90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Какое будущее ждет Казахстан – религиозное или светское?

02.06.2020 09:30

Религия

Какое будущее ждет Казахстан – религиозное или светское?

Если доля религиозного населения будет и дальше расти нынешними темпами, то логично предположить, что Казахстан рано или поздно может превратиться в исламское государство. И хотя эксперты в большинстве своем считают вероятность такого сценария низкой, мы решили все-таки разобраться в том, какие предпосылки к этому существуют, от чего и от кого зависит, в какую сторону качнется маятник. Помочь нам согласился независимый исследователь, PhD, участник научных проектов исследовательских и правозащитных организаций Великобритании, Швеции и США Галым Жусипбек.  

Разноправленные тенденции

- Какой вы видите религиозную ситуацию в Казахстане, например, через 20-30 лет? Роль религии (в данном случае ислама) в жизни нашего общества усилится или, напротив, ослабнет? В какой степени сохранятся светские устои? Будут ли действовать отдельные нормы шариата, появятся ли школы-медресе, как изменится институт семьи?

- Считается, что прогнозы - занятие неблагодарное, однако в данной ситуации необходимость в них все же есть. Если брать «техническую» сторону, то для более-менее полноценного анализа, особенно когда это касается социальных процессов и феноменов, таких, как религия, религиозность или религиозное развитие, нужно учитывать множество факторов (о них чуть позже). Кроме того, надо понимать, что не существует определенных моделей либо набора статистических или социологических данных, которые могли бы дать четкое представление о нашем будущем. Общество является крайне сложным само по себе, а социальная реальность не бывает однозначной. К тому же нельзя исключать появления «черных лебедей»...

Чтобы вывести определенные контуры религиозной ситуации в Казахстане в будущем, следует учесть следующие факторы:

1) процесс десекуляризации, то есть возрождения религии, затронувший многие страны, о чем исследователи стали говорить, начиная с 1970-х годов;

2) процесс ретрадиционализации, или возрождения национальных традиций и традиционной религии после развала СССР;

3) глобализацию и ее позитивные аспекты, такие, как все большая доступность Интернета (в плане доступа к знаниям, а не к информации о теориях заговоров или другому негативному контенту), глобальную мобильность (идей, бизнеса, «светлых голов»), открытость Казахстана современному образованию, распространение информации о правах человека;

4) недавнее атеистическое прошлое.

Несомненно, религия, и ислам в том числе, помогла многим обрести смысл жизни, стала своего рода моральным и нравственным кодексом, особенно для тех людей, которые после разрушения существовавших прежде ценностей столкнулись с экзистенциальным кризисом. Однако если учитывать наше вчерашнее атеистическое прошлое и позитивные стороны глобализации, отмеченные выше, то можно предположить, что в будущем роль религии в политической жизни вряд ли будет значительной. Также крайне ничтожна вероятность внедрения отдельных норм шариата в официальное право. Соответственно светские устои в политической и общественной жизни сохранятся.

Вместе с тем надо признать, что процесс ретрадиционализации, в контексте которого будет уместнее рассматривать и процесс возрождения религии (Казахстан познакомился с ним вплотную в начале  1990-х гг.), будет иметь существенное влияние на наше общество и в будущем. Однако их значение не стоит переоценивать. Более того, можно говорить о росте числа тех, для кого ретрадиционализация и «возврат к корням», если даже не стали раздражающими, то, как минимум, потеряли былую значимость. Уже заметно явное «пресыщение» определенной части общества…

- О какой части общества идет речь?

- Мне доводится общаться с молодежью, и в последние годы я все чаще замечаю, что она более открыто выражает свою критику относительно ретрадиционализации, архаизмов, патернализма, этнического статуса религии, этнонационализма, которые сильны в пласте неформальных институтов. В частности, некоторые представители молодежи не боятся говорить об ущемлении прав атеистов, агностиков, пантеистов со стороны самого же общества, родителей, родственников, знакомых.

Конечно, неприемлемо и противоправно оказывать давление из-за религиозных или философских взглядов, которые не нарушают ничьих прав, но и не соответствуют «мнению или стандартам» кого-либо. Но тот факт, что об этом, как я уже сказал, стали говорить  открыто, свидетельствует о том, что у молодежи есть свое видение и понимание свободы совести как индивидуального права человека, причем не только конституционного, но и одного из фундаментальных.

Видно и то, что молодежь более критично настроена к несправедливости в обществе, которую часто генерируют определенные неформальные нормы и институты. Имеются в виду «жесткий патернализм», гласящий, что «старшие по возрасту или более высокие по статусу всегда правы», патриархальность, культ силы, культ статуса и денег, которые в немалой степени связываются с «местническовыми» религиозными толкованиями. Такой настрой молодежи дает надежду на то, что в будущем религиозное поле Казахстана будет, скорее, плюралистичным. И это, по-моему, самый благоприятный и оптимистический сценарий для нашей страны.  

Однако стоит остановиться на «двухслойном» процессе ретрадиционализации, в частности, возрождении «традиционной» религии. Это  является одной из доминирующих тенденций в обществе и, несмотря на «пресыщение и критику», на атеистическое прошлое, будет оказывать существенное влияние на это самое общество в обозримой перспективе. Здесь хотелось бы указать на значимость неформальных институтов, под которыми обычно подразумевают неписаные правила, нормы, традиции, верования, распространенные среди условного большинства. Они очень важны для анализа ситуации в странах, где формальные или официальные институты еще слабы. В их число входит и наша страна.

Консерватизм исламской мысли

- Вы сделали упор на неформальные институты. Уточните, какую именно роль в данном случае они играют – позитивную или негативную?

- Неформальные институты у нас находятся под непосредственным влиянием ретрадиционализации и сопутствующей религиозности или, как минимум, сопутствующих религиозных дискурсов. После 1990-х годов многими в Казахстане ретрадиционализация (возрождение ислама) и «возврат к корням» стали восприниматься как обретение своей исконной идентичности, а некоторыми и вовсе как «десоветизация». Особенно ярко это проявляется в казахоязычной среде. Даже есть выражение: «өшкеніміз жанды, өлгеніміз  қайта тірілді» («то, что было предано забвению - возродилось, то что было потеряно - заново воскресло»).

Это был естественный процесс для общества, пережившего период тоталитаризма,  многолетние гонения, репрессии в отношении религии, культуры, языка, идентичности. Но, как оказалось, и ретрадиционализация, и религиозное пробуждение способны вести к возрождению архаических норм и установок, противоречащих современным принципам прав человека, законности и даже простому здравому смыслу. Отсюда и проблемы более широкого (как во временном, так и в пространственном измерениях) масштаба, такие, как духовный и интеллектуальный кризис «консервативной» исламской мысли и традиции.

Следует понимать, что идеи и нормы ислама, сформулированные и растолкованные исламскими учеными в прошлом, были очень прогрессивными, революционными для своего времени и даже вплоть до последних веков. Например, женщину признали отдельным и активным субъектом права, были провозглашены определенные фундаментальные права, касающиеся свободы совести, верховенства закона, права на имущество и многого другого.

Да, человечество бурно развивалось и развивается в идейном, нормативном и интеллектуальном плане, но вследствие кризиса исламской мысли мусульманский мир не смог пойти в ногу с этими изменениями (хотя были отчаянные попытки некоторых ученых сделать это). До сих пор даже в классических толкованиях, не говоря уже о радикальных, встречаются нормы, которые противоречат не только современным правовым принципам, но и некоторым фундаментальным правам человека. Особенно ярко это прослеживается в некоторых вопросах гражданского и уголовного права. Например, касающихся семейных взаимоотношений, гендерного равенства, полигамии, правомочности женщин, детей, подростков, свободы выбора, свободы совести и других.

В ходе процесса религиозного возрождения и «возврата к корням» все это, так или иначе, стало влиять на неформальные институты. А значит, даже если государство сохранит светские устои и в стране благодаря динамичной и открытой миру части общества установится относительный религиозный плюрализм, другая его часть, руководствуясь некоторыми «консервативными» религиозными толкованиями, все же будет  ориентироваться на нормы, которые противоречат и Конституции, и современным универсальным ценностям, и основным правам человека.

То есть, у определенной части общества будет своего рода «двойная мораль» и «двойная жизнь». Самые яркие примеры – полигамия, которая официально не признается, но фактически стала нормой для некоторых наших граждан (и нередко даже восхваляется), а также гендерное равенство. Последнее как принцип и ценность закреплено конституционно, наша страна даже подписала и ратифицировала Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, однако эта самая дискриминация не только существует, но и легитимизирована, стала «структурной» из-за неформальных норм и институтов, которые опираются на определенные «консервативные» религиозные толкования.

Необходимо подчеркнуть, что существование норм и толкований, противоречащих современным правовым принципам и фундаментальным правам человека, - это проблема «консервативной» исламской духовной и интеллектуальной мысли, а не самого ислама. Согласно мнению современных, условно говоря, «прогрессивных» ученых, патриархальные толкования, в частности касающиеся полигамии, противоречат духу этой религии. Они считают, что определенные аяты и хадисы должны быть заново растолкованы в соответствии с первостепенными принципами и ценностями ислама (такой подход иногда называют «макасид аль-шариа» - целеполагание ислама), которые, по сути, не отличаются от универсальных ценностей: уважение человеческого достоинства, эмпатия, солидарность и справедливость.

К сожалению, эти универсальные ценности порой не видны из-за балласта толкований, сделанных в период де-модерна и согласно логике эксклюзивизма (что является отличительной чертой периода де-модерна, особенно средневековья). Как говорится, «не видеть лес из-за деревьев»... Мешает и зацикленность на ритуалистике, атрибутике, но самое главное – это проблема необновленности (отсутствия «апгрейдинга») «консервативной» исламской мысли и традиции.

Борьба за адекватное  толкование

- Нужно ли бороться с ростом религиозности населения? И если да, то, как?

- Однозначно, бороться с религией или религиозностью не стоит – такое мы уже проходили, и это сложилось для нас достаточно трагично. Нужно бороться за адекватное толкование религиозных норм. В исламе есть огромный гуманитарный и созидательный потенциал, который необходимо раскрыть по-новому. Такие современные мусульманские ученые и деятели (не случайно все они живут в развитых демократических странах, и это не какие-то маргинальные лица с сомнительным прошлым), как известный кувейтско-американский ученый, профессор исламского права в Университете Беркли Х. Абу Эль-Фадл, один из самых влиятельных мусульманских интеллектуалов Великобритании Зияуддин Сардар, известный боснийско-австралийский ученый Адис Дудерижя, профессор права и президент организации «Мусульманки-юристы за права человека» Азиза аль-Хибри, директор Международного института исламской мысли Мохаммад Камал и многие другие, толкуют ислам в соответствии с основополагающими принципами прав человека. Также надо заново открывать таких ученых-реформаторов недавнего прошлого, как великий татарский ученый первой половины XX века Муса Джарулла Бигиев, который учил, что ислам это все, сделанное ради блага человечества, его безопасности, счастья и развития,  призывал к гендерному равенству и разработал, опираясь на первоисточники, теорию о «всеохватности божественного милосердия».

Одним словом, нужны инклюзивные, плюралистичные и эгалитарные толкования и дискурсы ислама. Это постепенный процесс, требующий взаимодействия многих факторов, таких, как открытость хотя бы части «религиозного истеблишмента» этим идеям, позиция гражданского общества, роль молодежи и интеллигенции, а также сопутствующая поддержка со стороны государства. С другой стороны, необходимо чтобы само общество развивалось в направлении большей инклюзивности, плюрализма, демократичности и уважения прав человека.

Существует интересная закономерность, эмпирически подтвержденная исследовательским агентством Пью: чем выше уровень плюрализма и демократической культуры в обществе, тем более инклюзивнее и плюралистичнее мусульмане в своих ценностях (критические показатели - приятие сексуальных меньшинств и гендерное равноправие). Иначе говоря, если мы хотим более инклюзивную религию, то надо строить более инклюзивное и демократическое общество снизу вверх. А для этого необходимо развивать права ребенка, избавляться от культуры доминирования (которая проявляется в патернализме, патриархальности, эйбилизме, национализме) и формировать культуру, построенную на эмпатии, солидарности и гармоничных взаимоотношениях.

- Как это может выглядеть в казахстанских реалиях?

- Если брать реалии Казахстана и важность традиционного мазхаба для общества в целом, то, по всей видимости, важным является возрождение «менталитета и логики выработки решений» ханафитско-матуридиского мазхаба. Последний был основан не на слепом следовании догматам или первоисточникам, а на использовании разума, рациональности, то есть на критическом мышлении (поэтому даже некоторые ортодоксальные ученые незаслуженно относили Аль-Матуриди, систематизировавшего наследие Абу Ханифы, к числу мутазилитов, группы несбалансированно использовавших разум в толковании религии, и не принимали самого Абу Ханифу), гибкости, ориентированности на реалии окружающего мира, которыми в наше время являются принципы прав человека, демократия и роль науки.

Кроме того, для нашего общества очень важно принять тот факт, что свобода вероисповедания - это индивидуальное право человека, а не коллективное (что подразумевает существование атеизма, различных философских течений).  Тем более что Конституция и законы страны это признают и защищают.

Также следует отметить, что в нашем обществе понятие «индивидуализм» толкуется неверно – его приравнивают к эгоизму. На самом же деле оно сопряжено с универсальными ценностями, такими, как уважение чести и достоинства человека, солидарность и эмпатия. Быть индивидуалистом значит проявлять ответственность за свою жизнь и пользоваться своими правами, что является залогом успешной и конкурентоспособной  личности. Соответственно, религиозные толкования должны поддерживать права индивида.

В исламе заложены основы здорового, осознанного индивидуализма. Но главное - надо выходить из рамок «кланового» общества с сильными маркерами «де-модерна» и становиться обществом осознанных и образованных индивидов. Тогда и религиозное поле Казахстана будет плюралистичным и инклюзивным.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

02.06.2020 09:30

Религия

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945
175 см

минимальный рост полицейского в Казахстане

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31