90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

В ожидании выборов: по силам ли казахстанцам что-то изменить?

01.07.2020 11:00

Политика

В ожидании выборов: по силам ли казахстанцам что-то изменить?

Судя по всему, очередные выборы в парламент РК и в маслихаты уже не за горами. Для казахстанского общества крайне важно, чтобы они прошли цивилизованно и демократично. В этой связи возникают вопросы, которые мы решили задать известным отечественным экспертам: 

  1. Возможно ли повышение степени прозрачности и честности предстоящих выборов? 
  2. В этом контексте насколько активным может быть участие гражданского общества (в качестве наблюдателей, групп поддержки и т.д.)? Насколько существенную роль оно способно сыграть? 

Марат Шибутов, политолог: «Без поддержки гражданского общества у оппонентов «Нур Отана» шансов нет» 

1. Начну с того, что на прошлогодних президентских выборах независимые наблюдатели стали силой, с которой пришлось считаться всем – претендентам, власти, обществу. Теперь это мощный игрок, который будет влиять на расклады в любом случае. Если независимые наблюдатели охватят хотя бы половину из 10 000 избирательных участков в нашей стране, то это резко повысит степень прозрачности выборов. Представьте, что им удастся собрать хотя бы 2500 протоколов – это уже исключит возможность подделок. Как минимум, в крупных городах итоги выборов будут доступными в виде фото уже на следующий день (раньше мы получали данные только экзит-поллов и ЦИК) – а это уже третий источник, способный изменить всю картину, сделать ее более объективной. Так что можно ожидать высокой прозрачности и честности выборного процесса.

С 9 июня 2019-го мы живем в другой политической реальности. Насколько я знаю, еще нынешней зимой различные общественные фонды стали обучать тренеров для мониторинга за выборами, плюс есть сети, созданные под прошлогоднюю президентскую кампанию. Независимых наблюдателей на предстоящих выборах будет намного больше, чем партийных. И самое главное – они будут беспристрастными, а значит, считаться с ними придется всем кандидатам.

Обратите внимание на то, как проходит сейчас избирательная кампания по выборам в сенат. Уже огласили, что на 17 мест выдвинуто 88 кандидатур. Тогда как в прошлый раз на 14 вакансий претендовали 39 человек. То есть, конкуренция значительно повысилась. В том числе потому, что возросла вероятность сюрпризов - слишком много разных сил вмешиваются в процесс, система стала менее жесткой. 

Единственное, что может подорвать доверие к выборам, - это возможный переход на электронное голосование. В наших условиях такой вариант сильно снизит легитимность итогов избирательной кампании. 

2. Про наблюдателей я уже сказал. Теперь отдельно о поддержке со стороны гражданского общества. Она может осуществляться тремя путями.

Первый путь - это выдвижение кандидатов в депутаты маслихатов. У нас в общей сложности насчитывается 3400 таких депутатских мест в разных регионах и на разных уровнях. Не у каждой политической партии есть филиалы во всех 183-х районах страны и достаточное количество известных и авторитетных людей, чтобы выставить полные списки. Правда, тут есть проблема - за каждого человека, включенного в список, надо внести взнос, а нужных денежных сумм партии могут и не набрать. Но в любом случае всем партиям сейчас необходимы новые лица, которые уже имеют известность, авторитет и фан-базу. И лучший выбор для них – как раз-таки представители гражданского общества. 

Второй путь - это экспертная поддержка. Для каждого партийного списка надо будет подготовить актуальную программу, которая, с одной стороны, отразит самые важные проблемные вопросы, а, с другой, предложит наиболее оптимальные варианты их решения. И тут потребуются знания и опыт общественников, которые хорошо знают свои регионы и много лет занимаются их проблемами.

Третий путь - это продвижение. Просто так политической рекламе уже никто не поверит. И совсем другое дело, если есть рекомендации уважаемых и известных людей. То есть, как и в маркетинге, важным становится использование возможностей лидеров общественного мнения. Без этого сейчас в таком вопросе никуда, и шансы тех политических сил, которые сделают ставку на них, возрастут. 

Теперь о том, как это можно интерпретировать применительно к разным партиям. Напомню, что опрос, проведенный социологом Гульмирой Илеуовой в апреле, дал следующие цифры. Только 56% респондентов собираются идти на выборы, 11% хотят голосовать за «Нур Отан», а уровень поддержки остальных партий оказался ниже статистической погрешности. То есть, вообще непонятно, какой будет степень электоральной активности людей, каковы их предпочтения. А значит, выборный процесс становится непредсказуемым. 

Партия «Нур Отан» уже все поняла, поэтому проводит открытые для кандидатов праймериз и намерена взаимодействовать со всеми потенциальными союзниками. Думаю, она частым гребнем пройдется по лидерам общественного мнения и будет с ними сотрудничать. И это может оказаться достаточно успешной стратегией.

В КНПК пока еще не раскачались, но уже виден приток новых сторонников, тем более что левые идеи в разгар эпидемии коронавируса популярны и станут еще популярнее. Думаю, «народные коммунисты» будут на втором месте по уровню взаимодействия с гражданским обществом.

А вот «Ак Жол» пока никаких таких попыток не предпринимает, хотя больше, чем другие парламентские партии, нуждается в этом, поскольку у «акжоловцев» работает только фракция в мажилисе, а региональных подразделений не видно. Непонятно, как они собираются участвовать в выборах в маслихаты.

Но, конечно, больше всех нуждаются в поддержке со стороны гражданского общества ОСДП, «Ауыл» и «Бiрлiк», у которых сейчас нехватка всего - экспертизы, сторонников в лице лидеров общественного мнения, узнаваемых лиц в списках. Им уже сейчас нужно работать над этим, но пока их активности я не вижу. Если они надеются на протестное голосование, то, скорее всего, напрасно – у них сегодня нет кандидатов в большинство маслихатов, а протест на выборах в мажилис (если он будет) «размажется» тонким слоем по всем партиям, кроме «Нур Отана», а значит, шансов на прохождение в парламент практически не будет. 

Нашим партиям следует понять: если нет собственных ресурсов, то надо использовать ресурсы союзников, а для этого нужно искать таких союзников, вести с ними переговоры, находить общую повестку, договариваться о сотрудничестве и затем это сотрудничество поддерживать. Иначе никаких успехов не стоит ждать. Понятное дело, что фаворитом будет «Нур Отан», но вот кто займет последующие места – неясно. А значит, у всех появляются шансы, которые, впрочем, невозможно реализовать без поддержки со стороны гражданского общества.  

Еркин Иргалиев, политконсультант, исполнительный директор Западного регионального филиала научно-образовательного фонда «Аспандау»: «Пришло время собирать камни».

Электоральная ситуация и в самом деле нестандартная. На двойной экстрим «пандемия/остановка экономики» накладывается не только неумение властей проводить нормальные выборы, но и их моральное банкротство в плане потери доверия со стороны населения как электората.

Дело в том, что каждая выборная кампания сама по себе гиперстресс, мини-революция, машина по выпуску протестного «пара». В обычное, «мирное» время такое регулярное повышение общественной «температуры» идёт лишь на пользу государственному организму. Но в сочетании с неизведанным доселе коронавирусом оно, как мы видим, может обернуться непредсказуемым взрывом даже в образцово-устойчивом бастионе демократии - Соединённых Штатах Америки.

Даже невооруженным глазом уже видно нарастание протестных настроений в каждой из проблемных групп населения. Поэтому начну с ответа на ваш последний вопрос.

Активность просыпающегося гражданского общества объективно будет нарастать: требуется компенсация за все накопившиеся вирусные потери, страхи, обиды. Но каковы будут реальные формы и размах протестной (а ожидать иного было бы наивностью) активности? Это зависит от формата самого электорального «поля». Оно видится мне в двух вариантах. 

Первый – сохранение нынешнего «статус-кво». Предельно «засушенная» среда, своего рода партийная «пустыня». Где, как выразился когда-то «архитектор» этого ландшафта Елбасы, всё «вытоптано» в течение предыдущих, как минимум, 15 лет. Это если брать в общепринятых критериях «прозрачных» и «честных», как вы сказали, выборов. А таких объективных критериев в мировой практике существует два: «конкурентность» и «предсказуемость».

Более или менее нормальные выборные кампании в Казахстане последний раз были в 2004-м в мажилис (и в 2003-м в маслихаты). Тогда действительно разгорелась острая конкурентная борьба между примерно одноранговыми соперниками: «Отан», Компартия Абдильдина + ДВК, «Ақ жол» Алтынбека Сарсенбаева, «Асар», «АиСТ» (Гражданская и Аграрная партии) и другими. И интрига сохранялась вплоть до последнего момента – это касалось и партийных списков, и большинства одномандатных округов. 

Из-за махинаций с голосами те последние «выборы надежды» обернулись «выборами разочарования». Но даже при этом они позволили «сбросить пар» после политического кризиса 2001 года, вызванного демаршем «младотюрков». Плюс на тогдашнюю стабилизацию сыграло начало «тучно-нефтяных» лет. 

Предстоящие выборы будут проводиться в гораздо худших условиях. «Заморозка» не поможет – ее ресурс исчерпан. Иллюзии развеялись, пришло время собирать камни - «булыжники электората». За все прошлые и нынешние грехи придётся отвечать одному «Нур Отану», а «выпускной клапан» - реальные оппоненты – наглухо «завинчен». 

Другой вариант – расширение состава партийных «игроков» и либерализация «правил игры»: смешанные выборы, допуск самовыдвиженцев в одномандатные округа, снижение порога прохождения в мажилис и маслихаты и т.д. Но такой «камбэк - 2004» потребует не только «отваги», но и временнОго лага, например, посредством переноса сроков выборов в связи с «форс-мажором» - пандемией коронавируса. 

Если же вернуться к более реальному первому варианту, то можно спрогнозировать такой опасный «омнибус»:

- полная пассивность базового электората партии власти: по общемировым меркам, это не более 25%;

- аномально высокая активность протестных групп, куда войдут все пострадавшие от коронавируса категории населения (вплоть до всего МСБ, большинства врачей и учителей).

И без разницы, какие формы примет протестность (как говорится, «вода дырочку найдёт») – их много: голоса «против», бойкот, массовые митинги, независимые наблюдатели, «умное голосование» (по принципу «хоть за рулон рубероида, лишь бы не за «Нур Отан»).

Дело тут не только в неблагоприятных электоральных условиях, но ещё и в архаичном характере этой партии-гегемона – её вождистской природе, что уже вряд ли отвечает потребностям транзитного времени. На открытую электоральную борьбу «нуротановцы» никогда не были способны. Как и их «свита» в лице всех остальных политических партий, включая парламентские.

Так, о реальной электоральной поддержке «Ақ жола» и КНПК можно судить по итогам прошлогодних президентских выборов. К примеру, на избирательном участке №459 города Уральска, где я был независимым наблюдателем, их представители набрали:

- Еспаева («Ақ жол») – 29 голосов (2,2 %);

- Ахметбеков (КНПК) – 12 (0,9 %).

Это вдвое меньше официальных итогов по стране – соответственно 5,05% и 1,82%, которые, в свою очередь, значительно недотягивают до минимального порога вхождения в парламент (7%).

О значении ожидаемого гражданского активизма говорит даже сам факт необычайного напряжения сил менеджмента «Нур Отана», что никогда прежде ему не было присуще.  Это можно объяснить лишь его обоснованными опасениями перед независимыми наблюдателями, работа которых на прошлогодних выборах стала главным сюрпризом кампании. Потому и последовали неоднократные переносы предвыборных съездов правящей партии (с осени на февраль, затем на 18 марта и далее уже без срока) и соответственно самих выборов. 

А ведь то была лишь спонтанная проба сил независимых наблюдателей в отдельных регионах и на отдельных избирательных участках. По сути, это армия, которой теперь вполне по плечу слаженно контролировать голосование на всех 10 тысячах избирательных участках, существующих в стране. Что и будет означать вынужденную «прозрачность» и «честность» предстоящих выборов: придется, не уповая на привычный ранее «наркотик» адмресурса и махинации с голосами, по-настоящему бороться за каждый голос избирателя в городах и на селе.

Кстати, многие используют слово «серьёзный» при описании усилий аппарата «Нур Отана» по подготовке к выборам. Я же думаю, что сегодня это прилагательное характеризует только выражение лиц менеджеров этой партии, а не реальные их действия. Нужны свежие, нестандартные ходы. Например, взять и разделить «Нур Отан» на две правящие партии. На старых трюках публику уже не проведешь.

Нурул Рахимбек, общественный деятель:  «В международной практике это называется фасадной демократией» 

Да, вы правы, для того, чтобы в Казахстане были назначены досрочные выборы, предпосылок достаточно. Недавно прошла информация, что Центральная избирательная комиссия объявила о проведении инвентаризации всех избирательных участков, а в Алматы обновляются составы избиркомов. А правящая партия «Нур Отан» затеяла проведение праймериз с 15 августа по 3 октября. С учетом всего вышесказанного и того обстоятельства, что обычно избирательная кампания длится один-два месяца, можно предположить: выборы состоятся либо в самом конце нынешнего года, либо в начале следующего. На месте властей я бы не устраивал ненужных телодвижений из-за одного-двух месяцев разницы и провел бы выборы в конституционные сроки, то есть в 2021-м. 

К нашему большому сожалению, власти не прислушиваются к гражданскому обществу, которое настоятельно требует внести изменения в закон о выборах. Согласно ныне действующему законодательству, выборы должны проходить строго по пропорциональной системе. Между тем, на политическом поле Казахстана доминирует только одна партия, а остальные официально зарегистрированные являются ее сателлитами. Исключение составляет лишь ОСДП, но с учетом предыдущей истории переговорных процессов и сговорчивости ее лидеров с властью можно сделать прогноз, что последняя будет контролировать все движения партии.

Поэтому я думаю, что при нынешнем раскладе власть может провести выборы, не прибегая к нарушениям, – относительно честно и прозрачно. В то же время есть два важных момента, которые способны спутать ей все карты и планы.

Первый – это низкий уровень знания законодательной базы, касающейся избирательного процесса, членами избиркомов, что наблюдатели фиксируют от выборов к выборам. Причина в слабой организации их обучения. Вследствие этого они будут, так или иначе, нарушать закон. 

Второй момент связан с казахстанской спецификой проведения избирательных кампаний. Поскольку за это отвечает исполнительная власть, то акимы будут стараться «нарисовать» правящей партии максимально возможный процент, а остальное пройдет по четко спланированному сценарию. Как говорят казахи, попроси принести ноготь, и тебе принесут руку. К тому же уже идут разговоры о возможном введении электронной системы голосования, что позволит особо не париться с манипулированием арифметикой – разумеется, в пользу правящей партии. Ведь в электронном пространстве не будет назойливых наблюдателей, а каждый голос, отданный «не за того», может быть отслежен. 

Но что означают неконкурентные выборы, пусть даже если они будут проведены без нарушений? В международной практике это называется фасадной демократией.  Думаю, Казахстану, остро нуждающемуся в международной поддержке, такая репутация не нужна. Но власти настолько боятся политических и гражданских свобод, что просто махнут рукой на мнение Запада. 

Не секрет, что во время прошлогодних президентских выборов появилась прослойка активных граждан, которых мы называем наблюдателями. После той избирательной кампании они почувствовали вкус и загорелись желанием создать свои партии. Но, будучи в основном оппонентами власти, эти люди сталкиваются с препонами при регистрации своих политических объединений. И, скорее всего, они не смогут пойти на предстоящие выборы со своими партийными списками. И это тоже отрицательно скажется на интересе со стороны гражданского общества. Радикальная же оппозиция, как обычно, призовет к бойкоту, поэтому ее электорат будет вести себя очень пассивно. 

Тем не менее, мне известно, что гражданские активисты из различных групп собираются наблюдать за ходом выборов – как бы в качестве тренировки перед следующими избирательными компаниями. И с учетом той самой казахстанской специфики, о которой говорилось выше, они зафиксируют достаточно много нарушений. 

Я изложил то, как будет на самом деле. Но все-таки хочу сказать, что у власти есть возможность сломать старую номенклатурную систему и наконец-то провести настоящие, демократические выборы. Для этого надо зарегистрировать все партии, желающие принять в них участие, изменить избирательную систему и ввести частично мажоритарную систему, при этом снизив порог прохождения в парламент до 1%, чтобы у новых партий был стимул соперничать с остальными на конкурентной основе.  Ну и конечно же, значительно расширить права наблюдателей.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

01.07.2020 11:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности
966 789

граждан Таджикистана находятся на территории России

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31