90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Со всеми дружим, ни с кем не ссоримся: как выглядела внешняя политика Узбекистана в 2020-м

26.01.2021 13:30

Политика

Со всеми дружим, ни с кем не ссоримся: как выглядела внешняя политика Узбекистана в 2020-м

Прошлый год был сложным, но интересным. Особенно в глобальных вещах вроде внешней политики и отношений с другими странами.

А что там с Россией? Дружим? А с Евросоюзом и США? А смену власти в Кыргызстане поддерживаем? В этой статье все, что нужно знать о внешней политике Узбекистана за 2020-й. И пара вещей, к которым стоит готовиться.

Коронавирусные отношения

Минувший год прошел под знаком пандемии коронавируса, поэтому многие страны и их элиты были вынуждены заниматься внутренними вызовами, чтобы хоть как-то взять ситуацию под контроль. Из-за коронавируса и низкой активности многих государств на внешнеполитической арене решение многих проблем ушло на второй план, однако страны стали приспосабливаться к этим условиям и научились даже извлекать выгоду из всей этой ситуации.

В 2020-м на первый план вышли проблемы системы здравоохранения, то есть дефицит масок, перчаток, медицинского оборудования, ПЦР-тестов, аппаратов ИВЛ, а также спрос на разработку вакцин. Пандемия помогла государствам понять, кто для них на деле является союзником и готов протянуть руку помощи в случае, когда обе страны оказываются в кризисе. Из-за наблюдавшегося дефицита всего вышеперечисленного многие страны начали помогать друг другу посредством отправки гуманитарных грузов, и этот акт доброй воли стал выражением партнерства между странами в трудный период.

Узбекистан быстро приспособился к новым условиям ведения дипломатии — так называемой дипломатии гуманитарных грузов. Уже в феврале страна отправила первый самолет с гуманитарной помощью в Китай, где пандемия еще набирала свои обороты, на что председатель КНР Си Цзиньпин направил президенту Узбекистана письмо с благодарностью. Данный шаг со стороны Узбекистана ясно демонстрировал, что руководство страны отдает себе отчет: нужно помогать друг другу, а не закрывать свою страну в надежде, что коронавирус обойдет ее стороной.

В марте вирус быстро пошел по Европе, а уже в начале апреля добрался и до Центральной Азии. Президент Мирзиёев не раз говорил, что Центральная Азия — приоритет внешней политики, поэтому основная масса гуманитарных грузов пришлась на Кыргызстан, Таджикистан и Афганистан. Единственным исключением стал Туркменистан — страна граничит с Узбекистаном, но их власти не признавали вирус, поэтому публично отправлять им какую-либо гуманитарную помощь было нецелесообразно.

Главным реципиентом стал Кыргызстан — Узбекистан направил туда несколько тысяч тонн пшеницы, аппараты ИВЛ, кислородные концентраты и средства индивидуальной защиты для врачей. Помимо этого, обе страны договорились о совместном строительстве новых больниц, предназначенных для больных коронавирусом. Все эти мероприятия по строительству больниц были и будут в дальнейшем профинансированы узбекской стороной, что можно расценивать как стремление помочь «братскому» народу Кыргызстана (распространение своего влияния).

Таджикистан также получил большое количество гуманитарной помощи. В частности, туда отправили автомобили «скорой помощи», средства индивидуальной защиты, контейнеры для больных, продукты питания и несколько групп врачей для консультаций.

Не остался обделенным вниманием узбекской стороны и Афганистан, получив медицинское оборудование, продукты питания, средства защиты, одежду и многое другое.

Помимо уже вышеназванных стран, Узбекистан отправлял рейсы с гуманитарной помощью в Россию, Азербайджан, Казахстан, Беларусь, Иран, Венгрию, а получал помощь из Турции, России, Германии, Польши, ОАЭ, Южной Кореи и КНР.

Важным политическим вопросом в 2020 году стала вакцинация. Узбекистан подал заявку на получение вакцин через ВОЗ, однако при этом начал или начнет в скором времени тестировать на своих гражданах уже изобретенные вакцины, например, российскую «Спутник V» и китайскую. Выбор вакцины — важный политический вызов, однако масштабная вакцинация ожидается только в 2021 году, поэтому необходимость выбора в минувшем году стояла не столь остро.

Центральная Азия — осторожная дружба

Перейдем от пандемии к конкретным сферам интересов внешней политики и региональной повестке. С конца 2016 года она заиграла новыми красками, появился формат консультативных встреч глав государств региона. Первая встреча в таком формате была проведена в 2018 году в Астане, вторая состоялась в конце 2019-го в Ташкенте.

Большие надежды возлагались на третью по счету консультативную встречу, которая должна была пройти осенью 2020 года в Бишкеке, но в октябре МИД Узбекистана сообщил, что из-за пандемии ее перенесли на 2021-й. К тому же в начале октября в Кыргызстане снова сменилась власть, что также стало причиной переноса. МИД Узбекистана поспешил убедить международное сообщество в том, что страны региона не сбавили темп в зарождающихся интеграционных процессах. Следующая консультативная встреча пройдет в Ашхабаде в конце 2021 года, если ситуацию с коронавирусом хоть как-то удастся взять под контроль.

Важным событием для региона стало то, что Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан 9 октября 2020 года выступили с совместным заявлением по поводу Кыргызстана, где начал набирать обороты политический кризис. В совместном заявлении четыре страны напомнили гражданам Кыргызстана, что все страны региона «имеют одно прошлое и строят совместное будущее», по сути, призывая людей как можно скорее урегулировать политические неурядицы. Хоть текст совместного заявления и был опубликован на сайте президента Казахстана, но Узбекистан де-факто приложил большие усилия к его появлению. Узбекистан здраво отреагировал на «третью революцию» в соседней республике, при этом не прекратив отправлять гуманитарную помощь. После январских выборов Узбекистану, как и другим странам региона, придется договариваться уже с новыми политическими элитами Кыргызстана для того, чтобы они продолжили предшествующий курс на интеграцию в регионе.

Для Узбекистана важно успешно договориться с вновь избранным президентом Кыргызстана, так как на повестке дня стоят вопросы делимитации и демаркации границ. К тому же необходимо решить вопрос существующих анклавов (крупнейший из них —Сохский район, который успел о себе напомнить в середине 2020 года). Без урегулирования вопросов, связанных с государственными границами Кыргызстана и Таджикистана, реальной интеграции в регионе не будет, и узбекским элитам стоит ускориться в этом направлении.

США — все вокруг Афганистана

Отношения Узбекистана и США с 2017 года заметно активизировались. В данном деле сложились сразу два независимых друг от друга фактора: на смену Каримову пришел Мирзиёев, который понял значимость мирного урегулирования афганского вопроса, а в США появился Трамп. В предвыборном обещании Трампа был пункт о сокращении военного контингента за рубежом, а также о полном выводе американских частей из Афганистана. Однако американский президент мог пойти на полный вывод контингента только при условии заключения мира между центральным правительством в Кабуле и «Талибаном», и в этом вопросе значительную помощь оказал Узбекистан.

Усилия США, Узбекистана и ряда других региональных игроков оправдались, так как в конце февраля 2020 года в Дохе наконец-то был подписан договор между США и «Талибаном». Он предполагал вывод американских войск из Афганистана в течение 14 месяцев при условии того, что Кабул и «Талибан» будут проводить межафганские переговоры о будущем устройстве государства. Подписание этого документа стало значимым внешнеполитическим успехом Узбекистана, однако ближе к концу года стало очевидно, что «Талибан» не хочет договариваться с Кабулом, и ситуация там дестабилизируется.

До подписания соглашения по Афганистану в начале февраля Узбекистан посетил государственный секретарь США Майк Помпео. Важным событием стала встреча в формате С5+1 министров иностранных дел Центральной Азии и американского госсекретаря, на которой обсуждали безопасность региона, инвестиции, права человека и прочие глобальные вопросы.

После отъезда госсекретаря Соединенные Штаты опубликовали новую стратегию в Центральной Азии до 2025 года. В ней закреплено шесть целей, и две касаются конкретно афганской проблематики. Это явно указывает, что США будут мониторить ситуацию с межафганскими переговорами и дальнейшим урегулированием конфликта, а раз Узбекистан проявляет в этом деле высокую активность, можно предположить, что тесное сотрудничество с США сохранится по крайней мере до 2025-го.

Из-за пандемии и президентских выборов в США отношения между странами активизировались ближе к концу ноября минувшего года — тогда с официальном визитом в США приехал министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов. Глава нашего внешнеполитического ведомства встретился с заместителем советника президента США по национальной безопасности Мэтью Поттингером, который отдельно отметил активную политику Узбекистана в оказании гуманитарной помощи во время пандемии, в частности отправленной в Афганистан, а также усилия страны в продвижении интеграционных процессов в регионе. Помимо этого, Камилов встретился с исполняющим обязанности главы Пентагона Кристофером Миллером. В ходе встречи они обсудили вопросы борьбы с терроризмом и военного сотрудничества.

Интересно, что в сообщении о результатах говорилось о «наращивании потенциала оборонных институтов». До этой встречи в октябре 2020 года Мирзиёев в Ташкенте принимал командующего ВС США Кеннета Маккензи, и во время встречи обсуждался вопрос «двустороннего военного и военно-технического сотрудничества». Продвижение в сфере военного сотрудничества с США является хорошей новостью для Узбекистана, так как позволяет диверсифицировать поставщиков военной техники, не ограничиваясь только Россией.

Также по итогам визита Камилова в Вашингтон было принято решение о преобразовании формата ежегодных двусторонних консультаций в Диалог стратегического партнерства, и первое заседание в новом формате должно пройти в Ташкенте в 2021-м.

Последний месяц минувшего года порадовал Узбекистан новостью, что США (Госдепартамент) исключил нашу страну из специального списка стран, в которых нарушается религиозная свобода. Это очень важная новость, так как при обсуждении каких-либо предложений в Конгрессе США о продаже вооружения или об оказании какой-либо помощи фактор улучшения ситуации с правами человека обязательно станет дополнительным аргументом в нашу пользу.

Евросоюз — теплее

В минувшем году Узбекистан получил статус бенефициара GSP+ — торговые преференции при экспорте продукции на общий рынок Евросоюза, благодаря которым страна может беспошлинно экспортировать 6 200 видов товаров вместо нынешних 3 000. Однако Евросоюз увязывает любые торговые преференции с обеспечением достойного уровня прав человека, и именно поэтому правительство Узбекистана уделяет этой теме все больше внимания.

Несмотря на все успехи политики Мирзиёева в сфере прав человека, в октябре ЕС деликатно намекнул Узбекистану на ряд проблем, «связанных со свободой выражения мнений, регистрацией НПО, сохранением пыток, жестоким обращением в пенитенциарной системе, гендерным равенством и правами женщин». Выходит, если Узбекистан и дальше хочет получать разного рода бонусы от сотрудничества с ЕС, ему необходимо что-то менять в своем подходе, дабы не рисковать результатами долгой и сложной работы.

В 2020-м Евросоюз оказывал региону значительную материальную помощь из-за проблем, связанных с пандемией, например, после министерской встречи выделил странам ЦА 134 млн евро для укрепления системы здравоохранения. До этого, в марте, Европа выделила Узбекистану 40 млн евро на развитие сельского хозяйства, а в сентябре — 2 млн евро на покупку средств индивидуальной защиты для врачей. Помимо этого, Евросоюз поддерживает Узбекистан в его стремлении вступить в ВТО — так же, как и США, поэтому Международный торговый центр по поручению ЕС реализует проект по содействию.

Ну а то, что президент в ходе выступления перед парламентом упомянул ВТО и «активизацию широкомасштабного сотрудничества с ЕС», создает благоприятный имидж страны на международной арене.

Россия — там немного не до нас

В первой половине 2020-го Россия была занята своими внутренними проблемами — приходом нового правительства во главе с Мишустиным, борьбой с пандемией, подготовкой к всероссийскому голосованию по поправкам в Конституцию и 75-летнему юбилею Победы. На внешнеполитической арене Россия активизировалась лишь во второй половине года, но эта половина была очень богата на события — протесты в Беларуси, война в Карабахе, третья революция в Кыргызстане. В прямой зоне ответственности России происходили тревожные вещи, поэтому отношения с Узбекистаном ушли на второй план.

Важным событием в отношениях двух стран было вступление Узбекистана в качестве наблюдателя в ЕАЭС. То, что Узбекистан умудрился отказать России, не стал полноправным членом организации и при этом не поссорился с Москвой, — победа узбекской дипломатии.

В ходе своего визита Валентина Матвиенко заговорила о перспективе возвращения Узбекистана в ОДКБ, однако представители страны никак это не комментировали. С 2012-го страна строго придерживается позиции неприсоединения к каким-либо военно-политическим блокам, и Москва это понимает, хотя надеется, что позиция поменяется. Сейчас на повестке два других больших вопроса — переговоры по ЕАЭС и строительство АЭС, к которым медленно присоединилась тема о поставках вакцины «Спутник V».

Создание российской вакцины придало Москве дополнительный инструмент в переговорах с Ташкентом, так как последнему крайне важно начать скорейшую вакцинацию, избежать третьего карантина и нового удара по экономике. Москва также заинтересована в предоставлении вакцины, ведь Узбекистан является хорошим поставщиком рабочей силы на российском рынке — в конце декабря минувшего года Россия сообщила, что Узбекистану предоставят 1 миллион доз вакцины для трудовых мигрантов.

Узбекские мигранты — палка о двух концах. Ташкент сильно зависит от денежных переводов рабочих, однако Россия не меньше зависит от узбекской рабочей силы. Например, в первом полугодии 2019 года в Россию на заработки въехало почти миллион человек из Узбекистана, что в два раза больше, чем из Таджикистана. Предложение узбекской рабочей силы на российском рынке труда остается крайне важным для строительного сектора, который ближе к концу 2020-го стал замечать дефицит иностранной рабочей силы.

В течение прошлого года около 30 процентов всех узбекских рабочих, находившихся в России, вернулись домой, а теперь просто не могут въехать обратно, как и студенты российских вузов. Вопрос открытия границ между двумя странами будет актуален в 2021 году так же, как и вопрос о мигрантах. Если переговоры по ЕАЭС пойдут хорошо, рабочие смогут получить определенные льготы.

Турция — деньги, туризм, союзы

Сотрудничество Узбекистана с Турцией набирает обороты из года в год. 2020-й ознаменовался государственным визитом президента Мирзиёева в Турцию для встречи с президентом Турецкой республики Эрдоганом. Визит был достаточно плодотворным —подписаны контракты на сумму в 1 млрд долларов. В ходе переговоров были подняты вопросы в различных сферах, например, в сфере здравоохранения, образования, туризма.

Турция необходима Узбекистану как один из транзитных маршрутов для экспорта продукции в Европу, а Узбекистан важен для Турции в качестве потенциального рынка сбыта. У двух стран сохраняется большая перспектива развития туризма.

Узбекистан начал развивать отношения с Турецкой республикой в военно-техническом сотрудничестве. В октябре 2020-го в Ташкент прилетел министр национальной обороны Турции, который успел встретиться и с президентом, и со своим узбекским коллегой. Оба министра обороны подписали соглашение о военном и военно-техническом сотрудничестве.

Другой важной площадкой для сотрудничества Узбекистана и Турции является Совет тюркоязычных государств — организация, где Турция обладает абсолютным влиянием.

После начала пандемии Тюркский совет начал объединять стран-участниц для взаимной борьбы с коронавирусом. В апреле прошла онлайн-встреча, в которой принимал участие и глава ВОЗ. На мероприятии Мирзиёев выдвинул инициативу создания центра по мониторингу и прогнозированию эпидемиологической обстановки, а также активизации работы по линии министров здравоохранения. Также в декабре Узбекистан посетила делегация Тюркского совета. На следующий день стало известно, что в Узбекистане появится новый телеканал, который будет посвящен исключительно туризму.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://hook.report/2021/01/mir-drujba-jvachka/

Показать все новости с: Си Цзиньпином

26.01.2021 13:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
37%

кыргызстанцев живут за чертой бедности

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Август 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31