроки – Россия, США, КНР – будут искать возможность взаимного компромисса.

Но самая главная задача – удержать собственные политические силы от попыток погреть руки на кострах гражданских конфликтов. Как правило, в авторитарных обществах элиты стремятся использовать любые социально-экономические неурядицы в своей борьбе за сферы влияния и дохода. Новейшая история нашей страны, особенно ее последнее десятилетие, продемонстрировала, что слишком многим отечественным политикам нет ничего важнее, чем оказаться во власти. Для них судьбы страны и народа второстепенны.

Как будто про них сформулировал свой политтехнологический постулат Петр Столыпин: "Противникам государственности хотелось бы избрать путь радикализма... Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!"

А нам сегодня нужна не то что великая, а просто благополучная страна.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Владимиром Путиным

02.05.2020 12:42

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Цзиньпин Си

Си Цзиньпин

Генеральный секретарь ЦК Коммунистической партии Китая

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
0.4%

взрослых граждан Туркменистана имеют счет в банке

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31