90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Появится ли в Киргизии партия власти за четыре месяца до выборов

27.05.2020 10:00

Политика

Появится ли в Киргизии партия власти за четыре месяца до выборов

По осени пересчитаем

Через четыре месяца в Киргизии состоятся парламентские выборы, на которых будет подведен итог тяжелой и болезненной смены президента, формально состоявшейся в 2017 году, но, по сути, растянувшейся на три года. Пока даже приблизительно непонятно – какие партии войдут в новую коалицию парламентского большинства. Прежняя партия власти раздробилась на части и продолжает распадаться, а весомой альтернативы ей пока не обнаружилось. Хотя вариантов масса – в последние недели политическая жизнь в Кыргызстане, прервавшаяся было из-за эпидемии COVID-19, заметно оживилась. - рассказывает "Фергана"

Политическая грибница

Сразу после обретения независимости в Киргизии было создано множество политических партий. «Их создавали все желающие. Партии появлялись как грибы после дождя», — вспоминал в 2019 году политический обозреватель Вячеслав Тимирбаев. Одну из них, Социал-демократическую партию Киргизии (СДПК), в 1993 году основали глава научно-производственной фирмы «Форум» Алмазбек Атамбаев, генеральный директор конструкторско-технологического института «Корммаш» Анатолий Марышев, глава администрации Бишкека Жумабек Ибраимов, глава администрации Джалал-Абадской области Абдыжапар Тагаев, глава администрации Ошской области Абдыганы Эркебаев и руководитель отдела по вопросам молодежной политики аппарата правительства Акылбек Жапаров. В последующие годы все эти люди, кроме Атамбаева, вышли из партии, что позволило ему считаться ее единственным «действующим» основателем.

СДПК принимала активное участие в революции 2005 года, когда был свергнут президент Аскар Акаев. В 2006 году спикер Жогорку кенеша (парламента) Омурбек Текебаев, пытавшийся противостоять росту влияния нового главы государства Курманбека Бакиева, был вынужден подать в отставку. В стране была проведена конституционная реформа, по итогам которой парламент стал формироваться по партийным спискам. Большинство мест по итогам выборов 2007 года досталось представителям партии «Ак Жол», созданной Бакиевым. 11 мест достались СДПК. Она получила репутацию «самой оппозиционной парламентской партии», ее депутаты были известны эксцентричными поступками – например, когда вице-спикер попросил Ирину Карамушкину контролировать свою речь, та заклеила себе рот.

После революции 2010 года президентом переходного периода стала одна из депутатов от СДПК Роза Отунбаева. А в 2011 году главой государства избрали Алмазбека Атамбаева, который формально оставил пост председателя партии. Тем не менее было очевидно, что теперь «самая оппозиционная» СДПК превратилась в партию власти.

Одновременно была принята новая Конституция, согласно которой Киргизия превращалась из президентской в парламентскую республику. С одной стороны, это было логичное решение. Еще за пару лет до распада СССР Верховный Совет Киргизской ССР обрел такую силу, что его до сих пор называют «легендарным парламентом». Все созывы Жогорку кенеша впоследствии также демонстрировали гораздо большую независимость от исполнительной власти, нежели парламенты других постсоветских стран. С другой стороны, критики заявляли, что политические партии в Киргизии не настолько развиты, чтобы управлять страной коалиционно, без опоры на сильного лидера.

Сложнее революции

В 2017 году Атамбаев вошел в историю как первый избранный президент Киргизии, оставивший пост по окончании срока без помощи революции. Его преемником по итогам выборов стал Сооронбай Жээнбеков, состоявший в рядах СДПК с 1995 года. Сам Атамбаев вернулся на пост председателя СДПК. Казалось бы, власть удалось передать внутри одной партии без особых политических потрясений. Но все испортил личный конфликт между Атамбаевым и Жээнбековым, который, по словам источников, начался едва ли не в первые дни после инаугурации. К началу 2018 года о ссоре бывшего и действующего президентов уже говорили в кулуарах, а в 2019 году Атамбаев оказался в жесткой оппозиции.

Часть членов СДПК не пожелала вслед за лидером становиться оппозиционерами. Сначала они просто проводили собрания, называя себя движением «СДПК без Атамбаева», а в апреле 2019 года умудрились перерегистрировать партию, указав в качестве лидера малоизвестного партийца Сагынбека Абдрахманова. Злые языки говорили, что единственная цель раскольников – ослабить партию, поставив под вопрос законность ее существования. Возможно, так все и было: с момента перерегистрации «СДПК Абдрахманова» практически не проявляет активности. А может быть, раскольники просто не справились с организацией политической деятельности. Так или иначе, на политическом горизонте по-прежнему оставалась заметной лишь «СДПК Атамбаева» (теперь формально незаконная).

В мае Атамбаев оставил пост лидера СДПК. Наблюдатели предполагали, что таким образом он хотел избежать снятия юридической неприкосновенности. Согласно законодательству экс-президента не могли лишить неприкосновенности, если он не занимался политической деятельностью. Но уход с поста не помог – в июне неприкосновенность была снята. С тех пор Атамбаев почти неотлучно оставался в своей резиденции в селе Кой-Таш. Он лишь однажды чартерным рейсом слетал в Россию на встречу с президентом Владимиром Путиным. Тот вежливо дал понять, что вмешиваться в конфликт киргизских президентов не намерен.

В августе спецназ взял резиденцию Атамбаева штурмом. На второй день после начала осады экс-президент отказался за решеткой. Ему предъявили обвинения по ряду коррупционных дел, а также по делу о беспорядках в Кой-Таше. Соратников экс-президента обвиняют, в частности, в убийстве бойца спецназа – единственного погибшего во время штурма. Осенью 2019 года Атамбаева начали судить, но разбирательство продвигается с трудом из-за постоянных отказов бывшего главы государства ездить из СИЗО на заседания.

Парламентская неразбериха

Фракция СДПК в Жогорку кенеше не встала ни на сторону «СДПК Атамбаева», ни на сторону «СДПК Абдрахманова», а продолжила действовать фактически как независимая структура. Фракция входит в коалицию большинства, которая формально является высшей властью в парламентской республике. Также членами коалиции являются партии «Кыргызстан», «Бир Бол» и «Республика — Ата-Журт». Парламентская оппозиция представлена партиями «Ата-Мекен» и «Онугуу — Прогресс».

Пока парламент, избранный еще в 2015 году при Атамбаеве, продолжает работать по инерции. Но чем дальше – тем очевиднее становится, что новый созыв, выборы которого назначены на 4 октября 2020 года, будет выглядеть совсем иначе.

Расколовшаяся и ослабленная СДПК явно уже не может претендовать на лидерство. Та ее часть, в которую входят соратники Атамбаева, сосредоточилась на борьбе с Жээнбековым за судьбу одного-единственного политзаключенного. Может быть, претензии партийцев в чем-то справедливы, но думать о судьбах страны им явно некогда. А «СДПК Абдрахманова», как говорилось выше, так и не начала какую-либо серьезную политическую деятельность.

Раскололся и союз двух партий «Республика — Ата-Журт». В октябре 2019 года стало известно, что союз, существовавший с 2014 года, фактически распался еще в 2016 году. Но лишь три года спустя лидер «Ата-Журт» Камчыбек Ташиев объявил в интервью, что давно не видел главу «Республики» Омурбека Бабанова и намерен идти на выборы 2020 года отдельно от него. Бабанов же, баллотировавшийся на пост президента в 2017 году, после выборов был вынужден уехать в Россию. Лишь в августе 2019 года он вернулся и сейчас проходит свидетелем по нескольким уголовным делам.

Лидер партии «Ата-Мекен» Омурбек Текебаев (тот самый спикер, который в 2006 году поссорился с Бакиевым) в 2017 году был приговорен к восьми годам лишения свободы за коррупцию. В августе 2019 года Верховный суд отправил дело на пересмотр, а самого Текебаева отпустил под домашний арест. После этого внутри партии начались конфликты, оттуда один за другим начали выходить весомые политические деятели. «Немаловажную роль, на мой взгляд, на уход однопартийцев сыграли личные амбиции Текебаева взять политический реванш», — заявил политолог Медербек Корганбаев.

С остальными парламентскими партиями — «Кыргызстан», «Бир Бол» и «Онугуу — Прогресс» — ничего катастрофического за последние годы вроде бы не произошло. Но они никогда не относились к разряду влиятельных.

Наследники СДПК

Как только в СДПК появились первые признаки раскола, наблюдатели начали предсказывать, что президент Сооронбай Жээнбеков вот-вот создаст новую партию власти или выкажет свои симпатии одной из существующих партий. Это казалось логичным для постсоветской страны, где глава государства обязательно соотносится с «самой главной» партией (наследницей образа КПСС). Однако до выборов в Жогорку кенеш осталось четыре месяца – а Жээнбеков так и не озаботился партийным строительством.

Возможно, президент понимает – репутация новой партии, созданной специально «под власть», изначально будет считаться подмоченной. Бакиев в 2007 году на учредительном съезде партии «Ак Жол» оправдывался: «Мы не партия власти и не партия начальников. Мы – партия работников. Мы – партия людей дела». Однако от революции это не спасло. По той же причине Жээнбеков не может открыто начать симпатизировать какой-либо из действующих партий. Это не укрепит ее позиции, а ровно наоборот.

Чуть более выигрышна для новичков связь с Атамбаевым, который ныне является не представителем власти, а политическим заключенным. В роли его преемников пытаются выступить его сыновья Сеид и Кадырбек. Сын от первого брака Сеид формально состоит в СДПК с 2004 года, а на практике, по его словам, участвовал в жизни партии с момента ее основания. Сын от второго брака Кадырбек до лета 2019 года не участвовал в политической жизни, но когда отца начали преследовать – вступил в СДПК.

21 мая 2020 года член «СДПК Атамбаева» Адиль Турдукулов обратил внимание на то, что Сеид и Кадырбек все чаще самовольно выступают от имени партии и делают заявления, которые не обсуждались с однопартийцами. Исполняющая обязанности председателя СДПК Асель Кодуранова пообещала, что в ближайшее время этот вопрос обсудят на заседании политсовета. В то же время братьев Атамбаевых поддержала депутат Ирина Карамушкина. Она сказала, что Турдукулов – интриган, которого никто в СДПК не воспринимает всерьез. Карамушкина выразила сожаление в связи с тем, что этого человека поддержали Кодуранова и официальный представитель СДПК Кундуз Жолдубаева.

А главное – Карамушкина заявила, что братья уже зарегистрировали новую партию «Социал-демократы Кыргызстана». По ее словам, пока эту политическую организацию не рекламировали, но именно от ее имени Атамбаевы планируют пойти на выборы 2020 года. 26 мая Турдукулов сказал, что соратники через адвокатов передали в СИЗО Атамбаеву письма с просьбой прокомментировать ситуацию, однако экс-президент хранит молчание.

В то же время в СМИ появились сообщения о том, что депутаты фракции СДПК начали присоединяться к партии «Биримдик», созданной в Оше в 2005 году, но в последнее время не особенно активной. Лидером этой политической организации, которая может похвастаться сложной и запутанной историей, стал депутат от СДПК Марат Аманкулов. Сам он прокомментировал свое назначение смутной фразой: «Меня попросили возглавить партию, я согласился».

Можно предположить, что в конечном счете «Социал-демократы Кыргызстана» станут наследниками «СДПК Атамбаева», то есть оппозиционной СДПК, а «Биримдик» попытается заменить СДПК как партию власти. По крайней мере, можно с большой уверенностью говорить, что таковы планы политиков. Однако планы в запутанной политической жизни Кыргызстана сбываются далеко не всегда.

Блистающая новизна

В то же время на дивиденды от политической неопределенности рассчитывают новые партии, не имевшие отношения к событиям прошлых лет. В каком-то смысле их расчеты верны – для граждан, уставших от происходящего, может показаться заманчивым предложение начать с чистого листа.

В открытую эту карту разыгрывает движение «Чон казат» («Великий поход»), вышедшее на политическую арену (то есть в основном в интернет) весной 2020 года с требованиями «грабить награбленное», то есть проверять источники богатства политиков. Показательной жертвой стал депутат от партии «Бир бол» Кубанычбек Жумалиев: члены «Чон казата» добились от правоохранительных органов начала проверки его имущества. Многие другие депутаты в ответ заявили, что «Чон казат» провоцирует бунты и незаконный отъем собственности. В МВД ответили, что законность лозунгов движения также подвергнут проверке.

В «Чон казате» подчеркивают, что принципиально не собираются объединяться в предвыборной гонке с парламентскими партиями, бывшими чиновниками и депутатами. Основной состав членов движения, по утверждению руководства, — «прогрессивные, образованные парни и девушки в возрасте от 28 до 35 лет». Иными словами, организация напрямую опирается на «принцип молодости и новизны». Но не только на него.

Во-первых, борьба с коррупцией и незаконным обогащением стала одной из основных тем в киргизской повестке дня в 2019 году. Тогда было выпущено несколько журналистских расследований о деятельности влиятельного семейства Матраимовых, члены которого никогда не занимали высшие посты, но при всех сменах власти оставались на плаву и накапливали богатство. Основной информатор журналистов, нелегальный банкир Айеркен Саймаити, осенью 2019 года был убит в Турции.

По данным следствия, убийство не связано с Кыргызстаном – предполагается, что с Саймаити расправились бывшие соратники по некоему сирийскому религиозному сообществу. Тем не менее смерть этого человека привлекла повышенное внимание к расследованиям деятельности Матраимовых. Киргизские правоохранительные органы ведут в связи с публикациями проверки, однако ни один Матраимов от этих проверок пока не пострадал.

Во-вторых, эпидемия COVID-19, пришедшая в Киргизию в марте и сдерживаемая жесткими карантинами, сильно ударила по экономике страны. Многие люди лишились средств к существованию и стали особо восприимчивы к речам о чьем-то чрезмерном богатстве. А члены «Чон казата» не только ругают «грабителей народа», но и активно раздают помощь пострадавшим от кризиса.

Хорошо забытое старое

На практике назвать «Чон казат» совершенно новой структурой все-таки нельзя. Основатель этого движения — не «прогрессивный, образованный парень в возрасте от 28 до 35 лет», а бывший глава отдела по борьбе с коррупцией и должностными экономическими преступлениями Госкомитета национальной безопасности Максат Мамытканов. Как действующий сотрудник спецслужб он упоминался в СМИ в 2003 году. Затем он пропал из новостной повестки, а в 2011 году начал изредка давать комментарии прессе как «эксперт», «независимый эксперт», «политолог», «эксперт по вопросам безопасности»…

В 2016 году Мамытканов указывался как второстепенный персонаж в одной из статей газеты «Багыт». Его характеризовали как интригана и утверждали, что он «был выгнан из ГКНБ за какие-то недостатки в работе».

Согласно той же статье, другом Мамытканова в ту пору стал журналист Турат Акимов, который в 2011 году являлся главным редактором газеты под названием… «Чон казат». В 2017 году Акимов стал кандидатом в президенты от имени «Чон казат», которая к тому времени трансформировалась из газеты в одну из малоизвестных партий (по разным оценкам, их в Киргизии насчитывается от 200 до 250). Летом 2019 года Акимов и теперь уже «группа Чон казат» потребовали отставки премьер-министра Мухаммедкалыя Абылгазиева.

А в январе 2020 года Мамытканов и экс-сотрудник Генпрокуратуры Сыймык Жапыкеев решили основать еще и движение «Чон казат». Один из членов движения, бывший член Совета по отбору судей Канат Хасанов, впоследствии рассказал журналистам KaktusMedia: «Мы с Максатом Мамыткановым много раз встречались на круглых столах и беседовали. Мы вместе пришли к мнению, что государство на грани и необходимо создание новой элиты, которая сделает революцию в умах граждан без митингов. На базе этой идеи нас собрал Сыймык Жапыкеев 27 января этого года, на то время уже существовала партия «Чон казат», но мы двигались не на базе партии, а под брендом «Чон казат» как общественное движение».

По словам Хасанова, в дальнейшем движение планировало организовывать круглые столы и дальше обсуждать пути развития государства. Этому помешала эпидемия COVID-19. Но, как сказано выше, в итоге эпидемия не убила организацию на взлете, а даже помогла ей. Хасанов заявил, что теперь движение решило перерегистрироваться, возродить партию и баллотироваться на парламентских выборах.

Вольные каменщики

Эксперт Асилбек Эгембердиев в беседе с российской «Новой газетой» предположил, что на роль проправительственной партии в киргизском парламенте будет претендовать не только вышеупомянутая «Биримдик», но и «Мекеним Кыргызстан» («Родина Кыргызстан»). По словам Эгембердиева, ходят слухи, что у этой партии нет проблем с деньгами, а бесперебойное финансирование значит в политике очень много. Более того, некоторые источники утверждают, что «Мекеним» якобы связана с пресловутыми Матраимовыми. Впрочем, в Киргизии все обвиняют друг друга в связях с Матраимовыми.

Партия была основана в 2015 году, прошла во многие местные кенеши на выборах 2016 и 2018 годов, а в мае 2019 года провела перерегистрацию. По официальным данным, идейным вдохновителем «Мекеним» является предприниматель Нурбек Осмонов, а ее костяк составляют «многие успешные бизнесмены». Независимые источники указывают, что почти все эти бизнесмены работают в строительной сфере. На этом основании партию даже сравнивают с масонами («вольными каменщиками»).

В частности, Нурбека Осмонова журналисты в 2018 году с сомнением называли одним из возможных основателей строительной компании «Ихлас» (которую в ту пору обвиняли в ряде махинаций). Причем тогда авторы расследовательского материала были вынуждены констатировать: «Информацию о причастности Осмонова к партии «Мекеним Кыргызстан» найти не удалось». За два года ситуация изменилась настолько, что имя Осмонова появилось на официальном сайте партии.

Журналисты выяснили, что некоторые члены «Мекеним» занимаются еще туристическим и рекламным бизнесом, а также поддерживают связи с бизнесменами из Саудовской Аравии. В связи с последним подчеркивается, что в пресловутой компании «Ихлас», по неподтвержденным данным, всячески поощряется соблюдение исламских норм.

Иными словами, про эту партию известно очень мало, зато она окружена разными странными слухами. Партийцы не спешат развеивать их и подробно обсуждать свою позицию. На официальном сайте говорится: «Партия «Мекеним Кыргызстан» придерживается принципа – дела важнее слов. Активные члены нашей политической организации добились серьезных результатов в бизнесе, и свой капитал они не вывозят за рубеж, а вкладывают в развитие Кыргызстана».

Снижение барьера

Итак, ни одна из перечисленных партий не выглядит как однозначный лидер предвыборной гонки. Между тем в 2017 году порог для прохождения в Жогорку кенеш был поднят с семи до девяти процентов. Иными словами, если за некую партию проголосуют менее девяти процентов избирателей — мандатов она не получит. Но в сложившихся условиях возникают сомнения, что многим партиям удастся преодолеть этот порог. Поэтому осенью 2019 года в Жогорку кенеш внесли законопроект о снижении барьера обратно до семи процентов, а группа депутатов предложила уменьшить его еще больше — до пяти процентов.

«При девяти процентах выборы могут не состояться. Может быть сформирован однопартийный парламент, и в этом случае он будет нелегитимным, поскольку по Конституции ни одна из политорганизаций не может получить 60 мандатов. Если пройдут две партии, третья будет представлена номинально», — пояснил бывший спикер Жогорку кенеша Ишенбай Кадырбеков. Но оптимальным вариантом Кадырбеков назвал семь, а не пять процентов.

Законопроект о семипроцентном пороге успешно приняли в первом чтении. 19 мая комитет Жогорку кенеша по конституционному законодательству, правовым вопросам и регламенту не поддержал идею о снижении порога до пяти процентов. После этого депутат от партии «Онугуу-Прогресс» Исхак Масалиев отказался от мандата, сопроводив свое решение эмоциональной речью.

Он заявил: «На днях в комитете рассматривали законопроект и отклонили. Депутаты голосуют согласно своим интересам и интересам своей партии, но за 15 лет работы депутатом я впервые увидел, как несправедливо отклонили законопроект». Также он припомнил спикеру Дастану Жумабекову недавнее неоднозначное заявление – тот порекомендовал депутатам, которым не нравится в парламенте, уйти оттуда.

Масалиев подчеркнул: «Я готов оказывать помощь государству в других местах, но дальнейшее пребывание в качестве депутата считаю невозможным». Правда, позднее он добавил, что, может быть, и пойдет на выборы в октябре.

Таким образом, в Киргизии произошло именно то, от чего ее предостерегали в момент перехода к парламентской форме правления. В стране так и не появилось партий, способных действительно всесторонне и успешно управлять жизнью страны. Большинство депутатов хотя и проявляют активность, не ведут себя как управленцы, а скорее излагают требования и жалобы.

При этом Жээнбеков, похоже, учел ошибки Атамбаева и не пытается вопреки Конституции претендовать на роль национального лидера – то есть адресата этих требований и жалоб. Его можно подозревать в каких-то подковерных интригах и связях с той или иной партией, но сам он скорее поддерживает образ скромного чиновника на высоком, но не высшем посту. Остается только ждать осени, чтобы понять, какой в итоге будет сформирован парламент и как будет выглядеть политическая жизнь в стране.

 

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://fergana.agency/articles/118449/

27.05.2020 10:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Надира Азимовна Нарматова

Нарматова Надира Азимовна

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
5 019

сомов составляет прожиточный минимум в Кыргызстане

Парламентские выборы в Кыргызстане: пойдете ли Вы голосовать?

«

Сентябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30