90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Посольство Таджикистана прекратило запись на вывозные чартеры. Как мигрантам вернуться домой?

Посольство Таджикистана прекратило запись на вывозные чартеры. Как мигрантам вернуться домой?

18 марта Россия закрыла границы из-за пандемии коронавируса. В стране оказались заперты многие тысячи мигрантов. В отличие от соседей по региону, Узбекистана и Киргизии, Таджикистан поначалу не торопился с возвращением своих граждан на родину. Посольство сосредоточилось на других «фронтах»: редкими чартерами вывозили из России грузы 200, а также своих мигрантов, попавших в ЦВСИГи (Центры временного содержания иностранных граждан), — об этих людях в пору карантина мало кто думал.- рассказывает "Фергана"

Спустя три месяца после закрытия российских границ, а именно 19 июня, Таджикистан все же объявил, что с 25 июня запускает чартерные рейсы и начинает формировать списки желающих вернуться на родину. Чтобы попасть в эти списки, людям надо было написать письмо на адрес электронной почты дипмиссии. Как и соседи по региону, Таджикистан заявил, что в первую очередь будут вывозить женщин с маленькими детьми, беременных, пожилых и тех, кто имеет серьезные заболевания.

Однако уже 1 июля посольство Таджикистана приостановило регистрацию граждан на вывозные рейсы из России, так как «число желающих вернуться на родину превышает количество мест на запланированных чартерах». Тем временем Росавиация продлила запрет на въезд иностранных граждан в Россию до конца июля.

Под сообщением посольства Таджикистана в Facebook о приостановке чартеров появились десятки комментариев от недовольных, которые не смогли улететь домой (стилистика оригинальных текстов в целом сохранена. — Прим. «Ферганы»).

«Хоть бы посодействовали без указки. Начали бы вывозить из России, и Россия сама бы вынужденно открыла границы. Знали, что сегодня продлят запрет до августа и не предупредили, а просто закрыли записи на рейсы. Побойтесь Бога, ведь очевидно, что вы не стараетесь».

«У меня сестра там застряла, у нее маленькая дочь в РТ, и ей нужно возвращаться на Родину. Как ей быть?»

«Что и следовало ожидать от посольства. А простым работягам не позволено лететь домой?»

Беременную тоже не взяли

Шухрату (имя изменено) из Душанбе 22 года. Он рассказал «Фергане», что на заработки в Москву в очередной раз приехал в декабре, работал на стройке. 12 марта к нему прилетел отец. На чужбине у отца возникли проблемы с желудком, работать он не мог — но и домой не вернулся, границы закрыли.

— Я понимал, что отправить отца на родину можно только через посольство, куда первый раз я съездил в конце мая, потом — 21 июня и третий раз — уже 30 июня, — рассказывает Шухрат. — Я три раза писал одно и то же заявление в свободной форме — о том, что у меня серьезно болен отец и его необходимо отправить на родину. Моему отцу 46 лет, и он три месяца не работает, потому что болеет. В больницу его не берут из-за отсутствия страхового полиса. Я предоставил копию паспорта и все медицинские справки. Три раза мне обещали перезвонить, но безрезультатно.

Согласно новостям, посольство заявляло, что эвакуировать на родину будут в первую очередь женщин и больных.

— Но в то же время по Сети гуляют ролики из аэропортов, на которых видно, что улетают молодые люди. Я найду на билет хоть 40 тысяч рублей, пусть только моего отца заберут на родину, — в отчаянии говорит молодой человек.

Трижды лично ходил в посольство и уроженец Памира 32-летний Алишер. Он три года живет в России с женой и ребенком, которому сейчас три с половиной года. Жена Алишера вернулась на родину еще в феврале, он сам планировал прилететь с ребенком в отпуск в марте. Но не успел.

— Закрыли границы, я лишился работы, — рассказывает Алишер. — Но почему-то наше посольство не организовывало чартеры. Когда вышла новость и начали запись на рейс, там было указано, что надо обращаться по электронной почте. Но я решил все уточнить и 20 июня сам поехал в посольство. Это была суббота, людей не было, я написал заявление, что мне надо вернуться на родину с маленьким ребенком, и приложил копии наших документов. Мне сказали, что пока записано 60 человек, и нас первым рейсом 25 июня отправят домой. Дали номер телефона и сказали ждать звонка — относительно покупки билетов.

Так как Алишеру никто не звонил, он сам стал звонить по указанному номеру. Однако там все время было занято.

— 25-го улетел первый чартер. На следующий день я снова поехал в посольство уже с сыном, мне сказали, что было много больных, поэтому нас отправят следующим рейсом 1 июля. Раз были больные, то, конечно, они должны были улететь первыми, подумал я. Мне сказали, что билеты будут стоить около 25 тысяч рублей, и снова обещали позвонить. Но дали уже другой номер, по которому я могу звонить сам. 1-го самолет снова улетел без нас, и я не знаю, почему нас не берут, — недоумевает Алишер.

Он до сих пор не понимает, как формируются списки, и не верит, что сможет попасть на самолет. Сейчас смотреть за ребенком ему помогают родственники, но им скоро выходить на работу, и он не знает, как поступить.

— Первый раз со мной в посольство ездила 28-летняя землячка на 7-м месяце беременности. Я-то ладно, но ведь и ее не забрали, — удивляется Алишер. — Еще неделя — и ей нельзя будет летать, что делать тогда? Она потом снова ходила в посольство 1 июля, и ей сказали, что не могут найти ее заявление, попросили написать еще раз.

Сначала туда, а потом обратно

Особенное возмущение в соцсетях вызвала история Мохиры Шафиевой. Она тоже не могла улететь на родину. Однако во время отправки чартера 1 июля сумела заснять на видео пассажиров, среди которых «почти не было больных, а лишь здоровые ребята». Ее историю подхватили оппозиционные СМИ, и спустя пару дней ей все-таки удалось вернуться домой.

Несколько более оптимистические истории «Фергане» рассказал активист Мухаммад Собиров, который оказывает помощь таджикским трудовым мигрантам. В частности, недавно ему удалось отправить домой трех человек.

— Ко мне за помощью обращаются попавшие в беду люди, — говорит Мухаммад. — Пару недель назад надо было вернуть на родину трех больных людей — двух женщин и мужчину, на которого упало дерево. Мужчине мы собрали на билет сами, а женщинам (билеты стоили по 24 800 рублей) частично помогли. Отправили данные людей в посольство, и их по одному забирали каждым чартером.

Активист также сообщил, что когда 2 июля он был в посольстве, там собралось много недовольных граждан, которые не могут попасть на чартеры. К ним лично выходил посол, люди кричали, но он тем не менее пытался всех успокоить.

По словам Мухаммада, после нескольких месяцев самоизоляции люди устали и очень хотят вернуться на родину.

— Их можно понять. Сейчас люди ждут второй волны вируса и снова карантина, поэтому те, кому нечего есть и кто не нашел работу, думают, что лучше переждать это время дома. Они надеются, что в любой момент смогут вернуться назад, но, по прогнозам, границы будут закрыты до конца года. У нас была женщина в петербургском ЦВСИГ «Красное село», которая умоляла отправить ее домой. Чартером 25 мая она вернулась на родину. Так теперь она снова звонит мне, говорит, что поменяет документы, лишь бы мы ей помогли прилететь обратно в Россию, так как в Таджикистане она сидит без работы, — говорит Мухаммад Собиров.

Пандемия пройдет

О том, как организуются чартеры, «Фергане» ответил Чрезвычайный и Полномочный Посол Таджикистана в России Имомуддин Сатторов.

— Почему Таджикистан, в отличие от соседей, сделал акцент на вывоз людей из ЦВСИГов и груза 200, но не запускал чартеры для обычных обывателей?

— Люди в ЦВСИГах находятся в более сложной ситуации, чем люди на свободе. Была угроза, что там они могут заболеть, и правительство решило их вывозить в первую очередь. Мы также вывозили тела погибших граждан, так как в первые месяцы после закрытия границ сделать это наземным транспортом было невозможно. Наших граждан из ЦВСИГов мы также отправляли российскими авиакомпаниями, которые летали в Таджикистан для вывоза граждан России. Всего из центров временного содержания иностранных граждан мы вывезли около 800 человек.

Вывозить обычных граждан не позволяла эпидемическая ситуация в Таджикистане и в России. Была вероятность, что если мы не будем соблюдать жесткий карантин, то не остановим распространение коронавируса. Когда пандемия пошла на спад, в июне по поручению президента были организованы первые чартеры. Ранее все прилетевшие в Таджикистан должны были пройти двухнедельный карантин, и мест не хватало. Сейчас ситуация улучшилась, прилетевших вывозят в санатории, где берут тесты, и в случае отрицательного результата отпускают домой.

— Почему спустя 11 дней после объявления о вывозных рейсах регистрация на чартеры была приостановлена?

— За эти дни число заявок превысило шесть тысяч, и мы поняли, что запланированные чартеры не позволят вывезти всех желающих. Мы не хотели давать людям ложную надежду. Сейчас мы отбираем тех, кто должен вернуться на родину в первую очередь, — это больные, беременные, матери с детьми, пожилые, студенты и люди, которые приехали в командировку. У наших граждан возникает недопонимание, когда на рейсах они видят здоровых людей. Мы объясняем, что среди приехавших [в Россию] не на заработки людей есть врачи, учителя и госслужащие, которым тоже надо вернуться на родину.

— Как происходит отбор пассажиров на рейсы?

— Это делает комиссия, в которую входят сотрудники посольства, представители различных министерств и ведомств (например Минтруда, МВД и таможни) и диаспор.

— Тем не менее в соцсетях много недовольных тем, как происходит отбор.

— Каждый человек, который пишет заявление, думает, что он попадает на чартер. Никто не хочет понять, что это нереально. До пандемии ежедневно в Таджикистан улетали 6-7 рейсов, шли поезда, машины и автобусы, а сейчас это один самолет в несколько дней. Каждый день я выхожу к стоящим у посольства людям, чтобы не только по бумагам, но и лично увидеть тех, кто хочет уехать, поэтому я хорошо знаю эту проблему.

Среди обращающихся очень много больных, тех, кто приехал на лечение. И нам вручную надо отобрать каждого человека. Мы делим людей на категории и потом из каждой отбираем определенное количество на рейсы. По-другому невозможно, это новая для всех практика, и мы работаем по ней. Затем нам надо обзвонить людей. Например, разрешение на прилет вывозного самолета 3 июля мы получили вечером 2-го. И мы ночью обзвонили более 200 человек, чтобы они на следующий день приехали в аэропорт, купили билеты и улетели.

— Кто эти люди, которых сейчас вывозят на родину? Можно ли сказать, что большинство из них — мигранты, лишившиеся работы?

— Трудовых мигрантов меньшинство. Большинство все-таки те, кто приехал не на заработки. Мы сразу объявили, кому будет отдано преимущество, поэтому к нам обращаются в основном эти люди. Это также члены семей мигрантов. Мигранты знают, что у них минимальные шансы попасть на чартеры. Но если мы откроем обычное авиасообщение, то, возможно, их будет немало. Дело еще в том, что сейчас людей пугают второй волной коронавируса, и у мигрантов появился страх, что они снова лишатся работы, заболеют — и не смогут вернуться на родину. Специалистам надо не пугать прогнозами, а объяснить реальную ситуацию.

— Возможны ли мошеннические схемы с билетами?

— Невозможны. Все билеты именные, человек может их купить только в аэропорту — если его фамилия есть в списке посольства. Кроме того, там рядом с сотрудником авиакомпании находится сотрудник консульства. Никакие места «для своих» авиакомпании не бронируют. Даже когда «Сомон эйр» надо было вывезти из Москвы находящегося на повышении квалификации сотрудника, они писали заявку нашей комиссии.

— Будет ли меняться стоимость билетов?

— Первоначально, когда нашим самолетам разрешали вывозить российских граждан [из Таджикистана], билеты стоили 24 800 рублей. Однако 2 июля нам не дали разрешения, и 3 июля самолет прилетел [в Москву] пустым, поэтому стоимость билетов выросла до 450 евро (по тогдашнему курсу — 36 200 рублей). Дальше все будет зависеть от того, будут ли самолеты заполнены в обе стороны или только в одну. Надо решить вопрос, чтобы и наши, и российские авиакомпании вывозили граждан обеих стран.

— Что будет дальше с чартерами?

— Мы подали заявку на их осуществление до конца июля, поэтому будет еще немало рейсов. Но, даже если мы будем летать раз в день, этого недостаточно. Решить вопрос с вывозом людей можно будет, лишь когда границы полностью откроются. Паниковать не стоит, мигранты России нужны, даже Владимир Путин об этом говорит. Пандемия пройдет, и надо будет восстанавливать экономику. Без человеческих ресурсов это будет невозможно, поэтому надо думать об облегчении передвижения людей хотя бы в рамках СНГ. Чартеры — это хорошо, но следующим шагом должно быть возобновление транспортного сообщения, чтобы дать людям возможность свободно передвигаться.

— Как вы можете прокомментировать историю Мохиры Шафиевой?

— Шафиева не попала первый раз на самолет по объективным причинам — у нее не хватило денег на билеты. Потом она начала снимать видео в аэропорту, которое подхватили оппозиционные СМИ. Но мы ее отправили не из-за этого, а потому, что она и так была в списках, но не смогла улететь. Дело в том, что она потом приходила в посольство. Я ее завел в зал, где работает комиссия, и показал нашу работу. «Вот несколько тысяч заявок от больных, беременных, пожилых», — сказал я ей. Когда она увидела стопку документов, где только беременных 600 человек, больных раком около 40 и еще сотни пожилых, она извинилась. Когда объявлялся очередной рейс, не все люди подтвердили участие. Мы спросили ее, может ли она прямо сейчас приехать в аэропорт, она согласилась и улетела.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://fergana.agency/articles/119881/

Показать все новости с: Владимиром Путиным

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Элмурат Абдувапович Обдунов

Обдунов Элмурат Абдувапович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

22 млн

достигнет численность трудоспособного населения Узбекистана в 2030 году

«

Октябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31