90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстанские выборы на фоне соседей: спортивной борьбы не ожидается

19.10.2020 10:00

Политика

Казахстанские выборы на фоне соседей: спортивной борьбы не ожидается

Пётр СВОИК объясняет, какие выводы накануне парламентских выборов сделает Казахстан из поствыборных «сюрпризов» в странах СНГ.

До 24 октября – крайней даты объявления президентом очередных (уникальный случай!) парламентских выборов в Казахстане остается все меньше времени, а события по всему постсоветскому периметру все более накаляются. Если это не поствыборные «сюрпризы» для «потерпевшей» победу стороны, как в Беларуси и Кыргызстане, то уже просто война, как между Азербайджаном и Арменией. - в материалах ia-centr.ru

На таком фоне проведенные по строго известному сценарию перевыборы президента в Таджикистане воспринимаются в казахстанском инфополе чуть ли не в духе оригинальной неожиданностью, типа рекламного слогана – «а что, так тоже можно?» 

Спорт и выборы

Инсайдеры называют месяц и уже определенную календарную дату выборов в мажилис, и вообще про них чуть ли не все заранее известно. Например, то, что ничего не предвиденного, вплоть до дня голосования, ждать не стоит, – ни новых партий, ни неожиданных ярких фигур в списках. А вот после дня голосования... 

Нет, длительного возмущения (как в Беларуси) и мгновенной «переигровки» результатов (как в Кыргызстане) у нас не ожидается. Тем не менее, что-то посередине между этими двумя сценариями, но только отсроченное и растянутое во времени, Казахстан и ждет. 

Аргументы в пользу именно такого прогноза? Возьмём их из аналогии выборов и спорта, ведь между спортивными и электоральными состязаниями общего даже больше, чем это может показаться на первый взгляд. 

В самом деле, выборы и турниры сопровождали жизнь человеческих общин издревле, но только в конце XIX и по ходу всего XX века, начиная с Пьера Кубертена, возродившего Олимпийские игры уже в межконтинентальном формате, начиная с практики выборности всех, от шерифов и судей, конгрессменов и сенаторов, губернаторов и президентов в США и начиная, может быть, с Веймарской республики, где истинно всенародных выборы привели к власти Гитлера, как правила спортивных соревнований, так и общенациональные выборы все более подводились под единообразные международные стандарты. 

Причем лидировал всегда спорт, а политики потом перенимали отработанные на уровне международных федераций и Олимпийского комитета методы и правила. Почему, например, мы так любим смотреть футбол, особенно в исполнение лучших европейских команд? Потому что, с одной стороны, все четко зарегулировано и строжайше судиться, с другой – результат непредсказуем. Да, команда классом выше, скорее всего, выиграет, но – далеко не обязательно. 

Судью на мыло!

А теперь представим, что проигравшие после финального свистка не уходят с поля, а требуют переигровки, ставят там палатки, подтягивают болельщиков, «судью на мыло» и всякое такое.

Такое развитие – тоже зрелищно, но это уже не футбол, а иное соревнование, правила которого пишутся прямо по ходу дела, а арбитр и боковые судьи то ли у каждого свои, то ли разбежались вовсе. 

Случись такое на отдельном стадионе – национальная федерация принимает самые жесткие меры, а не хватает сил – включается федерация международная, за спиной которой МОК, ВАДА и вообще достаточно власти для восстановления порядка. Но в политике международной инфраструктуры для поддержания единообразия национальных правил электоральных состязаний пока нет и не предвидится. 

Наоборот, там кого ни возьми – все сплошь болельщики на трибунах, готовые, если что, сами выскочить на поле.  

Поэтому если внутри самого государства, перенявшего современную моду, опирать устройство власти на конкуренцию различных политических сил и интересов, нет методов непререкаемого судейства и такой администрации на стадионе, которая подавит любые беспорядки на поле или на трибунах, не давая им выплеснуться на улицы, то лучше в конкурентные выборы не играть. 

Как не играют в них в Таджикистане, в Узбекистане и в братской Туркмении. Да, выборы там тоже проводятся, и даже как бы по тем же самым правилам, что и в просвещенной Европе, но это – сугубо национальные виды политического спорта, в котором участники и победители еще со старта расставлены по финишным местам.

Выборы или просто игра 

В противном случае мы имеем Кыргызстан, в котором заранее не угадаешь: когда выборы пройдут по, так сказать, международным правилам, а когда сменятся колоритным местным кокпаром, по ходу которого конные джигиты начинают вырывать друг у друга тушу призового козленка. 

Так, кстати, происходит через одни выборы на следующие – власть не застаивается и подобный метод балансировки кланов тоже работает, – за неимением лучшего. 

Однако государство, не способное поддерживать себя ни в устойчивом авторитарном виде, ни через соблюдение правил электоральной демократии, шансов на благополучное будущее не имеет.

Каковы в этом смысле шансы на дальнейшее будущее у ныне устойчивых авторитарных режимов наших соседей – отдельная тема, а нам интересна предвыборный парадокс в Казахстане. В том смысле, что предстоящие выборы в мажилис невозможно будет ни провести в действительно полностью конкурентном, ни в привычном полностью «зарегулированном» формате. 

Президент Назарбаев и оппозиция

Поясним через экскурс в недавнюю историю: Казахстан на протяжении всего несменяемого пребывания во власти Нурсултана Назарбаева, за исключением нескольких последних лет, имел реально сильную, снабженную серьезными денежными и медиа-ресурсами, располагающую кадрами и возглавляемую выходящими из самого же президентского окружения лидерами, оппозицию. 

Вообразить себе нечто подобное в Узбекистане или Туркмении – невозможно в принципе. Да, и в Таджикистане реальная многопартийность существовала лишь во времена гражданской войны, которую и породила.

А вот у нас все парламентские и даже частично президентские выборы с конца 90-х – по первое десятилетие нового века проходили с участием оппозиции и в реально конкурентной борьбе. С неизменным, гарантированным и триумфальным проигрышем всех числящихся оппозиционными партий и кандидатов. 

Такова была сверхзадача власти: доказать всем выходящим из самого режима претендентам, что ни одного шанса, ни малейшей щелочки проникновения хоть куда-то – в мажилис или в маслихаты, даже в избирательные комиссии – у них нет. 

Что и было убедительно доказано, после чего никто из располагающих ресурсами и положением в системе «игроков» больше не испытывал иллюзий насчет реализации своих интересов на партийном поле без санкции президентской Администрации.

Партия «Нур Отан»: как угадать с победой? 

Но то было в прошлом, а в прошлое, как известно, вернуться невозможно. Можно, конечно, привычно «нарисовать» партии «Нур Отан» подавляющее большинства в парламенте, но большой вопрос – а пойдет ли это на пользу самой партии, возглавляющему ее Первому президенту, да и нужно ли вообще президенту действующему? 

Вот уж во что и внешние, и внутренние серьезные игроки непременно вложатся, так это в организацию наблюдения. А энтузиастов-волонтеров на такое дело сыщется достаточно: молодежь и вообще население в активной своей части накопило слишком много недовольства, и оно ищет выхода. 

К тому же, профессиональные тренеры и болельщики на зарубежных трибунах, пока не слишком активные в Казахстане, резво включатся в заварушку, возникни она на местной почве.

Поэтому та грань, за которой проценты партии «Нур Отан» покажутся запредельными и выведут протест на улицу – она неизвестна никому. 

Дело ведь еще в том, что народ на улицу сам по себе не выходит, – его выводят те, кто как раз не с улицы. И тут самый большой вопрос: а не стал ли уже подзабываться некогда данный самому же «ближнему кругу» урок бесперспективности борьбы на электоральном поле? И хватит ли уже следующему поколению внутривластных кланов и экономических группировок терпения не вмешиваться в полностью режиссируемые выборы?  

Президент перед выбором

Еще один важный и тоже остающийся в неопределенности фактор – позиция президента Токаева. Он член «правящей» партии, но партия – не его. И это еще вопрос, насколько электоральный успех «Нур Отана» эквивалентен общему успеху первых проводимых под его руководством парламентских выборов. 

Избирательная система – она как раз полностью в руках президента, а потому, стоит главе государства не просто сказать, что выборы должны быть честными (это говорил и Нурсултан Назарбаев), а дать понять акимам, что прежнего усердия в выведении результатов можно не проявлять – то последствия выходят из-под контроля. 

Да, новые партии появиться уже не успевают, но и существующих достаточно, чтобы вливать в них ресурсы, раскассировав между ними клановые, региональные и корпоративные интересы. 

А если деньги и вообще усилия серьезных игроков будут потрачены, то не все могут согласиться, что команду, на которую они поставили, просто «кинут» на финише, и не попытаются «пересудить» судейство. Благо, нарушений в любом случае будет масса, соответственно, наберется и доказательного материала, причем в любую сторону.

Конечно, силовая и правоохранительная инфраструктура Казахстана, не в пример кыргызской, выглядит гораздо более основательной, но на прочность ее никто еще не испытывал.   Сколько-нибудь массовых акций протеста в Казахстане за всю суверенную историю не было ни разу. К тому же, речь, если вдруг что, пойдет не об устойчивости против давления улицы, а об устойчивости внутри президентской системы.

Да, выстроенная президентом Назарбаевым система не без трудностей, но смогла пережить целую цепочку внутри-элитных расколов: в политическую, – с созданием легальных оппозиционных партий, последовательно переходили председатель Верховного Совета, потом премьер-министр, потом несколько членов правительства, потом совсем большая группа из состава кабмина, вместе с губернатором и ведущими банкирами, потом опять председатель парламентской палаты. И это, не считая абсолютно рекордного, даже для Центральной Азии, числа посаженных в тюрьму самых высокопоставленных чиновников. 

Пережить в прошлом не равняется повторить с новым президентом и в новых реалиях. 

Внешнее судейство 

Между тем, ситуация в мировом спорте, как и в международных избирательных стандартах, стремительно меняется. Карантин отодвинул на второй план перспективу отлучения России от Олимпиады, а ведь ситуация только ухудшается. И в спорте, и в политике. 

Посмотрите, что творят законодатели демократии у себя же в США: выбор между кандидатами от двух системообразующих партий гарантированно подрывает систему: проигравший, почти наверняка, не признает поражения, и что тогда? 

Или выборы в Беларуси, тоже разрывающие не только внутреннюю, но и внешнюю политическую систему. Да, администрация Лукашенко, похоже, сильно перестаралась с итогами, но разве у Литвы с Польшей есть свои арбитры на поле и судейская коллегия, имеющая право объявлять победителя?

Тот факт, что домохозяйка Тихановская получила в соседнем государстве президентское удостоверение, – это ведь потрясающее свидетельство не только политической агрессии, но и доказательство бессилия, – нет у Европы других способов выказать недовольство результатами игры. Остается погромче свистеть с далеких трибун.

Почему так много внимания на Западе посвятили отравлению главного российского оппозиционера? Да потому, что ни одна прозападная партия и ни один прозападный политик никаких электоральных шансов в России не имеют. Но так же нельзя, чтобы у зарубежных болельщиков не было ни одной команды и ни одного своего игрока в российской лиге, поэтому надо создавать лидера хотя бы в своем представлении. 

А что все-таки Казахстан? 

Единство мирового Олимпийского движения, по всей видимости, сохранить все же удастся. А вот международных инстанций, обеспечивающих единство правил проведения и подведения итогов национальных электоральных состязаний, не будет точно. Кое-что было, но разбито вдрызг и на осколки. 

И, по всему, дело идет к появлению наднациональной, Евразийского масштаба, «федерации политической борьбы», арбитры которой, если что, будут иметь легальное право вмешиваться в проведение и подведение итогов национальных электоральных чемпионатов. Да и не только электоральных. Тут все дело в легитимности такого права. 

Литва с Польшей, они сколько бы ни старались, права судить выборы в Беларуси не имели, не имеют и иметь не будут. И та же Турция, вступившая на стороне Азербайджана, стала участников схватки, без шансов стать арбитром над нею. 

Так и у нас: хорошо бы, чтобы выборы в мажилис прошли гладко, но кому они нужны такие – ничего не меняющие и не решающие? Будет плохо, если начнется послевыборная заварушка, и совсем уже отвратительно, если свою игру почувствуют и начнут вмешиваться внешние силы. 

Но тогда как не скатиться к плохим сценариям? Коль скоро «регулировать» выборы прежними методами уже не получится, а выборы по «свободному» сценарию запросто уведут не туда, то у Президента крайне непростая задача. 

Хотя понятно, как правильно очертить игровое поле и установить призы. Соревнование партий должно проходить в конституционном поле и охватывать действительно насущные вопросы существования Казахстана в современном мире. Начиная с ответа на вопрос: случайно ли буквально закипает неожидаемыми сценариями постсоветское пространство, и как готовится к неизбежному продолжению таких процессов. 

И я вам скажу, что считаю самым уязвимым местом казахстанских выборов: отсутствие Евразийской партии. Или Евразийской программы у одной из существующих. Потому что будущему надо смотреть в лицо, так оно надежнее. 

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Нурсултаном Назарбаевым

19.10.2020 10:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Дни рождения:

$613

внешнего долга приходится на каждого гражданина Кыргызстана

«

Декабрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31