90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Оправдана ли выбранная модель дистанционного обучения в Кыргызстане?

18.08.2020 13:30

Общество

Оправдана ли выбранная модель дистанционного обучения в Кыргызстане?

«Смешанное обучение (blended learning), позволяющее использовать применяемые сейчас формы дистанционного образования во взаимодействии с традиционными инструментами, может стать перспективным решением поиска оптимальной модели обучения», – отмечает эксперт Екатерина Касымова в статье, написанной специально для CABAR.asia

По данным ЮНИСЕФ в конце марта 2020 г. более 1,2 млрд. школьников в 161 стране мира не посещали учебные заведения, в их числе 1 млн. 100 тысяч школьников в Кыргызстане (почти 20% населения). В стране, из-за ситуации с коронавирусом, к 20 марта 2020 года все учебные заведения Кыргызстана, включая школы, детские сады и университеты были закрыты на карантин. Детские сады возобновили свою работу только 5 июня 2020 года, спустя почти 2,5 месяца, в то время как учащиеся школ, и студенты до сих пор не приступили к очным занятиям.  

В недавно опубликованном ЮНИСЕФ «Глобальном информационном бюллетене по образованию во время COVID-19» Кыргызстан вошел в число стран, которым удалось достичь значительного «прогресса в доступе к дистанционному обучению». Кыргызстанским школьникам был предоставлен доступ к удаленному образованию через «онлайн-платформы, три национальных телеканала и два приложения для сетей мобильной связи бесплатно». 

Интернет же полнится постами и блогами родителей с жалобами на такую систему обучения. Они утверждают, что по техническим причинам учебный процесс сложно продолжать, учителя медленно перестраиваются, а чиновники недостаточно ответственно подошли к ситуации.

Справедливости ради, необходимо отметить, что образовательная система Кыргызстана столкнулась с беспрецедентным вызовом – осуществлять свои функции в ситуации, когда проверенную веками образовательную модель – классно-урочную систему нельзя использовать. Пандемия послужила своеобразным стресс-тестом и остро встал вопрос «цифрового неравенства», напомнив об отсутствии девайсов и интернет связи у школьников из малоимущих семей. С учетом всех этих факторов, а также экстренных условий в момент принятия решения, выбранная министерством образования КР стратегия стала «меньшим злом» из возможных. Абсолютному большинству кыргызстанских школьников удалось закончить учебный год в каком- то виде.

Но насколько может быть оправдана такая стратегия, сможет ли такая модель обучения обеспечить хорошие образовательные результаты и реализацию всех функций системы образования? Ответы на эти вопросы становятся особенно актуальными, когда все понимают, что первую четверть нового учебного года придется начать, не возвращаясь в школу.

Продолжить учебный процесс любой ценой

У отечественной системы массового образования было три возможных сценария действий: первый вариант – продолжить образовательный процесс, несмотря на эпидемию, второй вариант – приостановить очное обучение полностью, школьники расходятся по домам до улучшения ситуации, третий вариант, который является более продвинутой версией второй стратегии, начать показ телеуроков по национальному телевидению.

Мы пошли по третьему пути. В трехнедельный период министерство образования и науки КР подготовило видеоуроки и с 8 марта началась их трансляция по трем национальным каналам «Баластан», «Илим Билим», «Санат». Кроме телеуроков, дополнительный учебный материал, в том числе электронные учебники, был размещен на онлайн – платформе «Образовательные ресурсы Кыргызстана» (oku.edu.gov.kg). Также все эти материалы были доступны к использованию в мобильном приложении «МЕГА 24». Недавно также был запущен проект от Global Shapers под названием «Мугалим» (учитель) с целью бесплатного обучения местных учителей пользоваться онлайн-инструментами и проводить онлайн-обучение.

Что касается учебных заведений, то у них в распоряжении было чуть больше трех недель для перевода всего образовательного процесса на другие рельсы. Учителям и детям пришлось немедленно осваивать новые формы обучения и взаимодействия.  По замыслу министерства образования дистанционный формат образования предполагал не просто просмотр телеурока, от учителя требовалось подобрать к нему домашние задания и осуществить их проверку, а в случае необходимости – дать расширенное пояснение и ответы на уточняющие вопросы.

Воплотить замысел удалось далеко не в полном объеме. Из-за проблем со связью, а зачастую и отсутствия ноутбуков у учителей, большинство из них продолжили пользоваться «нецифровыми методами обучения». Задания высылались в основном в мессенджер родителям, а они в свою очередь отправляли фото рабочей тетради. Такой способ ведения «дистантной» работы очень усложнил жизнь и тем, и другим.

Проверить фото выполненных работ оказалось намного сложнее, чем стопку тетрадей на столе.

К тому же многие учителя оказались не готовы полностью уйти в онлайн. С учетом того, что средний возраст учителя в Кыргызстане составляет 50-60 лет, многие из них не владеют информационными технологиями. Для них переход на дистанционную форму обучения стал настоящим вызовом.

Отсутствие нужной техники на каждого школьника и надежного выхода в сеть стало серьезной проблемой для многих семей в Кыргызстане. В подавляющем большинстве семьи обходились одним смартфоном на всех детей. А расписание трансляции телеуроков не учитывало одновременное обучение нескольких учеников из одной семьи. Уроки для начальной и старшей школы начинались в одно и то же время, но по разным каналам. Как быть, когда телевизор в доме один?

С телеуроками тоже возникли некоторые проблемы. Продолжительность урока составила 20 минут, а содержание урока свелось к трансляции выжимки основных материалов по каждой теме. Ввиду ограниченности во времени темп объяснения новой темы был настолько высокий, что учащиеся по другую сторону экрана просто не успевали что-то записать.

Онлайн онлайну рознь, но проблемы одни

В целом по стране переход на дистанционную форму обучения происходил очень по-разному. Если говорить о школьном образовании, то можно выделить две противоположные модели. Первая модель более типична для частных и ведущих государственных школ, когда предметы основного блока удалось перевести в формат «живых» уроков-конференций посредством Skype, Zoom. А изучение предметов второстепенного значения компенсировали за счет самостоятельной работы, которая направлялась и контролировалась школой. 

Опыт муниципальных общеобразовательных учреждений сводился к тому, что весь «онлайн» свелся к просмотру телеуроков и отправке по WhatsApp домашней работы учителю. Несмотря на такой разный опыт удаленного обучения, педагоги единодушны в одном – сложнее всего объяснить в «онлайне» новый материал, т.к. очень непросто удержать внимание учеников во время трансляции. Особенно тяжело пришлось учителям начальной школы. В силу психофизиологических особенностей младших школьников им необходимо постоянно двигаться. Поддерживать вовлеченность учащихся начальной школы во время онлайн урока оказалось намного сложнее, чем в классе из-за ограниченности образовательных инструментов.   

Вопрос самодисциплины и мотивации учащихся остро встал в период дистанционного обучения. На обычных уроках велика роль учителя: он помогает детям спланировать работу и организовать себя. В «дистанте», контроль со стороны учителя снижен, ученик может пропустить урок, сославшись на плохую связь, или отключив видео во время онлайн-конференции, заниматься своими делами. Также трудно дается контроль и проверка пройденного материала.

Невозможно проследить какие задания дети выполняют самостоятельно, а какие при помощи родителей.

И даже во время «живого» онлайн урока объективно оценить готовность ученика сложно, так как учителю чаще всего приходится общаться с детьми без визуального контакта. Вместе с тем, если учащийся действительно заинтересован в высоком качестве получаемого образования, то онлайн обучение не ограничивает его в получении знаний. Напрашивается вывод, что данная система обучения больше подходит мотивированным и дисциплинированным детям, а таких, как известно, меньшинство в классе. Остальные могут остаться «за бортом» и не получить даже тот минимум знаний, который предлагается онлайн обучением.

Отсутствие позитивной социализации и воспитания также можно отнести к недостаткам дистанционного образования. Классно-урочная система обучения, предложенная чешским педагогом Яном Амосом Коменским еще в XVII веке, выполняет не только образовательные функции. Важнейшей задачей является привитие социальных и культурных норм подрастающему поколению, развитие коммуникационных навыков. Психологами и педагогами уже давно замечен парадокс виртуального общения: подрастающее поколение научилось прекрасно общаться в виртуальной среде, но применить эти навыки в реальном общении не может.

При дистанционном образовании крайне сложно приобрести навыки личностной коммуникации, публичных выступлений и работы в команде.

 Длительное нахождение перед экраном без возможности реального общения может привести к замкнутости, закомплексованности и страху общения с незнакомой аудиторией. 

Вместе с тем, нагрузка на родителей выросла колоссально. Есть определенные плюсы в том, что родителям пришлось стать активными участниками образовательного процесса, но в большинстве случаев это было проблемой, т.к. многие из них продолжали работать удаленно или вне дома. И опять больше всего дистанционное обучение ударило по родителям младших школьников. На их плечи легли не только вопросы контроля и организации процесса обучения, но и все «логистические задачи»: отправка выполненных заданий, подключение ребенка к конференции в установленное время.

Кроме того, для малоимущих семей горячее питание, предоставляемое в муниципальных школьных столовых, является существенной социальной поддержкой.   Для родителей, чьи дети обучаются в частных школах, речь идет не только о сбалансированном питании. Частные школы полного дня решают насущные проблемы работающих родителей и являются своеобразной «камерой хранения» детей на целый день, предоставляя не только уроки, но и выполнение домашних заданий, а также разнообразные кружки и секции.

Выводы

Подводя итоги, необходимо подчеркнуть, что образование – это та сфера, которая сложнее всего поддается цифровизации, в первую очередь, из-за значимости личного взаимодействия между учеником и учителем. Кроме того, фундаментом образовательного процесса в наших школах остается классно-урочная парадигма, которая предполагает исключительно очный формат обучения, равно как и профессиональная подготовка педагогического состава. Все существующие на сегодняшний день дистанционные образовательные альтернативы не смогли стать панацеей и показали свою эффективность только в обучении детей с высокой мотивацией и самодисциплиной. Органичного перехода на какую-либо из систем дистанционного обучения в массовой школьной практике не произошло.

Критика реализуемой на сегодняшний день в Кыргызстане модели дистанционного образования не означает, что автор противопоставляет традиционный очный формат обучения и дистанционный, и считает какой-то из них наиболее «правильным». Исходя из личной практики автора, можно утверждать, что в существующих условиях и форме, модель дистанционного обучения в Кыргызстане не сможет обеспечить качественные образовательные результаты. При политике «продолжаем все как было, только в дистанте» образовательная система не реализует свои функции в полном объеме. Она годна лишь для имитации непрерывности учебного процесса в ожидании возвращения к «нормальному» обучению. Такой подход может быть оправдан только на короткой дистанции, для того чтобы остановить эпидемию и обеспечить изоляцию учащимся. Уже сейчас к правительствам многих стран мира, которых затронула эпидемия, приходит осознание необходимости разработки серьезного и системного подхода в условиях, когда старая модель не работает.  

Перспективным решением этой проблемы становится blended learning (b–learning) – смешанное обучение, которое позволит использовать применяемые сейчас формы дистанционного образования во взаимодействии с традиционными инструментами. В данном случае присутствует электронная компонента образования e–learning, видеолекции, видеоконференции, онлайн-тестирования, вся образовательная среда, основанная на использовании информационных технологий, и классическая форма передачи знаний по принципу «учитель-ученик». Информационные технологии в «голом виде» не смогут вытеснить живое общение с учителем и сверстниками, но это не значит, что нужно от них отказываться полностью. Задача цифровых технологий – расширить арсенал учебных инструментов и вывести возможность образовательного взаимодействия за пределы класса, школы, города.  

Отечественная система образования смогла выдержать первый удар коронавируса, но сейчас она нуждается в серьезной финансовой, технологической и методической поддержке для адаптации к новым условиям. Для реализации новой образовательной модели нужна устойчивая и быстрая интернет связь, школьникам из малоимущих семей и учителям нужны ноутбуки, необходимы курсы повышения квалификации для учителей и чиновников сферы образования. Передовые школы должны стать экспериментальными площадками для внедрения новой модели.

Вопрос в том, сможет ли государство найти ресурсы для дальнейшей цифровизации образования. Пока, к сожалению, призывы к переходу образовательной системы на инновационные пути развития не подкрепляются реальными изменениями в данной сфере.

Чем может обернуться политика «пересиживания» сложных времен в долгосрочной перспективе? Качественное образование рискует стать прерогативой частных учебных заведений, предоставляющих образовательные услуги на платной основе и имеющих необходимые ресурсы для внедрения новейших технологий в образовательный процесс. Разрыв между муниципальными и частными образовательными учреждениями может увеличиться настолько, что достойное образование смогут себе позволить лишь состоятельные люди. 

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

18.08.2020 13:30

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945
Свыше 1,56 млн

этнических казахов проживают на территории Китая

«

Декабрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31