90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Партийное бесплодие Казахстана сравнимо только со стратегическим

29.09.2020 13:30

Политика

Партийное бесплодие Казахстана сравнимо только со стратегическим

Не позднее 24 октября президент Казахстана объявит дату проведения парламентских выборов. Однако, кажется, что руководство страны и сами партии как будто бы о них забыли. С чем можно сравнить это партийное «бесплодие» – рассказал Петр СВОИК

Незаметно промелькнуло 24 сентября, а ведь это начало отсчета тех самых последних тридцати дней, в течение которых президент обязан назначить очередные выборы в мажилис. Вот до чего довели нас карантинные будни! Казахстанцы, в нарушение строгой традиции, упустили момент досрочного роспуска и дожили до конституционных сроков, так еще и совершенно не охвачены хоть какой-то партийной подготовкой к надвигающейся избирательной кампании. - рассказывает ia-centr.ru

Да, до укладывающихся в конституционные сроки парламентских выборов время еще есть: президент должен объявить их не позднее 24 октября и назначить на дату не позднее того же числа марта месяца. 

Но, согласитесь, событие для страны не последнее, тем не менее ни руководство страны, ни сами партии странным образом стараются, скажем так, не акцентировать на этом внимания. К примеру, президент в своем сентябрьском Послании предстоящим выборам внимания не уделил, а правящая партия «Нур Отан», освежая партийные ряды через такое новшество, как праймериз, делает это в отсутствие даже проекта своей предвыборной программы. 

При том, что руководитель партии Нурсултан Назарбаев давно уже поручил члену Бюро – премьер-министру Аскару Мамину, сделать такой проект. Поручение было еще в прошлом году, срок же исполнения – к марту этого года. Тогда как на дворе скоро уже октябрь.

Этот пустой, пустой программный рынок

Это даже загадочно, в Казахстане и вокруг страны происходят такие дела, а партийного отклика на них, за исключением выплесков в виде депутатских запросов правительству, не наблюдается. 

Казалось бы, когда как ни сейчас выйти на рынок политических идей и предложить электорату свою победоносную программу: вот как на самом деле обстоят дела в стране, вот как формируется внешняя перспектива, вот такие перед нами вызовы и вот так мы собираемся на них отвечать. 

Так ведь нет ничего. Как будто и партия власти, и две другие парламентские партии, и все прочие зарегистрированные в Минюсте наложили сами на себя строжайший программный мораторий. 

Да, полагающиеся по закону документы, именуемые программой, у них имеются, и на сайтах можно поинтересоваться. Но лучше бы партийное руководство их с сайтов убрало – слишком уж давно эти «программы» там висят и слишком демонстративно не соответствуют всему ныне происходящему.

С чем такое удивительное партийно-программное бесплодие можно сравнить?

Модернизация – наше все

В исполнительной власти – активность завидная, но с тем же «никаким» результатом. Действительно, на протяжении вот уже тридцатилетней деятельности всех правительств (а если честно, то и обоих президентов), слова «программы», «реформы» и «модернизация» – основные в лексиконе. Бесчисленны и непрерывны и создаваемые для их разработки и реализации временные и постоянные национальные и государственные комиссии, агентства и советы с огромным числом высоких чиновников.

Вот уж где мы имеем неукоснительную преемственность в руководстве страной, так это в программировании реформирования. 

К примеру, с чего начал, в первом же своем Послании народу, – в сентябре прошлого года, второй президент? Он сказал о необходимости полной реализации пяти институциональных реформ и Плана нации, разработанных Елбасы, и возобновлении созданной им Национальной комиссии по модернизации. А это, напомним, непростая, после украинских событий, весна 2015 года, а пять реформ – это формирование современного государственного аппарата, верховенство закона, индустриализация и экономический рост, нация единого будущего и транспарентное государство. 

Интересно, что в Стратегии «Казахстан-2030», 1997 (!) года рождения все то же самое – про эффективный и слышащий государственный аппарат, верховенство закона, индустриализацию и устремленную в будущее единую нацию. Саму же Стратегию Казахстан досрочно выполнили, как было объявлено, уже к 2013 году…

Впрочем, все новое – это хорошо забытое старое. Если верить политологу Данияру Ашимбаеву, который про госаппарат знает все, то Национальная комиссия по модернизации действительно возобновила работу в том же 2019 году, во всяком случае – в смысле освежения ее состава. Причем еще раньше, чем об этом было сказано в президентском Послании. 

Так, 1 июня в нее был введен премьер-министр в качестве председателя, а 19 августа она получила зампреда в лице руководителя АП. Изменения шли и после 

Реформы – в Центр

О других результатах деятельности возобновленной комиссии нам неизвестно, тем более что глава государства больше к этой теме не возвращался. Зато в январе уже этого года президент, потребовав от премьера новую экономическую программу, глубоких, возможно, радикальных, реформ, объявил о создании Центра анализа и мониторинга социально-экономических реформ. 

Создать «для мониторинга процессов развития социально-экономической сферы, проведения институциональных реформ, а также выработки конкретных рекомендаций по их эффективной реализации» – так было сказано в президентском распоряжении.

Распоряжение вышло 4 февраля, причем в состав Центра, помимо должностных лиц, был включен на общественных началах ряд независимых экспертов из бизнеса и консалтинга – по всей видимости, на взгляд Администрации, лучших. С тех пор о результатах такого государственно-частного партнерства не приходилось слышать ни от президента, ни от самого Центра. Что удалось промониторить, какие конкретные рекомендации выработаны – ничего сказать не можем.

Наконец, из сентябрьского Послания уже этого года мы узнаем о создании Агентства по стратегическому планированию и реформам, а также, дуплетом, Высшего совета по реформам.

И это только базовый список «новшеств», не считая, например, утверждения премьером рабочей группы по выработке предложений по проведению кардинальных реформ экономики страны, а самим президентом, в мае, – Государственной комиссии по восстановлению экономического роста. 

Результат? Пока имеется только «Стратегический план развития Республики Казахстан до 2025 года», утвержденный в феврале 2018-го. 

И который тоже лучше бы удалить с официальных сайтов, чтобы не дразнить слишком уж явным воспарением над реалиями, даже еще в момент рождения.

А коль скоро природа не терпит пустоты, то в качестве единственного работающего на сегодня государственного программного документа имеем то самое президентское Послание. Как коллективную совокупность всего того, что смогла, – и не смогла тоже, наработать вся привлеченная к его составлению правительственная, президентская и экспертная команда.

Так вот, Послание – подчеркнуто «текущий» документ, достаточно адекватная реакция на злобу дня и имеющиеся проблемы. Да, какие-то элементы стратегического реформирования там обозначены, местами можно увидеть даже постановку задач уровня «глубоких, возможно, радикальных, реформ», но это фрагменты. 

Тогда как общая наполненность документа подчеркнуто демонстрирует: это не стратегия, а тактика, Стратегия – это нечто, что еще только предстоит создать. Через создаваемые для этого очередные агентства-советы-комиссии. 

На чем круг программного отсутствия и замыкается.  

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

29.09.2020 13:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Асия Айтбаевна Сасыкбаева

Сасыкбаева Асия Айтбаевна

Вице-спикер Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
48-е место

занимает армия Узбекистана в мировом рейтинге Global Firepower

«

Октябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31