90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Переходим на темную сторону: почему Таджикистан ввел энерголимит

Переходим на темную сторону: почему Таджикистан ввел энерголимит

Таджикистан стремительно теряет ледники, а вместе с ними - воду и электричество. Спастись от климатических проблем едва ли удастся, а вот решить энергетический кризис еще можно. Но только сообща

Таджикиские власти объявили о режиме жесткой экономии электричества, впервые за три года громко заявив о проблеме энергопотребления.

Официальная причина достаточно очевидна, но от этого не менее тревожна - нехватка воды в горных реках и водоемах.

Правительство 28 июля сообщило, что в весенне-летний сезон 2020-го главные реки Таджикистана - Вахш и Пяндж - обмелели почти на 50%, из-за чего уровень в Нурекском водохранилище понизился на 17 метров. Если мерить кубометрами, это седьмая часть от общего объема - многовато за один сезон.

В итоге властям не только пришлось ввести жесткий лимит на потребление в стране, чего не случалось с 2017 года, но и свести на нет экспорт электричества соседям - в Узбекистан и Афганистан. А это уже прямой ущерб бюджету.

Текущий энергокризис - прямое следствие серьезных климатических изменений во всей Центральной Азии. Насколько серьезными окажутся проблемы для стран региона и можно ли их предотвратить, Sputnik Таджикистан узнал у местных и зарубежных ученых.

Безлимитное электричество

Что касается конкретно Таджикистана, то проблемы с электричеством - головная боль республики с самого момента получения независимости.

После кровопролитной гражданской войны 1992-1997 годов множество объектов энергетической инфраструктуры оказались разрушены, а средств на восстановление у страны, едва пережившей братоубийственный кризис, попросту не было.

Хотя к середине 2000-х большую часть ЛЭП и основные агрегаты главных ГЭС удалось восстановить, сезонные отключения электричества стали привычной реальностью для населения Таджикистана. В зимний период, когда энергодефицит ощущался особенно остро, люди привыкли, что надо полагаться не на лампочку и плиту, а на фонарик и дрова.

Собственно, бесперебойное обеспечение электричеством и стало одним из ключевых направлений внутренней политики таджикских властей. Добиться этой цели удалось совсем недавно, в 2017-м, когда президент Эмомали Рахмон объявил о полном снятии энергетического лимита в республике. Народ получил долгожданную возможность жечь киловатты хоть сутки на пролет.

Но главным энергетическим проектом, ради которого правительству пришлось залезть в кредиты, стала Рогунская ГЭС. Запуск Рогуна два года назад должен был не только гарантировать бесперебойное обеспечение страны электричеством, но и помочь рассчитаться с долгами за счет экспорта электроэнергии.

Но, увы, сейчас потенциал всех гидроэнергетических объектов Таджикистана, в том числе и Рогуна, оказывается под угрозой из-за климатических изменений.

Между засухой и наводнением

"Ледники сокращаются по всему миру, а их сток уменьшается и, разумеется, там, где питание водохранилищ зависит от ледника - что типично для Центральной Азии - обмеление горных рек незамедлительно сказывается на энергетике", - объяснил Сергей Семёнов, директор Института глобального климата и экологии.

Подобная ситуация возникла не вдруг. Согласно последним данным Агентства по гидрометеорологии Таджикистана, за 30 лет из 14 тысяч ледников, имеющих жизненно важное значение для всего региона, исчезло не менее тысячи. Темпы сокращения объема ледников составляют от 0,2 до 1% в год и понемногу увеличиваются.

"Ледник отступает, он становится все выше. Представьте себе огромную ленту, которая спускается с вершины в долину. И летом эта лента отступает, скажем, на 20-30 метров. И так каждый год", - пояснил Sputnik Таджикистан эксперт-гляциолог из Института географии РАН Николай Осокин.

В итоге Таджикистан и Кыргызстан (также столкнувшийся с последствиями изменения климата) вынуждены весной бороться с селевыми потоками и оползнями, а в летний сезон - с маловодьем.

Прогнозы довольно пессимистичны. По данным межгосударственной водохозяйственной комиссии Центральной Азии, обеспеченность водой в регионе к 2040 году может снизиться почти на 25% - до 1,5 тысячи кубометров в год на человека. И если Таджикистан обеспокоен нехваткой электричества, то его соседям по региону впору бить в набат из-за нешуточной угрозы засухи.

динственная хорошая новость в том, что этот процесс цикличен, а таяние ледяных шапок, если верить наблюдениям таджикских климатологов, не всегда проходит одинаково интенсивно.

"На данный момент нам удалось выяснить, что нет единой тенденции на всей территории республики. Так, на восточном Памире ледники фактически находятся в стабильном состоянии, в центральной части даже появляются новые, а вот в зоне верховья рек Кофарнихон и Варзоб идет их мощнейшая деградация", - отметил директор Центра по изучению ледников Абдулхамид Каюмов.

Недоступное солнце Таджикистана

Следует признать, что самостоятельно преодолеть водный кризис страны Центрально-Азиатского региона не смогут - для этого нужны совместные усилия вообще всех мировых промышленных держав и развивающихся стран, но, как показывает печальный опыт последних 23 лет, с момента подписания Киотского протокола, толку от подобной кооперации нет.

Зато Таджикистану и его соседям по силам решить проблему нехватки электроэнергии.

Первым и наиболее очевидным решением для южных теплых краев является использование альтернативной энергетики, а конкретно - солнечных батарей.

Таким путем пошел Узбекистан, начавший на государственном уровне продвигать солярные технологии. 

Так, власти республики в этом году решили компенсировать физлицам треть расходов на приобретение при установке в домах солнечных фотоэлектрических станций и солнечных водонагревателей.

Более того, если граждане используют только возобновляемые источники энергии, полностью отключаясь от действующих сетей энергоресурсов, их освобождают от налога на имущество и земельного налога сроком на три года.

По мнению ведущего специалиста Института теплофизики СО РАН, академика Сергея Алексеенко, в удаленных горных селениях Таджикистана подобные батареи смогли бы почти полностью решить проблему с энергодефицитом.

"Их окупаемость в солнечной Южной Европе достигает одного года. И это феноменально мало, потому что стандартно для большой энергетики этот период составляет около 10 лет. А в Таджикистане ведь очень много мест, где солнце может быть единственным источником энергии. Там это просто необходимо", - отметил академик.

Но в Таджикистане, увы, пока нет массового спроса на подобную технологию в частном секторе, а у государства нет ни четкой стратегии перехода на солнечную энергетику, ни средств для ее масштабного внедрения по примеру Узбекистана.

Договоримся по-соседски

Получается парадоксальная ситуация - страна - лидер региона по использованию возобновляемой энергетики в случае незначительных температурных колебаний не может полноценно обеспечивать население электричеством.  

Однако в кризисном положении оказываются и Кыргызстан, и Узбекистан с Казахстаном, где население больше пугает перспектива остаться не только без электричества, но и без воды. А потому власти республик Центральной Азии в последние годы пришли к пониманию - спасение только в единстве.

"Решить проблему можно либо радикальными мерами - что и делает Таджикистан, вводя энерголимит, либо кооперируясь и восстанавливая общий энергетический контур для региона. И нужны не краткосрочные меры, которые лишь ненадолго отсрочат наступление кризиса, а многолетняя стратегия в рамках континента. Звучит несколько претенциозно, но на деле динамика периодов засухи такова, что через полвека дефицит воды в регионе может стать постоянным для всех", - полагает руководитель отдела Средней Азии Института стран СНГ Андрей Грозин.

К идее создания единого энергокольца (проекту еще советских времен) вернулись еще в 2017-м, на саммите глав энергетических ведомств центральноазиатских стран в Астане.

И хотя глава "Барки точик" Мирзо Исмоилзода после подписания соглашений заявлял, что энергокольцо можно будет восстановить буквально за пару лет, глобальную единую систему в рамках региона выстроить пока не удалось.

Зато есть отдельные частные успешные решения - результат сотрудничества двух стран. Так, в 2018-м Душанбе и Ташкент договорились о совместном использовании, охране и эксплуатации Фархадской ГЭС, а сейчас Таджикистан и Узбекистан обсуждают проект строительства ГЭС в бассейне реки Зарафшан, которая позволит вырабатывать 1400 миллионов киловатт-час для нужд Узбекистана.

И если природа не преподнесет региону малоприятных климатических сюрпризов, большинство стран ЦА все-таки смогут сделать так, чтобы работающая лампочка не была предметом роскоши.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Эмомали Рахмоном , Андреем Грозиным

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Сергей Юрьевич  Глазьев

Глазьев Сергей Юрьевич

Советник Президента Российской Федерации

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

815,9 тыс. детей

родились в Узбекистане в 2019 году

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Август 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31