90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Почему отложили принятие стратегии развития ЕАЭС 2025?

21.05.2020 09:30

Политика

Почему отложили принятие стратегии развития ЕАЭС 2025?

Означает ли факт непринятия стратегии-2025 вызов для самой концепции евразийской интеграции? Как возможно реализовать процесс интеграции с очевидным элементом наднациональных структур с определенными полномочиями и их регулятивной ролью, но в духе, соответствующем полному представлению интересов стран-участниц ЕАЭС? Об этом Ia-centr.ru рассказал российский политолог, научный сотрудник Института экономики РАН Александр Караваев.

О чём говорит отложенное подписание стратегии-2025? Надо понимать, что страны-участницы ЕАЭС не провалили эту стратегию, просто её подписание отложили, она уже ведь сформирована как документ.

Кризис вызван не ситуацией в самом объединении и не столько сложностями интеграционного взаимодействия, сколько объективно сложившейся ситуацией в мире.

 И, собственно, поэтому трудно сказать: есть ли какие-то победители или страны, регионы, которые выйдут из пандемии усиленными, потому что в общем мы опустились все вместе. Все вместе потерпели серьёзное понижение в перспективах экономического роста и провалы по всем остальным жизненно важным показателем, характеризующим экономическую деятельность.

Другое дело, что, конечно, мы обязаны учитывать, что и внутри ЕАЭС по итогам 2019 года, когда пандемия ещё не обозначилась, а экономический глобальный кризис назревал, было понятно в общем-то, что показатели внутренней торговли союза стагнируют. Тогда рост внутренней торговли официально составлял 0,2% по итогам 2019 года. Подчеркиваю, что говорю о показателях внутренней торговли внутри объединения. Рост промышленного производства тогда составлял где-то 2,5%, что в принципе соответствует мировым показателям такого рода объединений.

Тем не менее, стратегия была рассчитана всё-таки на более удачную внешнюю конъюнктуру, в особенности в той части, которая относилась к содействию внешнему экспорту. Это сейчас и оказывается в сильнейшем кризисе.

Почему данная проблема, связанная с тарифами на транспортировку газа и окончательную его стоимость, стала камнем преткновения? Версии сейчас уже обсуждаются разные, потому что окончательно всю картину мы увидим лишь спустя несколько месяцев. А может быть, даже в конце года, но я бы сейчас уже назвал несколько причин.

Первое – это то, что связано с неустановленными тарифами внутри самих росийских монополий – спор между Роснефтью и Транснефтью. С попыткой Роснефти снизить или зафиксировать нынешний тариф прокачки и желанием Транснефти увеличить его в два с половиной раза. Это непосредственно отражается и на стоимости прокачки газа.

Во-вторых, я уже не говорю о ситуации падения стоимости газа на европейском рынке, прежде всего в Австрии, где расположен центральный европейский хаб – распределительный газовый центр.

Третий момент – политический. Я полагаю всё-таки, что президент России хотел бы подписывать соглашение с глазу на глаз, то есть вживую.

Вполне возможно, что встреча в июле станет площадкой подписания этой стратегии.

Вероятно, что вопрос с тарифами на транспортировку и ценообразованием в энергетике, на газовых рынках, может быть действительно вынесен за скобки данной стратегии, как и предполагалось 4 года назад, когда обсуждали постадийные переходы к общим рынкам.

Дело в том, что такие регулируемые по единым параметрам и единым механизмам газовые рынки – одна из заключительных стадий формирования общего экономического пространства. Эта стадия всегда относилась к периоду после 2020 года, а не на сам 2020 год.

Я полагаю, что эту тему вынесут за рамки стратегии, документ всё-таки надо рассматривать как стратегию в целом промышленной кооперации, модернизации, способов административного управления, рынков услуг, перевода рынков услуг в цифровой формат, перевода административного управления в цифровой формат и создания условий для технологических рывков в разных отраслях.

Что касается полномочий комиссии, это вопрос дискуссионный, он будет всегда, и опыт Еврокомиссии показывает, что недовольные тоже всегда будут, а на фоне этого альтернативного взгляда такие бюрократические структуры только укрепляются.

Но чем больше сфер общего экономического взаимодействия будет в полномочиях Евразийской комиссии – тем больше ответственности будет в её решениях, а административный вес чиновников комиссии и в целом аппарата будет увеличиваться, сама структура будет реально наполняться. Подчеркну, что на данный момент времени уже прошел длительный период наполнения ЕЭК документами, механизмами, консультациями и работой с предпринимательским сообществом, с коммерсантами, с директорами и владельцами корпораций, с правительствами стран...

В этом заключалась первая часть первых 5 лет работы Евразийской комиссии. А сейчас наступает время уже оперативного регулирования, и ответственность этой структуры повышается значительно.
 

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

21.05.2020 09:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Кубатбек Айылчиевич Боронов

Боронов Кубатбек Айылчиевич

Первый вице-премьер-министр

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
50,9%

от ВВП составил внешний долг Кыргызстана в марте 2015 г

Нужно ли запрещать досрочный выход на пенсию в Кыргызстане?

«

Июнь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30