90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

А есть ли в Ташкенте «Бэнкси»?

09.07.2020 13:00

Общество

А есть ли в Ташкенте «Бэнкси»?

Что происходит со стрит-арт-движением столицы и возможно ли оно в Узбекистане?

«Для некоторых граффити — это искусство, однако для большинства людей это зараза, которую не остановить, символ того, что мы потеряли контроль».
(1982 год, из док.фильма «Война стилей»)

В Ташкенте появление образцов граффити или стрит-арт всегда носило спорадический характер: разовые акции, там выставка, тут фестиваль, инициатива хокимията, громкий законопроект. Время от времени появляются художники, бомбящие стены, но также быстро эти стихийные порывы гаснут и забываются.

                     Выставка стрит-арта Refreshв бывшем сгоревшем ресторане при гостинице «Шодлик», над помещением театра «Ильхом». 2013 г.

Немного ликбеза

Для начала стоит определиться, что же такое граффити и стрит-арт. Как и со многими понятиями в искусстве, грань между терминами часто оказывается размытой.

Граффити — форма или вид искусства (не стиль), включающий в себя надписи и рисунки, выцарапанные, нарисованные, написанные на стенах или других поверхностях. Хотя более широко под граффити понимают наскальные рисунки, надписи на стенах древних храмов, лозунги и слоганы на захваченных зданиях времен Первой и Второй мировых войн.

Как полноценное движение в искусстве оно формировалось в конце 60—70-х годов в Америке и Европе на волне социально-политических протестов. Первоначальные простые надписи или теги (инициалы) постепенно превращались в сложные композиции с постоянно развивающимися шрифтами, включением новых элементов, расширением спектра материалов и развитием авторских стилей. Граффити всегда был андеграундным движением, для авторов самое важное — визуально выразить свою идею, посыл, отношение к миру. Создание работ носит нелегальный характер, художники сохраняют анонимность, преследуются органами правопорядка и не получают денег за свои работы.

                                                        Парк в районе Бешагач, прим. 2012—2014 гг.                   

Стрит-арт также называют «пост-граффити» или «нео-графити» — это более широкое понятие, включающее в себя граффити, постеры, инсталляции, видеопроекции, флешмобы и т.п. Стрит-арт нацелен на ассимиляцию с публичным пространством, украшение города, поэтому чаще носит легальный характер, может быть заказан властями или частными инициативами, художники не обязательно сохраняют анонимность, им важно, чтобы работа находилась в выгодной локации, была доступна и понятна зрителям и сохранялась долгое время.

Граффити-художник, напротив, часто создает работу, заранее понимая, что она может быть уничтожена в скором времени.

«Помню, как заранее готовился к ночной вылазке, подбирая места, которые бывают людными, готовя трафареты и высматривая приемчики, которыми пользовались опытные граффитисты. Были некоторые неудобства, иногда приходилось забираться на охраняемые участки, а однажды даже вздумалось выйти зимой в мороз. Очень плохая идея— в минусовую температуру работать с холодным металлическим баллоном, не стоит так делать, пальцы будут долго болеть! Но все равно ощущалось некое удовлетворение поутру наблюдать за реакцией людей до того, как мой акт вандализма закрасят»
С., 29 лет, художник, иллюстратор

Что по граффити в Узбекистане

В Узбекистане несанкционированные граффити — это нарушение закона. Можно понести наказание в виде штрафа в размере от 5 до 10 МРЗП или административный арест до 15 суток по статье 612 КАО «Умышленное уничтожение или повреждение имущества». В случае нанесения значительного или крупного ущерба можно понести наказание в виде штрафа в размере 50—100 МРЗП, общественных работ до 300—600 часов, исправительных работ до двух лет, ограничения или лишения свободы от одного до пяти лет по статье 173 Уголовного кодекса «Умышленное уничтожение или повреждение имущества».

                    Граффити на разрушенных стенах бывшей девятиэтажки, массив Строители (между Сергели и Куйлюком), 2017—2019 гг.

«Какая-нибудь грубая надпись или фигура, нанесенная на чистую стену, скажем, в центре города, где подобным непотребствам быть нельзя, способна встряхнуть, подарить яркие эмоции. По-моему, граффити у нас необходимо хотя бы потому, что это может служить хорошим противовесом общему консервативному настрою большой части населения»

С., 29 лет, художник, иллюстратор, Ташкент

«Я лично использую стрит-арт как сублимацию негодования по поводу абсурда, который стал настолько привычен, что никто его уже не замечает»
Андрей, 26 лет, художник, иллюстратор, дизайнер, Ташкент

«Мной двигало желание попробовать что-то новое, ну и адреналин, чувство, что ты делаешь что-то запрещенное, выходишь ночью и не знаешь, поймает ли тебя милиция или нет. Несколько раз задерживали, но через пару часов отпускали»
Степан, 33 года, художник, иллюстратор, Ташкент

«Стрит-арт изначально нес в себе протест против каких-то событий или же в целом против системы, но сейчас все перемешалось. Когда я начинал, всякое бывало: и убегал от милиции, и дрался. Но сейчас я занимаюсь легальным стрит-артом, и в основном это коммерческие проекты. На улице не рисую уже с 18 лет»
Михаил Пашков, 33 года, граффитист, дизайнер интерьеров, Ташкент

                        Роспись фасада коворкинг-центра ТЧК, 2014 г.

Но наивно полагать, что причина неразвитости граффити в Узбекистане и в частности в Ташкенте — это страх перед законом. Потому как даже в самых ярких городах Америки и Европы, столицах уличного искусства, законодательство также строго, а борьба с арт-нелегалами еще более ожесточенная.

Взять, к примеру, Бэнкси, самого известного современного граффитиста, получившего международную известность и музейное признание. И сегодня его росписи в Лондоне то закрашивают, называя вандализмом, то тщательно оберегают как шедевр. В этом весь парадокс и сложность творчества улиц. На вопрос, является ли обескураживающая надпись или нахальный рисунок всего лишь хулиганством или высоким искусством, объективно ответить сможет не хокимият, не городской житель, не самый знающий арт-критик, а только время.

                         Роспись на глиняной стене в разрушенной махалле «Караташ», Шайхантохурский район. Граффити является частью международного проекта «Время вперед». Изображен циферблат в виде лягана для плова. Сегодня стена застроена.

Главная движущая сила граффити-движения — воля художника и его стремление к самовыражению, его не волнуют нормы общественного порядка или законы частной собственности. Но порой акт креативной анархии превращается в знаковый образ эпохи или шедевр искусства. 

Так, западную сторону Берлинской стены в 80-х годах начали расписывать профессиональные художники и любители. Сегодня эти произведения— символы города, а самый крупный фрагмент стены носит название East Side Gallery, — это постоянная художественная галерея под открытым небом в берлинском районе Фридрихсхайн.

                                 Д. В. Врубель. Господи! Помоги мне выжить среди этой смертной любви (Братский поцелуй). 1990 г. Одно из самых известных граффити East Side Gallery, Берлин

«Стрит-арт многофункционален, как швейцарский нож. Через него можно выражать протест, формировать эстетически приятную среду или просто самовыражаться. В этом его огромная ценность» Андрей, 26 лет, художник, иллюстратор

Осознавая положительный потенциал искусства граффити, правительства стран пытаются обуздать движение, выделяя отдельные городские пространства для художников, поддерживая международные выставки и фестивали уличного искусства.

Бесчисленные попытки развивать и контролировать

2 февраля 2020 года Госкомтуризм опубликовал проект постановления президента «О мерах по дальнейшей диверсификации туристских услуг в Республике Узбекистан». В рамках проекта, названного «Уникальное уличное искусство», было предложено «украсить улицы, ведущие к туристическим объектам, граффити, выдержанными в национальном колорите».

Инициатива вроде бы позитивная, многие художники и городские жители встретили ее с воодушевлением, а СМИ радостно пестрили заголовками «В Узбекистане разрешили граффити». Но зная, что «национальный колорит» предполагает набор символов-клише (гранат, чапан, икат, старинная архитектура Самарканда и Бухары) для создания образа восточной сказки для туристов, можно понять, что оригинального контента, смелых, современных и уникальных проектов мы, скорее всего, не увидим.

                                                   Кибрай, роща возле Института ядерной физики

В октябре 2018 года в Ташкенте на торцевой стене бизнес-центра Grand на улице Шота Руставели появился мурал, выполненный художником из Украины Dima FATUM и куратором Марией Уваровой. Проект стал результатом арт-резиденции авторов в театре Марка Вайля «Ильхом», проекта «Арт-Платформа», при поддержке организации CEC Arts Link и хокимията Ташкента.

К сожалению, очень активно продвигавшийся проект получился неудачным с точки зрения формы и содержания. Слабая композиция, плоская и бедная по колориту, наряду с набором избитых «псевдовосточных» образов (дыня, гранат, девочка в косичках, одежда из XIX века, верблюд) в итоге дали ташкентскому фейсбук-сообществу очередной повод поспорить о «национальном».

Почему же художник из-за границы с серьезными интересными работами в портфолио, приезжая в Ташкент, создает здесь откровенно слабый продукт, словно копируя проходную иллюстрацию студента местного художественного вуза?

Авторы публично говорили о том, что сами не совсем довольны своей работой, объясняя это стремлением соблюсти политкорректность и бюрократическими трудностями в согласовании эскизов с городской администрацией.

«Следом за Dima FATUM планировалось привезти в Ташкент многих иностранных художников. Среди них были мои друзья и коллеги, которые, увидев эту работу и узнав, с какими бюрократическими трудностями сталкивались художники, передумали приезжать.

Я думаю, также на иностранных художников влияет определенный имидж Узбекистана: консерватизм, необходимость предоставлять эскизы и получать подтверждения, длительный процесс согласования тем и финансирования. Все это становится причиной либо отказа от работы в Ташкенте, либо формирует самоцензуру художников» Зилола Хамидова, иллюстратор и мультипликатор, создательница и админ Telegram-группы «Художники-полуночники»

Возможно, причина того, что администрация и городские власти выбирают более сложный путь, — заплатить большую сумму зарубежному, а не локальному стрит-автору, — не столько в восхищении перед всем иностранным, но в банальном понимании, что художник из другой страны не станет идти на открытый конфликт из дипломатического такта.

Можно утверждать, что среди местных художников уровень мастерства и художественного образования гораздо ниже, и никто не способен сделать хороший мурал, но это будет лукавством. Фестиваль Streetart Batle 2016 года был неплохой инициативой и показал срез очень разных стрит-артистов, среди которых были достойные по мастерству работы. Несмотря на то, что это событие также было одобрено администрацией города, все же спонсировали проект частные предприниматели, а местом проведения была территория лакокрасочного завода, отдаленная от центра города. Эти факторы позволили дать большую свободу художникам и получить в ответ небольшую галерею стрит-арт искусства.

               Коммерческое граффити для клипа лейбла BlackStar

«Я по большому счету не имею ничего против легализированного стрит-арта, когда художникам выдают метры стен, которые они могут красиво оформить, или даже дают заказы на большие муралы. Но так как я считаю стрит-арт и граффити больше андерграундным искусством, подобные инициативы воспринимаю как отведение загонов для девиантов,чтобы они не портили казенное имущество»

С., 29 лет, художник, иллюстратор

Летом 2018 года в Ташкенте сорвалась очередная попытка модернизации городской среды. Тогда на волне негодования общественности по поводу внедрения в городское пространство образцов китайского производства с Aliexpress Общественный совет при хокимияте Ташкента выдвинул инициативу: они готовы были поддержать предложения художников Ташкента по организации городского пространства, тогда строительная компания ParkentPlaza была готова профинансировать проекты. 

ЗилолаХамидова
Иллюстратор, мультипликатор, создательница и админ Telegram-группы «Художники-полуночники»:

Ко мне как к человеку, находящемуся внутри арт-сообщества, обратились с предложением скооперировать художников и предложить потенциальные проекты. Речь шла в большей степени о создании инсталляций и малых скульптурных форм.  Но также были готовы выслушать предложения по граффити.

Я организовала несколько встреч-обсуждений, но, откровенно говоря, идей от художников поступило немного, большинство из них были слабыми, также была проблема с подачей и презентацией проектов спонсорам. Поэтому я отказалась участвовать в этом, и все сошло на нет. Я искренне считаю, что, если бы поступили сильные идеи, качественно презентованные, мы бы смогли добиться финансирования и их реализации, особенно на волне общественного резонанса, который в тот момент случился.

Сейчас уровень многих художников, чьи работы были тогда незрелыми, стал выше, и мне иногда пишут художники с идеями. Но на данный момент эта тема перестала быть такой актуальной для потенциальных доноров».

Почему же художники, которые могли предоставить качественный продукт и профессионально презентовать свои идеи, даже не заинтересовались такой возможностью? Я думаю, и в этом я не одинока, дело в стабильном недоверии к власти, пессимизме по отношению к любым государственным инициативам. Ожидаемым бюрократии и цензу профессионалы предпочитают коммерческую деятельность или свободу анонимного, но нелегального творчества.

                                                           На стене Центрального Дома офицеров. Перед премьерой фильма «Железный человек», 2010 г.

В августе-сентябре 2019 года должен был пройти еще один фестиваль стрит-арта в Ташкенте, также при поддержке хокимията. Объявили прием заявок, но оказалось, что художники должны были расписывать не стены, а холсты большого размера, которые затем должны были быть подарены послам. Как бы там ни было, но и это мероприятие не реализовали.

Слабое развитие граффити-движения и стрит-арта в Узбекистане печалит далеко не всех. Многие жители города не хотели бы разбавлять пестрыми красками белоснежно-бежевый облик Ташкента. С этой позиции столица выглядит чистой и опрятной по сравнению с улицами Берлина, Нью-Йорка или Бразилии, утопающими в свидетельствах арт-вандализма.

                           Улицы Берлина, 2018 год

Есть же те, кто относится к граффити и стрит-арту положительно и предпочитает жить в ярком городе, полном разнообразного уличного искусства. Среди них как сами авторы, так и обычные жители, креативная молодежь. И многие искренне считают, что нынешний чистый от росписей Ташкент такой только из-за консерватизма властей и строгих законов. Но это не так. В любой стране мира граффитисты выходят на улицы не ради славы или денег, а только потому, что «Я» для них важнее «Мы».

Невозможно искусственно стимулировать внутреннюю свободу и потребность в самовыражении, которые и есть корень граффити-движения.

Не сможет арт-сообщество, привыкшее к десятилетиям цензуры, бюрократии, упадка системы художественного образования, по указу Госкомтуризма или хокимията быстренько организовать в нашем городе стрит-арт-культуру.

А может быть, нам этого не надо и у нас другой путь?

                           Граффити на зеркале. Зеркало было расколото через два дня после того, как авторы его повесили

                         Разрушенная девятиэтажка на массиве Строители (между Сергели и Куйлюком), 2017-2019 гг.

 

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://hook.report/2020/07/streetart/

09.07.2020 13:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Дамира Абаскановна Ниязалиева

Ниязалиева Дамира Абаскановна

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
8,7%

составляет уровень безработицы в столице Кыргызстана

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Август 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31