90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Кыргызстан. Почему этносы, имеющие общие генетические корни, подняли оружие друг против друга?

Кыргызстан. Почему этносы, имеющие общие генетические корни, подняли оружие друг против друга?

Апрельские события и межэтнический конфликт в июне 2010 г.: 

Автор: Абылабек Асанканов, проф., член-корр. Национальной академии наук Кыргызской Республики. Статья написана для цикла “Конфликт на юге Кыргызстана десять лет спустя: Перспективы, последствия, действия” (под редакцией Ф. Лоттхольца и А. Исмаилбековой), июнь 2020. 

В июне 2010 года произошёл трагический межэтнический конфликт между некоторыми представителями двух крупных этнических общин Кыргызстана – кыргызов и узбеков, в городах Ош и Джалал-Абад, в некоторых других полиэтнических Кара-Суйском, Сузакском, Базар-Коргонском районах Ошской и Джалал-Абадской областей. В результате вооруженных столкновений погибли около 500 человек, как со стороны кыргызов, так и со стороны узбеков (Эркин Тоо 2016). Среди них оказалось немало женщин и детей, ни в чем неповинных граждан Кыргызстана.

Было разрушено и сожжено значительное число домов, государственные здания, бизнес-строения, стране нанесен значительный материальный ущерб. Каждый раз, когда вспоминаешь эти трагические июньские дни 2010 года, невольно задаешь себе вопрос, почему некоторые представители двух братских народов, имеющие общие генетические тюркские корни, проживавшие испокон веков бок о бок, совместно создававшие трудовые коллективы, добивавшиеся успехов, строившие совместные семьи, вдруг встали и подняли оружие против друг друга?

Сколько горя принёс этот межэтнический конфликт представителям двух народов, государству, нанёс непоправимый урон отношениям братских народов, сколько семей осталось без отцов и матерей, без сыновей и дочерей, и сколько наших граждан находится сегодня за пределами страны, вдали от родного дома и очага, избегая возмездия народа и судебного наказания.

Причин межэтнического конфликта на юге Кыргызстана в июне 2010 года было множество. По мнению руководителя Международной комиссии по расследованию этих событий Киммо Кильюнена, существуют разные аспекты кризиса – политический, межэтнический, исторический, культурный и др. Нельзя сказать, что была только одна причина. Действительно, факторами июньских трагических событий 2010 года были, годами накопившиеся, социально-экономические, культурные, межэтнические и другие проблемы, которые руководство Кыргызской Республики, не акцентировали внимание, чтобы их решать своевременно. Эти нерешенные вопросы всплыли на поверхности в кризисный период в обществе, появившееся после исторического события 7 апреля 2010 г.

В то же время июньские события 2010 года имеют прежде всего политические, затем социально-экономические и другие причины, возникшие после апрельских исторических событий, которые привели к конфликту в некоторых районах Ошской и Джалал-Абадской областей и г. Оше.

Роль клана Бакиевых и последствий Апрельской революции

Одним из основных непосредственных причин трагических событий в июне 2010 года являются факторы, вытекающие из политических событий 6–7 апреля того же года в стране. Сторонники свергнутого клана Бакиевых решились на смертельную схватку для возвращения потерянной власти. Ибо потерянные полномочия для них были источником легкой наживы, обогащения без особых трудностей за счет государственных ресурсов, а также для разрешения личных вопросов, проблем семьи, а не народа и государства. Лишение власти для них было равносильно потере вышеуказанных легко доступных благ – политической мощи и материальных ресурсов. Низкий уровень жизни населения и коррумпированность семейного клана К. Бакиева стали одной из причин борьбы всех прогрессивных сил Кыргызстана.

Экономическая политика этого клана велась прежде всего для обогащения его членов и окружения за счет народа и государства посредством коррупции, рейдерских захватов чужого имущества, незаконной приватизации госпредприятий, реализации по заниженной стоимости стратегических государственных высокорентабельных объектов тяжелой и горной промышленности, гидроэнерегетических ресурсов. Семейный клан, вопреки законодательству и нормам морали начал незаконно присваивать прибыльные предприятия страны – компании в горной промышленности, в телекоммуникационной, транспортной, гидроэнергетической, нефтеперерабатывающей, ликёро-водочной отрасли, образующие значительную долю доходов государственного бюджета. И это при том, что все названные отрасли по Конституции являются прерогативными для исполнительного органа страны – Правительства.

Вышесказанное подтверждает следующее обстоятельство, что в начале июня 2005 г. был подготовлен проект Указа И. О. президента КР К. Бакиева «О создании устойчивой системы корпоративного управления в Кыргызской Республике», который имел целью распределить властные полномочия между  будущими президентом и премьер-министром страны («Лица» 2005). Газета «Лица», ссылаясь на информагентство «Белый пароход», привело полный текст проекта Указа (там же).

В соответствии с ним, руководители многих ведущих предприятий страны должны были представляться и назначаться лично президентом, хотя, как известно, промышленный блок всегда оставался в ведении правительства (там же). По решению К. Бакиева список промышленных предприятий, которые бы лично контролировал президент увеличивался с 15 до 35 (там же). Среди них были такие крупные объединения с большими бюджетами как «Кыргызтелеком», «Национальная электрическая сеть», «Карабалтинский горнорудный комбинат», «Кыргызалтын», «Кыргызнефтегаз», «Учкун», аэропорт  «Манас» и другие (там же).

Межэтнические конфликты в такой полиэтнической стране как Кыргызстан были своеобразным «инструментом» в руках клана Бакиевых и их сторонников в борьбе за власть и реванш у нового правительства. Семья свергнутого президента и их сторонники сначала осуществили попытки в апреле и мае 2010 года разжечь межэтнические конфликты в полиэтническом регионе страны – в Чуйской области. Вокруг города Бишкек происходили массовые захваты земельных участков, несмотря на усилия городских властей и выражении недовольства общественности Кыргызстана.

19 апреля 2010 года в селе Маевка Аламудунского района Чуйской области распоясавшиеся молодчики, в основном кыргызы, незаконно захватывали земельные участки, принадлежавшие местным жителям – этническим туркам и русским. Лозунг захватчиков земельных участков был националистического и провокационного характера: «Кыргызы на своей Родине без земли». В результате беспорядков межэтнического характера погибло 5 человек и около 30 получили ранения различной степени тяжести. Несмотря на огромные трудности, с большими усилиями Временное Правительство КР, совместно с общественностью страны сумели остановить кровопролитие в Чуйской долине и в пригородах Бишкека.

В этот же день, 19 апреля сторонники К. Бакиева без особых трудностей захватили здание Государственной администрации Джалал-Абадской области. Такие же попытки обострения обстановки наблюдались в селах Александровка, Ново-Покровка и в городе Токмак. Я согласен с мнением, которое выражается в Комментариях правительства Кыргызстана к отчету Международной независимой комиссии, что совпадение по времени захвата Джалал-Абадской государственной администрации сторонниками К. Бакиева и массовые беспорядки с человеческими жертвами в Чуйской области было не случайным (Президент КР 2011: 7).

Межэтнические конфликты, в свою очередь, должны были породить недовольство среди населения, ослабить дух и силу Временного Правительства, которое, в конечном счете, должно было сойти с политической арены страны. Однако, в апреле 2010 года реваншистам не удалось разжечь большой конфликт в Чуйской области и в Бишкеке.

Межэтнические конфликты, в свою очередь, должны были породить недовольство среди населения, ослабить дух и силу Временного Правительства, которое, в конечном счете, должно было сойти с политической арены страны.

Далее, 19 мая 2010 года был опубликован разговор между Максимом и Жанышем Бакиевыми, в котором они поднимали вопрос о вербовке 500 боевиков для организации переворота в столице, или, хотя бы, для того чтобы представить в глазах внутренней и мировой общественности слабость Временного Правительства и его невозможность управлять государством и народом, показать нелегитимность этой власти, пришедшей «вооруженным и незаконным» путем.

Данный телефонный разговор, перехваченный службой безопасности, косвенно свидетельствует о том, что  клан Бакиевых имеет определённое отношение к организации провокаций межэтнических конфликтов как в Чуйской долине (май 2010 г.), так и в некоторых районах Ошской, Джалал-Абадской областей и в городе Ош (май – июнь 2010 г.). Итак, основной непосредственной причиной июньской трагедии 2010 года в городе Ош, в некоторых районах Ошской и Джалал-Абадской областей явилась борьба за власть между семейным кланом К. Бакиева, его сторонниками и Временным Правительством Кыргызской Республики.

Межэтнический конфликт был инструментом в руках свергнутого президента и его сторонников для возвращения прежней власти и реванша. Одним словом, если бы в Кыргызстане не было революции 7 апреля 2010 года, то не произошло бы и июньской трагедии.

Общественно-политическая ситуация после апрельских событий, в целом по республике, в особенности на юге Кыргызстана, была очень сложной. Как утверждали члены депутатской комиссии Временное Правительство по приходу к власти на волне апрельской революции, «не сумело выработать механизмы по распространению своего реального влияния на город Ош, Ошскую и Джалал-Абадскую области. Назначенные им главы облрайгорадминистраций и силовых структур не имели соответствующей профессиональной подготовки и опыта управленческой работы» (Жогорку Кенеш 2011: 197).

Экс-Омбудсмен Кыргызской Республики Т. Акун заявлял, что ситуация на юге страны начала накаляться после апрельских событий. Её подогревали некоторые заинтересованные в дестабилизации политические фигуры, а Временное Правительство не смогло вовремя на это отреагировать. Одной из причин межэтнических конфликтов стала неспособность правительства защитить своих граждан вне зависимости от их национальности (Мурзакулова и Жорокулов 2014: 131).

Разбираясь в причинах неэффективности действий Временного Правительства, местных органов государственной власти, правоохранительных органов, спецслужб, силовых структур, направленных на разрешение конфликтов и снижение конфликтного потенциала в местах, где происходили столкновения, Временная депутатская комиссия Жогорку Кенеша Кыргызской Республики сделала вывод о том, что изучение и анализ развития общественно-политической ситуации не был проведен, был осуществлён лишь формальный мониторинг и констатация поверхностных проблем. Также действия Временного Правительства, направленные на недопущение межэтнических конфликтов, особенно накануне июньской трагедии, не соответствовали сути проблемы, поэтому и не имели желаемого результата (Жогорку Кенеш 2011: 182).

Исследователь из Оксфордского университета David D. Laitin в своей книге «Nation, States and Violence» («Нации, государства и насилие»), изучив многочисленные межэтнические конфликты и войны, происходившие в различных странах мира, приходит к очень важному выводу о том, что межэтнические конфликты происходят там, где государство и его управленческие структуры являются слабыми, где они не могут обеспечить безопасность населения, где законы не работают (Лэйтин 2007: 21).

Рабочая группа ГКНБ, МВД, Генеральной Прокуратуры Кыргызской Республики при участии специалистов Аппарата Президента, Секретариата Совета обороны Кыргызской Республики также сделали вывод о том, что Временное Правительство не располагало достаточными политическими и силовыми ресурсами для противодействия масштабным провокациям в виде межэтнических столкновений (Президент КР 2012: 37). О.Ч. Текебаев и М.К. Укушов повторяют идею об отсутствии в распоряжении Временного Правительства достаточных политических, финансовых и силовых ресурсов для противодействия столь масштабным провокациям (Текебаев Укушов 2016: 388).

Исследователи Международной Федерации прав человека отметили, что из-за слабости государства и царящей безнаказанности провокаторы смогли достичь своих целей (FIDH 2010: 23). Высказанная тысячу лет тому назад Жусупом Баласагыном в книге «Благодатное знание», идея о том, что при сильной власти исключаются хаос и распри, оказалась совершенно верной (Баласагын 1993: 180).

Возникновение конфликтов на юге страны

Первые столкновения между кыргызами и узбеками были спровоцированы деструктивными криминальными элементами из числа граждан кыргызской национальности города Ош. В частности, 30 апреля 2010 года примерно в 13 часов в городе, на территории разгрузочной железнодорожной станции Ош-2, произошла стычка между криминалитетом г. Ош и Ошской области, состоящим, в основном, из членов кыргызской общины и предпринимателями узбекской национальности Б.И. Кадырахуновым и Ж. Боходировым, которые занимались перевозкой автомашин из-за рубежа и реализацией их на местных рынках. На станции последние отказались платить «дань» криминальной группе, требовавшей от них определенную денежную сумму с каждой пригоняемой автомашины из Южной Кореи.

По данным Центра защиты прав человека «Кылым шамы», с каждого автомобиля требовали до 500 долларов США (2012: 3). После словесной перепалки произошла драка между деструктивной криминальной группой и бизнесменами-узбеками. На «помощь» группировке приехали около пятнадцати ее членов-кыргызов. Однако, из-за оперативного вмешательства сотрудника военизированной охраны железнодорожной станции противостояние не переросло в крупную драку на криминальной, а также этнической почве. Серьезно пострадавших не было, но со стороны бизнесменов-узбеков и их сторонников осталась обида к криминальной группировке, состоявшей, в основном, из числа кыргызских молодых парней. Перед уходом деструктивные элементы пригрозили предпринимателям местью в ближайшем будущем.

Как показали наши полевые исследования, предприниматели из узбекской общины, занимавшиеся перегоном автомашин из Южной Кореи с целью реализации на местных рынках, давно и традиционно платили «налоги» представителям криминальной группы. Однако, после совершенного апрельского исторического события, предприниматели из узбекской общины, поверившие в установление справедливости, в то, что Временное Правительство поддержит порядок и закон, и не будет выплачиваться незаконная дань деструктивным элементам, отказались платить «налоги».

Это была «пощёчина» криминалитету со стороны представителей узбекских предпринимателей, которая стала «спусковым крючком» для мобилизации молодежи двух сторон – кыргызской и узбекской друг против друга. Криминальная группа сумела противопоставить определенную часть кыргызского населения, в особенности молодежь, против представителей узбекской общины. В этом помогла, безусловно, оппозиционно настроенная против Временного Правительства часть кыргызского населения.

Именно эти «разборки» между отдельными кыргызами из криминальных групп и бизнесменами-узбеками, вытекающие отсюда митинг части узбекской молодежи, и принятое ими решение о консолидации своих сил в борьбе против криминальной группы, дали старт для мобилизации молодежи этнических узбеков, как реакция на происходящее в обществе по отношению к ним. Упомянутый выше митинг стал отправным пунктом для вереницы новых многочисленных митингов этнических узбеков, состоявшихся в мае и в начале июня, мощным толчком для формирования «молодежных гражданских отрядов», «групп поддержки» на случай «встреч» кыргызской и узбекской молодежи или с правоохранительными органами.

Как отмечали многочисленные интервьюеры и беседовавшие со мной узбеки из числа молодежи в период работы Национальной комиссии на юге Кыргызстана, а также в последующие годы, в сложившейся ситуации они полностью потеряли надежду на «помощь» правоохранительных органов и надеялись только на самих себя.

Отдельные средства массовой информации, в частности, как кыргызскоязычные, так и узбекскоязычные, сыграли роль в усилении напряженности в межнациональных отношениях между кыргызами и узбеками, они способствовали мобилизации рядовых граждан двух этнических общин. Средства массовой информации за короткий срок сумели в известной степени противопоставить представителей двух этнических общин друг другу. В данной статье мною рассматриваются только те публикации и передачи в СМИ, которые имели место до июньских трагических событий 2010 года и, в известной степени, нагнетали и без того сложную межэтническую обстановку того времени.

Публикации и материалы периода трагических событий и после них требуют отдельного анализа и исследования, они обсуждаются в статье Шавката Атаханова. Как он показывает, в частности, узбекскоязычные «Ош-ТВ» и «Мезон-ТВ» в мае и июне системно, чуть ли не каждый день передавали без комментариев выступления лидеров узбекской общины, где они призывали  бороться против власти К. Бакиева и его сторонников, активно принимать участие в общественно-политической жизни страны, требовать предоставления узбекскому языку статуса официального в местах компактного проживания узбеков и большей представленности их во властных структурах, в особенности, в  силовых.

Эти трансляции без комментариев, анализа и оценки сыграли исключительную мобилизующую роль для представителей узбекской общины, в особенности молодежи. Эти действия представителей из узбекской общины, и, одновременно, были приняты как «покушение на права кыргызской нации» и «заявка на автономию и разделение» кыргызским населением, в частности на юге (Абашин 2011).

Кроме того, в отдельных кыргызскоязычных газетах были опубликованы статьи и интервью некоторых кыргызских известных личностей, в которых содержались идеи оскорбительного характера и тона в отношении других этносов, проживающих в Кыргызстане, в том числе и узбекской общины. Эти публикации кыргызскоязычных газет породили обиды и досаду со стороны узбекской общины.

В конце 2010 года в Бишкекском Пресс-клубе состоялся «круглый стол» по теме «2010: Какие уроки должны быть извлечены журналистами, освещающими политические конфликты?», на котором были презентованы итоги исследования, проведенные Агентством Социальных технологий по материалам кыргызоязычных, узбекоязычных и русскоязычных СМИ.

Участниками этого форума было отмечено, что в июньской трагедии «СМИ Кыргызстана были виноваты отчасти», системно публикуя тезисы об этнической «несовместимости», «нетерпимости», «постоянной вражде», разделяя этнические сообщества страны на «мы» и «они», «свои» и «чужие», – говорит М. Яновская (Яновская 2010). Я также согласен с выводами «круглого стола» о том, что некоторые июньские публикации средств массовой информации и журналистские тексты напоминали листовки и пропагандистские прокламации.

Непосредственное начало конфликта

Организаторы и провокаторы столкновений наконец-то добились долгожданной цели, организовав конфликт возле гостиницы «Алай» 10 июня. Это событие дало импульс дальнейшему стремительному развитию конфликта, который перерос в крупное межэтническое противостояние.

Начало вооруженного конфликта: Неподалеку от гостиницы «Алай» по улице Курманжан-Датка находится продуктовый магазин. 10 июня 2010 года между 22 и 23 часами в магазин зашли несколько парней-кыргызов спортивного телосложения, приобрели продукты. Продавец узбекской национальности, подсчитав общую сумму приобретенного товара, попросил оплаты. Однако, вместо того, чтобы заплатить деньги за приобретенный товар, один из посетителей ударил продавца, потом они вышли из магазина и уехали в сторону гостиницы «Алай». Узнав по мобильным телефонам об этом инциденте, быстро собралась молодежь из узбекской общины и тоже направилась в сторону гостиницы «Алай» в поисках виновных кыргызских парней.

Имеется информация у Национальной комиссии по итогам опроса населения г. Ош и о том, что в зале игральных автоматов «24 часа», находящемся по ул. Курманжан-Датка, посетитель-узбек, проигравший крупную сумму денег, инициировал драку с кыргызской молодежью. Толпа людей узбекской национальности собралась возле гостиницы «Алай» г. Ош. Вскоре слухи о начавшихся столкновениях между кыргызами и узбеками близ гостиницы «Алай» и призывы о помощи широко распространились среди узбекского населения г. Ош.

Узбеки, принимавшие участие в конфликте, стали вызывать по мобильным телефонам, стуча по отопительным, водяным и газовым трубам в домах и многим другим каналам своих друзей и знакомых. Примерно через полчаса к перекрестку подошла большая группа узбеков, численность которой очевидцы оценивают от 300 до 500 человек. Толпа сконцентрировалась по ул. Курманжан-Датка, севернее перекрестка с ул. Навои. Люди были возбуждены, что-то выкрикивали, но не предпринимали каких-либо агрессивных действий (Правозащитный Центр «Мемориал» и др. 2012: 28).

Вооруженная палками, железными прутьями и камнями толпа быстро росла и к 24.00 часам достигла примерно 2–3 тысяч человек. Некоторые очевидцы, давшие интервью авторам данного исследования, считают, что их количество доходило до 4-5 тысяч. Это, в основном, была молодежь близлежащих районов, в частности жители «Шейит Добо», которые возбужденно требовали наказать виновных в драке в магазине, а также вернуть деньги хозяину. В то же время, митингующие требовали наказать руководителей криминальных групп из кыргызов, облагающих «налогами» предпринимателей-узбеков, представителей правоохранительных органов города и области, которые необоснованно останавливают водителей-узбеков и штрафуют последних. Никто никого не слушал, было много выкриков, люди вели себя очень агрессивно, не было единого лидера и системно выстроенных требований.

Все структуры государственной власти области, города, правоохранительные органы – сотрудники управления внутренних дел, внутренних войск, министерства обороны, ГСНБ и мн. др. были подняты по тревоге и начали собираться возле гостиницы «Алай». Были приняты оперативные меры по приведению в боевую готовность военных частей, введению усиленного режима правопорядка и законности в городе и охраны границы. К месту событий были направлены Специальный отряд быстрого реагирования (СОБР), сотрудники которого прошли подготовку в рамках проекта ОБСЕ, и батальон патрульно-постовой службы УВД области. В связи с осложнением обстановки из резерва стали выводиться и другие подразделения. К гостинице «Алай» были также направлены военнослужащие внутренних войск, а также БТР Министерства обороны Кыргызской Республики. Эти силы сконцентрировались в районе филармонии.

Со стороны властей – городских, областных и силовых структур была попытка пойти на переговоры с некоторой агрессивно настроенной частью толпы, однако протестующие не шли навстречу. В частности, общение с толпой продолжалось около двух-трех часов. По словам полковника, бывшего заместителя УВД Ошской области, узбека по национальности, хорошо знающего узбеков города Оша, Шакира Зулимова, давшего показания Национальной комиссии, в толпе находились неизвестные мужчины в черных футболках, которые срывали попытки переговоров с правоохранительными органами и провоцировали толпу на активные действия.

Сотрудник УВД города Ош также отметил присутствие «не ошских узбеков», которые совершали акты насилия вплоть до разгона толпы около 2 часов ночи. Из-за того, что во время беспорядков был отключен свет, разглядеть их не удавалось. Ш. Зулимов обратился к собравшимся со словами: «Ребята, среди вас есть провокаторы. То, что вы говорите – это слова этих провокаторов. Постарайтесь не упустить их. Скорее всего, то, что машины подожжены – тоже дело рук провокаторов.» (Правозащитный Центр «Мемориал» и др. 2012: 28).

Таким образом, июньские трагические события, происходившие в г. Ош и некоторых районах Ошской и Джалал-Абадской областей, являются делом рук провокаторов, нанятых противниками Временного Правительства, которые стремились показать Кыргызстану и мировому сообществу его неспособность управлять государством и дискредитировать новые власти страны. Однако, как показал вышеприведённый анализ, провокаторы были и со стороны узбекской, и со стороны кыргызской общин, и они совершали нарушения прав людей как в преддверии, так и во время самого конфликта с целью дестабилизации страны и дискредитации последствий Апрельской революции.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://caa-network.org/archives/19947

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Досье:

Адильбек Рыскельдинович Джаксыбеков

Джаксыбеков Адильбек Рыскельдинович

Руководитель администрации президента Казахстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
2741

человек работает в компании "Кумтор" на 1 января 2013 года

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Сентябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30