90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Будет ли 2020 год для России и Узбекистана особенным?

08.09.2020 14:00

Экономика

Будет ли 2020 год для России и Узбекистана особенным?

2 сентября 2020 года состоялся телефонный разговор министра иностранных дел России С.В. Лаврова и главы МИД Узбекистана А.Х. Камилова. В ходе обсуждения были затронуты вопросы подготовки совместных мероприятий в формате СНГ, функции председателя в котором в настоящее время исполняет Узбекистан, а также в рамках ШОС под российским председательством.

Руководители внешнеполитических ведомств рассмотрели двухсторонние стратегические отношения в контексте запланированных в текущем году заседаний Совместной комиссии на уровне глав правительств и Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству.

Переговоры на высоком уровне и их постоянство не только демонстрируют динамику российско-узбекских отношений, но и отражают курс на более тесное экономическое сотрудничество и кооперацию.  

Пандемия создала сложности, но не нарушила общих планов 

Пандемия и период ограничений не внесли существенных изменений в российско-узбекское экономическое сотрудничество. Так только за первое полугодие 2020 года товарооборот между государствами вырос до 18%, а объём российского экспорта в Узбекистан составил 24,5%. 

Помимо проверенных временем партнёрских отношений, которые являются основой взаимовыгодной торговли, российско-узбекское сотрудничество отличается прагматизмом и конкретной формулировкой своих экономических интересов.

Из общих моментов следует выделить расширение рынков сбыта несырьевой продукции, что важно обеим сторонам. Поэтому государствами внимательно изучаются перспективы развития экспортно-ориентированной экономики и беспрепятственного доступа товаров на внешние рынки.

Для узбекской экономики этот ориентир особенно важен, так как в последнее время наметился опережающий рост импорта по сравнению с экспортом. В результате чего внешнеторговый дефицит республики вырос более чем в четыре раза по сравнению с показателями 2017 года (2017 год – 1,5 млрд долларов, 2019 год – 6,4 млрд долларов). Это приводит к дополнительному давлению на узбекскую валюту и увеличению дефицита государственного бюджета.

Вместе с тем Узбекистану интересны российские инвестиции для развития экономики и промышленности, а так же государство заинтересовано в решении проблем трудовой миграции. Для Российской Федерации стратегическую ценность представляет закрепление позиций в центральноазиатском регионе и продвижение интеграционных проектов в Большой Евразии.  Экономическая повестка двух стран дополняется культурно-гуманитарными проектами, позволяющими поддерживать прочные связи между Россией и Узбекистаном.

На сегодняшний момент уровень доверия и сотрудничества между странами можно оценить как рекордно высокий, что подтверждается, в том числе, цифрами:

  • функционирует более 2000 совместных предприятий или предприятий с участием российского капитала в Узбекистане (до 2016 года было 1200-1300),
  • общий объём российских капиталовложений в экономику республики превышает 10 млрд долларов,
  • открытие российским банком (Росэксимбанк) счетов в узбекских сумах,
  • постепенный переход финансирования экспорта и импорта на беззалоговую основу (беззалоговое кредитование, факторинг, овердрафт),
  • формирование реестра российских компаний для узбекского рынка, применяемого в ходе межрегиональных бизнес-миссий и двухсторонних консультаций,
  • включение российского регионального бизнеса в совместные проекты с узбекскими коллегами в сфере энергетики, металлургии, сельского хозяйства, машиностроения.

Очевидно, что наибольшим рискам (особенно в условиях текущей эпидемиологической ситуации) подвержены предприятия малого и среднего бизнеса, которые имеют меньший запас прочности по сравнению с крупными корпорациями. Поэтому важно поддерживать активность таких предприятий и максимально задействовать государственную поддержку малому и среднему бизнесу.

Как отмечает эксперт Александр Воробьёв в статье «Россия и Узбекистан вступают в зону турбулентности»:  «Можно предположить, что в такой ситуации под более серьезным ударом окажутся межрегиональные торгово-экономические связи, поскольку именно во взаимодействии регионов России и Узбекистана удельный вес малого и среднего бизнеса выше. Ввиду нехватки средств предприятия-контрагенты будут в лучшем случае сворачивать свою активность, ограничиваясь вопросами выживания, а в худшем – просто закрываться».

Таким образом, у российско-узбекского экономического сотрудничества имеется серьёзный (наработанный) потенциал для дальнейшей диверсификации структуры международной торговли,  реформирования инвестиционной и валютно-денежной политики. В действительности пандемия существенно не снизила темпы и активность экономических контактов России и Узбекистана на самых различных уровнях.

Вопрос времени

Российско-узбекское сотрудничество, особенно за последние три года, демонстрирует высокую результативность и согласованность позиций сторон по текущим экономическим повесткам. Другое дело, что двухсторонний формат хоть и имеет заметную ресурсоемкость, но в тоже время обладает естественными пределами, которые способны ограничивать потенциал экономического роста. Вдобавок ко всему необходимо учитывать, что Узбекистан на сегодняшний день представляет собой динамично развивающееся государство, в котором отмечается и естественный прирост населения.

Очевидно, что без экономической кооперации с соседними странами и интеграционными площадками достичь дополнительного стимулирования экспорта и выхода на новые рынки становится крайне сложно. 

Почему с соседними? Во-первых, создание благоприятных условий для экспорта товаров, как правило, начинается с рынков соседних стран и только потом предполагает расширение географии рынков сбыта. Во-вторых, важнейшие дороги и магистрали из Узбекистана в другие государства проходят через Казахстан и Россию.

В таких условиях кооперация Узбекистана, с одной стороны, и крупного регионального интеграционного объединения ЕАЭС – с другой, остаётся вопросом времени.  Безусловно, участие в ЕАЭС не является гарантом экономического роста, но открывает перед государствами-членами (организации) новые возможности и пути приумножения своих экономических потенциалов.

До 2017 года внешнеэкономическая стратегия Узбекистана определялась логикой неприсоединения к интеграционным союзам и блокам, основной упор делался на поддержку внутреннего рынка и внутреннего производителя. Такая политика позволяла не зависеть от политической конъектуры, но объективно ограничивала потенциал узбекской экономики. Теперь ситуация складывается несколько иначе. Политико-экономический изоляционизм сменился на умеренно-поступательную открытость, в основе которой, как и полагается, лежит прагматизм и экономическая выгода республике. При этом наивно полагать, что вступление Узбекистана в ЕАЭС будет форсированным и завершится в 2020 году. Скорее можно предположить, что процедура затянется до 2021 года и окончательно оформится только после президентских выборов в Узбекистане. 

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

08.09.2020 14:00

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Мира Аскеровна Карыбаева

Карыбаева Мира Аскеровна

Заместитель руководителя

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
$7,36 млрд

внешнеторговый оборот Кыргызстана за 2014 год

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Сентябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30