90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Кыргызстан. О невзрачном политическом поле. Откровенное интервью с аналитиком о парламентских выборах

11.08.2020 09:00

Политика

Кыргызстан. О невзрачном политическом поле. Откровенное интервью с аналитиком о парламентских выборах

4 октября в Кыргызстане пройдут парламентские выборы в условиях, когда эпидемиологическая ситуация не стабильна, а среди фаворитов выборов партии, чьи списки избирателей не знают, а логотипы еще не запомнили. О том, что неожиданного может быть на выборах и какие они несут в себе риски, Kaktus.media поговорил с аналитиком Калнуром Ормушевым.

- "Биримдик" и "Мекеним Кыргызстан" называют фаворитами выборной гонки. Но они во многом уязвимы. В чем, на ваш взгляд?

- Партии "Биримдик", "Мекеним Кыргызстан" и "Кыргызстан" в различных соотношениях суммарно лучше других, на мой взгляд, обеспечены финансовыми, административными, политическими и электоральными ресурсами. Но несмотря на эти преимущества, не могу однозначно утверждать, что эти партии станут безусловными лидерами предстоящей выборной схватки.

Основную проблему партии "Биримдик" вижу в том, что она весьма прочно утвердилась в сознании наших сограждан как "партия власти". Вследствие этого ей предстоит отторжение электората, подобное тому, которое испытала партия "Алга, Кыргызстан" в 2005 году.

Эта аллергия электората усугубится тем, что "Биримдик" составили весьма бледные, неузнаваемые, скучные личности. Как говорится, собрались там никто и зовут их никак.

С "Мекеним Кыргызстан" ситуация еще интереснее. По сообщениям в СМИ, соцсетях, разговорам в народе, ее финансовой базой являются огромные деньги, принадлежащие Райымбеку Матраимову, не бизнесмену, а бывшему государственному служащему, с юности посвятившему 20 лет своей жизни работе только в таможенных органах. Одна, но пламенная страсть! Мне, отдавшему госслужбе срок, намного превышающий стаж этого, по сравнению со мной, молодого человека (ему нет и 50), как и многим кыргызстанцам, конечно, хотелось бы получить разъяснения, как это ему удалось.

Могу предположить, что многие будут воспринимать эту партию как организацию коррупционеров, пытающихся убедить нас, что мы ошибаемся в своих подозрениях и на самом деле они честные и благородные, а не лицемерные проходимцы, стремящиеся пролезть во власть, чтобы расширить, усилить свои возможности, увеличить свои богатства посредством своего ноу-хау по использованию возможностей таможенной и других сфер госслужбы. И такое мнение может укорениться, несмотря на то что Матраимова в списке кандидатов нет, финансирование им этой партии не доказано, уголовных дел ни на нем, ни на других кандидатах нет.

У "Мекеним Кыргызстан" видится и другая проблема. Матраимов и его братья не раз заявляли, какие они могущественные, влиятельные - креативно, по-современному - в СМИ, в сетях, на YouTube и традиционно - посредством проведения различных тоев, соревнований, юбилеев.

Среди запоминающихся таких демонстраций - вызов братьев экс-президенту Алмазбеку Атамбаеву, тоже любившему показать, какой он богатый, какие у него влиятельные друзья. На сегодня итоги противостояния экс-президента и экс-таможенника, этих новокыргызских титанов, таковы: один ожидает результатов судебных решений, а другой готовится встретить решение избирателей.

Мне кажется, что Матраимовы если и читали Марио Пьюзо, то, видимо, не слишком внимательно и вдумчиво. Теперь эта несокрытая мощь клана вынуждает консолидироваться против их пришествия на политический олимп других отечественных сильных мира сего. Во главе этого фронта сопротивления, по логике, должна встать вся президентская рать, ибо амбиции этих владельцев газет и журналистов, спортклубов и спортсменов, юристов и троллей, и даже, поговаривают, чиновников, милиционеров, таможенников, а теперь вот скоро и депутатов, явно не ограничатся взятием парламентских высот (подчеркнем, что влияние Матраимовых на все вышеперечисленные категории не доказано. - Прим. Kaktus.media).

Кроме того, политики, общественные деятели, журналисты, представители ряда других социально-политических слоев, которые побрезгуют гонорарами из фонда Матраимовых, очевидно, также скажут свое слово во имя очищения нашего общества. Помните цитату Джорджа Оруэлла: "Люди, которые голосуют за... воров, предателей и мошенников, не являются их жертвами. Они соучастники"?

Таким образом, полагаю, власть не сможет и не будет открыто поддерживать партию, которая ассоциируется с этим кланом, а в закулисье, скорее всего, будет стараться избавиться от них или хотя бы ослабить.

Как это ни прискорбно, но на выборах всплывает проблема регионализма. И, пожалуй, общей проблемой обеих партий, представляющих, прежде всего, южные политические и бизнес-круги, может стать отторжение электората на севере страны.

- У нас ощущение, что власти опасаются растущего влияния семьи Матраимова. И пытаются реализовать стратегии как-то по-восточному, как в турецких сериалах. На ваш взгляд, это так? Если да, то власти будет выгодно создавать коалицию, чтобы ослабить влияние Матраимовых?

- Клан работает не только напористо, но и грамотно. Значит, аффилированные ими депутаты будут находиться в разных партиях. Учитывая нравы нашего времени и облико морале среднестатистического кыргызстанского депутата, полагаю, клан посредством финансовых ресурсов своего фонда (который, как они сами сообщали, весьма активно пополняют щедрые друзья), а также известную силовую составляющую клана, сумеют прибавить к нескольким десяткам депутатов своей команды голоса членов других фракций парламента и сумеют избрать/назначить своего спикера, премьера, еще кого-то.

Сегодня правительство сосредоточилось на борьбе с коронавирусом и упускает работу по ряду других, не менее важных направлений, в том числе по обеспечению продовольственной, энергетической безопасности, не находит эффективного решения обостряющихся экономических и финансовых проблем. Как раз после выборов эти упущения выльются в обострение социально-политической ситуации.

Вполне реалистичными видятся сценарии:

1. Назначается сильный премьер-министр с достаточной поддержкой депутатского корпуса. Кыргызстан становится полномерной парламентской республикой с "канцлером" и декоративным президентом.

3. Импичмент за трагические провалы в работе по борьбе с пандемией (по этому поводу уже раздаются претензии и требования), за неудовлетворительную подготовку к осенне-зимнему периоду и еще за что-нибудь. В этом случае во главе государства становится спикер.

Остается внимательно посмотреть на фотографии с нашумевшего турнира по футболу и волейболу, проведенного Фондом им. Исмаила Матраимова в честь памяти самого Исмаила Матраимова, а также (!) 74-летия Победы в Великой Отечественной войне, и мы увидим на них не только действующего премьера и спикера, но и тех, кого как бы намечают на эти должности после предстоящей победоносной избирательной кампании.

Поэтому если планы семьи будут реализованы, то действующей власти не помогут никакие коалиции. А коли эти угрозы лишь плод нездорового воображения, а не результаты анализа, то и слава Богу!

Воображаемой или действительно существующей стратагеме "Мекеним Кыргызстана" может быть противопоставлена восточная тактика, сформулированная Мао Цзэдуном так: "Мудрая обезьяна сидит на горе и наблюдает, как в долине дерутся два тигра".

Рискну допустить, что противником этого "прайда" может стать "Бир Бол" во главе с Алтынбеком Сулаймановым. Клан и Сулайманов представляют разные районы одной области. Его жизненный путь наводит на мысль, что между ним и Матраимовым могут быть противоречия, обиды, из-за которых в случае прохождения "Мекеним Кыргызстан" в парламент у Сулайманова может осложниться положение (напоминаем, что редакция не располагает документальными доказательствами того, что Матраимов финансирует "Мекеним Кыргызстан". - Прим. Kaktus.media).

Если Сулайманов почувствует поддержку власти, то, конечно, решимости ему не занимать. Ну а власть, очевидно, не должна отказаться от возможности таскать каштаны из огня руками бирболовцев.

Тем более что после такой битвы "Бир Бол" и ее лидер могут позиционировать себя как борцы с теми, кто наживает богатства неправедным путем.

- В кулуарах, конечно, говорят о том, что "Биримдик" - это партия власти, что за ней стоит брат президента Асылбек Жээнбеков, что в списках будет много депутатов нынешнего созыва и бывших чиновников. А вы допускаете, что Жээнбеков не пойдет на выборы или пойдет от другой партии?

- Вполне допускаю. С учетом нравов, воцарившихся в современной политике Кыргызстана и, прежде всего, рисков, о которых я только что высказался, лучше отслеживать и влиять на жизнь парламента лично и изнутри, а не со стороны.

От какой партии он может пойти на выборы, конечно, мне неизвестно. Но некие предположения вызывает факт, что в ошском подразделении партии "Кыргызстан" партбилет №2 уже выдан, а вот №1 придерживается. Для кого?

- В период между выборами в обществе и политике постоянно говорят о том, что надо отходить от регионализма. Но как дело доходит до реальных выборов и работы на местах, политики все равно делятся по региональному признаку и работают в определенных районах. К сожалению, партии делают упор на это, а не на профессионализме, программах и стратегиях будущего. Учитывая, что Темир Сариев ушел из коалиции с "Ата-Мекеном", вокруг кого будут объединяться северные элиты? Остается только Канат Исаев?

- Партии работают с избирателями, населением, исходя из того что привлекать голоса электората возможно, учитывая и удовлетворяя интересы соответствующего социального слоя, которые зависят от региональных, национальных, профессиональных, иных особенностей.

Поэтому можно сколько угодно говорить о необходимости отхода от регионализма, об единстве народа, но пока существуют региональные и иные социальные различия, политики, борющиеся за голоса избирателей, будут работать, чтобы заинтересовать и получить симпатии, голоса соответствующего социального, профессионального или регионального массива электората, в том числе разделяя, чтобы властвовать.

Поэтому действительно выход Сариева из коалиции, сформированной на базе "Ата-Мекена", делает этот блок как бы ориентированным на юг стран. А в том краю охотникам за голосами избирателей и без них тесно.

"Ата-Мекен", конечно, известная и авторитетная партия не только среди оппозиционных, но и во всем списке участников парламентских выборов. Но, увы, это вовсе не значит, что известность и опыт позволят ей пройти в парламент.

Как я и предполагал, ребрендинг "Ата-Мекена" оказался еще менее удачным, чем обновленный фасад "Бир Бола". Качественно нынешний состав этих партий существенно уступает образцу 2015 года, а ведь и тот оказался далеко не безупречным.

Уход Сариева означает, что в составе этой партии остались лишь те, кто до сего дня, кто-то более и дольше, кто-то менее, демонстрировал лишь умение говорить - громко, эпатажно, хайпуя. В нынешнем "Ата-Мекене" нет, по крайней мере в лидирующей десятке, кого-либо, кто на деле доказал, что умеет не только критиковать, разрушать, но и работать, созидать.

Кроме того, потеря Сариева с определенным авторитетом в российских политических кругах, внесшего серьезный вклад в процесс вхождения Кыргызстана в ЕАЭС, разбалансирует геополитическую составляющую "Ата-Мекена", с ее прозападным составом и репутацией.

Партия становится уязвимой для атак соперников, у которых появляется возможность натравить на "Ата-Мекен" гнев северных трайбалистов, а также кыргызстанцев, ориентирующихся не только политически, а по роду своей деятельности, или культурно, ментально, на Россию. Таких много, если даже не считать мигрантов. Даже те из них, кто до сего дня относился к Сариеву весьма равнодушно или вовсе не знал о нем, теперь вскипит гневом праведным, что политического тяжеловеса отвергли.

В этой ситуации Канат Исаев имеет все шансы занять то место, к которому он давно примеривается. Он может стать лидирующим политиком северных элит.

На фоне партий, которые избирателям видятся как партии юга, шансы "Кыргызстана" могут стать более предпочтительными. Благодаря своим лидерам у нее есть возможность позиционироваться как партия, представляющая интересы северного электората.

Поэтому в то время, как все до этого перечисленные партии будут бороться за голоса юга страны, "Кыргызстан" имеет, конечно, не монополию, но определенное преимущество.

- Есть очень узнаваемые партии (например, "Республика", СДПК, "Ата-Мекен"), при этом если не говорить о политиках и тех, кто интересуется политикой, то люди не знают до сих пор, кто какую партии представляет, кто будет в топ-20 списка, люди не запомнили даже логотипы партий. В целом, на наш взгляд, выборное поле довольно безликое. Вокруг каких политиков (не партий, а именно личностей) могли бы объединиться и кто мог бы быть привлекательным для электората?

- Здесь я вижу одну недоработку наших политиков, обусловленную, полагаю, тем, что они не очень штудировали марксизм. Как правило, они стремятся завоевать сердца и умы всех кыргызстанцев. Между тем мы ведь разные, интересы у нас разные, обусловленные, как уже отмечал, нашими профессиональными, национальными, религиозными, региональными и иными особенностями.

В этом отношении, конечно, более других продвинулись Текебаев, Мадумаров, много-много лет, уже традиционно и профессионально, работающие с протестным электоратом. Эту, достаточно продуктивную для кыргызского политического поля ниву облюбовал и Жанар Акаев. В этом направлении политической деятельности ему тоже светит политическая судьба вечного оппозиционера, который много и красиво говорит, но мало что делает для улучшения жизни людей.

Если бы не безвременная кончина, весьма ярким политиком мог бы стать Чубак Жалилов, который, кажется, в Кыргызстане первым попытался освоить электорат, настроенный на исламские ценности.

В отличие от них, получивших известность благодаря ораторскому искусству, рейтинги Талатбека Масадыкова и Улугбека Кочкорова отражают новую потребность кыргызстанцев, начавших осознавать, что профессионализм, осознание ответственности перед страной и народом, понимание, какие вызовы и угрозы стоят перед нами, важнее и нужнее речей, какими бы яркими и острыми они не были.

- Перед каждыми выборами, парламентскими или президентскими, говорят о влиянии России, о том, что наши политики пытаются найти там поддержку. Вам не кажется, что российские власти никого не будут поддерживать?

- Российским властям нет необходимости поддерживать какого-то отдельного политика, пока действующая власть не уходит с российского фарватера, как это попытался сделать и за что поплатились Курманбек Бакиев и его команда.

В то же время российские власти достаточно внимательно отслеживают политические интересы, склонности наших политиков, держат их в зоне внимания и влияния. Но поскольку и власть, и народ Кыргызстана прекрасно осознают влияние, возможности каждого крупного и регионального геополитического игрока, и роль среди них России, то наши политики и без российской инициативы сами ищут выходы и подходы к одной из знаменитых площадей России: Красной, Старой или хотя бы к Лубянке либо Смоленской.

Чтобы не ограничиваться теоретизированием, позволю себе конспирологическую версию.

Не будем исключать, что за день-два до циковского дедлайна, когда уже не будет времени на организацию уголовного преследования, выскочит, как черт из табакерки, во главе своей "Республики" Омурбек Бабанов, и тогда, как говаривал Суворов: "Удивил - победил!"

Но и у "Республики" достаточно проблем. Возможно, самая серьезная - это то, что Бабанов, участвуя в президентских выборах 2017 года, не показал себя стойким политическим бойцом и надежным соратником.

- По поводу альянса "Замандаш"-"Эмгек"-НДПК. Официально партии об объединении не говорят, но насколько нам известно, какой-то меморандум все-таки подписали или согласовали. Кажется, у этой коалиции не самые высокие шансы, чтобы попасть в парламент. Но многое может измениться, если эти партии объединятся с более проходными партиями или кому-то будет нужно, чтобы они были в ЖК, например, как центристская какая-то партия.

- Теоретически, конечно, это возможно. Но там не видно политиков, способных организовать такой блок и провести с ним избирательную кампанию. Фиаско с "Ата-Мекеном" вновь подтвердило, что для такого объединения требуется некий необходимый уровень консолидированности интересов объединяющихся политиков и достаточно высокий уровень менеджеров, организующих стыковку, подгонку и продвижение в нужном направлении разношерстных политиков.

- Насколько реально объединение оппозиции? В каком альянсе такое объединение стало бы проходным?

- Оппозиция к действующей власти объединяется либо по внутренним причинам, когда власть "достала" основную часть народа, либо когда влиятельный, сильный внешний игрок своими политическими, информационными, финансовыми ресурсами организует движение против неугодного правительства.

На сегодня внутри страны нет такого высокого уровня активного недовольства народных масс действующей властью. Однако это обусловлено не успешной деятельностью наших госорганов, а, прежде всего, потому, что люди ощутили, что каждая победа оппозиционных сил приводит на кыргызский политический олимп руководителей, которые не лучше, если не хуже, предшествующих.

Что касается внешнего влияния, то, как я уже писал не раз, поскольку сегодня у основных игроков нашего регионального поля и своих проблем хватает, в Кыргызстане им важнее всего сохранение стабильности.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

11.08.2020 09:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
520 328

граждан Кыргызстана находятся на территории России

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Сентябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30